Чау-чау съедобная собака

Заблуждение 1.Чау – «мясная порода» (возможны варианты – чау выведены «на мясо» или чау разводились ради мяса и меха).

Наверное, это один из самых «обидных» мифов для любителя этой замечательной породы. Ведь именно исходя из этого, в общем-то, ложного утверждения (доказательства ниже), проистекают и многие другие мифы о чау-чау, бытующие у самых разных людей.

Итак, начнем с начала. Хотелось бы напомнить, что история этой породы насчитывает более 2000 лет, за которые чау мало изменились, сумев сохранить природную чистоту инстинктов, тонкую психику и удивительное генетическое разнообразие.Что творилось в то время, когда сформировалась психологические и физиологические особенности этих собак, хорошо известные и ценимые чауводами и поныне, разумеется не знает никто. Однако достоверно известно, что основные сведения о разведении чау пришли к нам из древних буддистских монастырей, где велись племенные книги этих собак. Известно, что стаи голубых чау (особенно почитавшихся служителями Будды) несли караульную службу, а также легенды говорят о том, что чау участвовали в медитациях как связующая нить между двумя мирами. Близость с чем-то потусторонним напоминает и легенда о происхождении синего языка – ведь именно чау было позволено при сотворении мира лизнуть небо (приобщиться к высшему…). Кстати, удивительная энергетическая мощь этих собак удивляет до сих пор – иногда чау достаточно просто пристально посмотреть, чтобы передать свои желания или ощущения. Чау, даже маленькие щенки, очень точно распознают и намерения приближающихся к ним людей, и ведут себя соответственно.

Происхождение чау, как, наверное, никакой другой породы, овеяно легендами. В их возможной родословной можно найти самых удивительных животных – от полумифической древнейшей canis palustris (болотная собака) – родоночальника всего собачьего племени, до древних полярных волков, и даже медведей. Прийдя из Монголии, чау распространились в Манчжурии и Китае, и стали там любимцами семьи, а также выполняли сторожевые функции наряду с тибетскими мастифами (которых тоже можно найти в предположительном генеалогическом древе чау-чау). Использовали их также и как пастушьих, и даже ездовых собак. Спектр инстинктов чау (как очень близкой к своим древним диким предкам) очень широк, и есть сведения о том, что несколько чау вполне могут (и успешно делали это в свое время под руководством практичных китайцев) завалить крупного зверя – волка, медведя… Благородные чау почитались и китайскими императорами – зафиксированы данные о стае в пять тысяч чау императора династии Тан, за которыми ухаживало 10 000 человек.

Почему же чау в в сознании обывателя настолько стойко ассоциируются с «китайской едой»?
Надо отметить, что уже в самой формулировке изначально есть ошибка. Она, с одной стороны, говорит о поверхностности суждения, а с другой – очень обижает современных китайцев. Дело в том, что хотя в Китае действительно (и в общем-то до сих пор) едят фактически все, имеющее биологическое проихождение (вопрос цены), собаки все-таки занимают особое положение. Они – друг семьи, повод для гордости и признак достатка (только недавно их разрешили держать всем желающим и несколько снизили налоги, но по-прежнему, породистые собаки стоят очень дорого). В средние же века в приданое богатым невестам действительно полагались 5-6 чау, однако отнюдь не в качестве свадебной трапезы, а дарили их как «хранителя очага» и источника прекрасной шерсти для прядения. Национальным же блюдом семейство собачьих является в Корее (где чау вовсе не были распространенным явлением), а не в Китае. Возможно, для нас, живущих на другом конце света, это не кажется столь принципиальным, но тем не менее. Справедливости ради надо отметить, что рестораны, в меню которых входили и корейские блюда, в Китае были достаточно распространены со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И все же в некоторых районах Китая в средние века действительно существовали собачьи фермы, где животных выращивали «с производственными целями». Но, скорее всего (вспомним опять-таки практичность китайцев!) это были не чистокровные чау (слишком дорогое удовольствие), а полукровки. Имея одного дорогого производителя чистых кровей, можно было получать большое поголовье промсобак (их от этого не менее жалко, но культуры на Земном шаре встречаются самые разные, и не нам их все судить), которые имели специфический обмен веществ, близкий к чау, но были дешевыми и доступными. В этом случае, конечно, о внутреннем всесторонне развитом «я», которое и является удивительным свойством чау, и которое культивировалось изначально при разведении этой породы, речи не шло.
А еще нашим чаушкам не повезло с названием! Кроме всего прочего, к ним еще и прилепилось имя chow, что в английском языке, действительно, означает «что-то съедобное», и хотя «chow-chow» означает «всякая-всячина», многие воспринимают это название как подтверждение назначения породы. И первых чау показывали в зоопарке в Англии под именем «китайская съедобная собака» (кстати, та первая пара по всем данным весьма мало походила на современых чау, и потомства не оставила – может быть она как раз и имела какое-то отношение к собачьим фермам?). А ведь всего-то дело в китайском языке, в котором смысл слова изменяется не только в зависимости от произношения (как в европейских языках), но и от интонации! Эта лингвистическая тонкость и внесла сумятицу в самоопределение этих собак в Европе. На вопрос «как называется эта собака» европеец в Китае получил ответ – в нашей транскрипции это должно было быть что-то типа «чао-чао» — т.е. «собака, которая все видит, все слышит». (Кстати, современные китайцы назвали мне эту породу «се-гао» (я услышала именно так, извините, интонацию, которая имеет значения передать не могу), а пояснили, что дословно это можно было бы перевести как «благородная собака, похожая на льва»…) И вот – чау и чао так похожи, что и превратилась «сторожевая» собака в «съедобную» на всю оставшуюся (или начинавшуюся) европейско-американскую жизнь.

Н-да, кенгуру повезло в этом плане больше – хотя многие их с удовольствием едят до сих пор, их название означает всего лишь «я вас не понимаю» на языке аборигенов…(история происхождения названия – та же, что и у чау – вопрос пришельца, только результат не столь плачевный). Добавили и китайско-английские надписи в документах, перевозивших грузы, в которых встречающиеся там собаки обозначались как та сама «всякая-всячина», что и зафиксировали при выборе официального имени новой породы – chow-chow.

Обсуждая эту щекотливую тему, которую однако обойти не удается в 95% случаев общения с людьми, не знающими породу (да и, к сожалению, среди некоторых разводящих чау такое тоже встречается — надеюсь, что исключительно по недостатку времени на изучение истории породы, которой занимаются, что все равно странно), всегда хочется напомнить людям об их собственной истории.
Прежде чем бросить вслед благороднейшему созданию собачьего мира – «мясная собака» (а то и еще что похлеще), посмотрите в зеркало – до сих пор существуют на земле племена людей-каннибалов, отдельные рецидивы случаются и в цивилизованном мире, а уж несколько веков назад (да что, там – а 30-е годы?) – это и вообще было весьма известное явление. От этого мы себя, любимых, меньше уважать не стали, и никто не осмеливается писать о человеке: «появился для еды себе подобным»… Поэтому не стоит возводить в культ печальные страницы истории, которые есть и у очень многих других замечательных пород.

Давайте, будем мудрее и научимся видеть, а не только смотреть!

Синонимы. Съедобная (необыкновенно вкусная) собака.

Страна происхождения. Китай (Великобритания).

Общий вид. Среднего размера, массивная, компактная, гармонично сложенная собака, внешностью в профиль напоминающая льва, а спереди — медведя; настороженная и бдительная. Характерной особенностью породы является густая, длинная, не прилегающая, вертикально стоящая шерсть, уникальная ходульная походка и иссиня-черный язык. Собака держится независимо, гордо, с большим достоинством. Чау сдержан в проявлении своих чувств.

Половой тип. Хорошо выражен. Кобели крупнее, мужественнее, массивнее, с более обильной шерстью. Суки чуть легче по сложению.
Недостатки. Небольшие отклонения от полового типа.
Пороки. Резкие отклонения от полового типа.

Особенности поведения и характера. Собака энергичная, активная, выносливая, бесстрашная, преданная владельцу, настороженная к посторонним, с независимым и самоуверенным характером.
Недостатки. Заторможенность, робость, повышенная возбудимость.
Пороки. Чрезмерная злобность, трусость, флегматичность.

Тип конституции. Крепкий, с элементами сырости. Костяк массивный, мускулатура хорошо развитая, кожа свободная, пигментированная.
Недостатки. Некоторая легкость и сухость сложения, недостаточно сильная мускулатура.
Пороки. Легкий костяк, излишняя сухость или рыхлость и
сырость сложения.

Рост и вес. Средняя высота в холке — 43—50,8 см, средний
вес — 20—32 кг.
Пороки. Высота в холке ниже 43 см.

Формат. Квадратный. Индекс формата — 100—103.
Пороки. Укороченный или растянутый формат; приземистость или высоконогость.

Шерстный покров.

Длинношерстный чау-чау
Шерсть обильная, длинная, густая, прямая, вертикально стоящая. Покровная шерсть жесткая и упругая. Подшерсток мягкий, густой и пушистый. На шее и холке более длинная шерсть образует пышный воротник или гриву, на предплечьях — пышные очесы, на задней поверхности бедер — штаны и роскошно одетый хвост.
Недостатки. Редковатая, мягковатая, слегка волнистая, коротковатая, несколько прилегающая шерсть; слабоватый подшерсток.
Пороки. Короткая, волнистая, плотно прилегающая, со слабым подшерстком шерсть; отсутствие украшающей шерсти на шее, холке, конечностях и хвосте.

Короткошерстный чау-чау
Шерсть более короткая, плотно прилегающая, с хорошо выраженным подшерстком и слабо выраженным украшающим волосом, чуть более длинным на шее, холке, задней поверхности конечностей и хвосте.
Пороки. Длинная, не плотно прилегающая шерсть с хорошо выраженным украшающим волосом, редкая, мягкая шерсть.

Окрас. Однотонный или с чуть более светлым оттенком украшающего волоса (на воротнике и очесах, штанах и на хвосте): красный (от светло-золотистого до махагонового), черный, голубой, коричный (от светлого желтовато-коричневого до темно-коричневого) и кремовый (включающий редко встречающийся белый, как осветленный цвет слоновой кости).
Недостатки. Неравномерный окрас, желтоватый или бледно-палевый налет на ушах у белых собак.

Голова. Большая, массивная, пропорциональная размеру собаки. Кожа на лбу и под глазами свободная, образует не слишком тяжелые и массивные складки. Череп широкий, плоский между ушами. Переход от лба к морде умеренный. Линии черепа и морды параллельны. Морда средней длины (чуть меньше длины черепа, но не менее 1/3 длины головы), широкая и глубокая на всем протяжении, не суживающаяся, квадратная, хорошо заполненная под глазами. Мочка носа большая, широкая, черная, за исключением палевых, голубых и оленьих собак, у которых она может быть в тон основного окраса. Губы мясистые, толстые, с черной каймой. Верхняя губа прикрывает нижнюю челюсть, но не свешивается за нее и не образует «карманов» в углах рта. Пигментация слизистой полости рта и языка является крайне важным, характерным признаком породы: спинка языка иссиня-черная, края — голубовато-черные, слизистая щек, нёбо и десны — полностью черные. У собак светлых окрасов десны могут быть лавандовыми.
Недостатки. Легковатая, суховатая или сыроватая голова, чуть выпуклый лоб, длинноватая, узковатая морда, суховатые губы.
Пороки. Легкая, сухая, не пропорциональная корпусу голова; округлый череп; сглаженный или резкий переход от лба к морде; излишне короткая или длинная, узкая, острая (лисья) морда; брыластость; светлая или пятнистая пигментация полости рта (лилово-розово-лавандовая или бледно-голубая).

Уши. Небольшие, умеренно толстые, стоячие, треугольной формы, со слегка закругленными концами, высоко и широко поставленные, слегка наклонены вперед.
Недостатки. Великоватые или маловатые уши, узковато или излишне широко поставленные, с заостренными концами; тонкие уши.
Пороки. Мягкие, развешенные уши.

Глаза. Небольшие, овальные, косо и достаточно глубоко посажены, темно-коричневые, с восточным выражением. Складки кожи на лбу и выступающие надбровные подкожные бугорки придают собаке угрюмый вид. Светлые глаза допускаются только у собак голубого и оленьего окрасов. Веки сухие, плотно прилегающие, с черной окантовкой.
Недостатки. Прямовато поставленные, светловатые глаза (кроме чау голубых и оленьих окрасов).
Пороки. Большие, выпуклые, прямо поставленные или слишком мелкие, утопленные и невыразительные глаза; разноглазие; сырые веки; эктропия, энтропия или протрузия третьего века.

Зубы. Крепкие, белые, в комплекте. Резцы расположены на одной линии. Прикус ножницеобразный.
Недостатки. С небольшим желтым налетом, мелковатые, стертые не по возрасту зубы, резцы расположены не строго в линию.
Пороки. Редкие, мелкие, кариозные зубы, наличие диастем или сломанных резцов, если это мешает определению правильности прикуса.

Шея. Массивная, сильная, средней длины, достаточно высоко поставленная, с выраженным загривком. Кожа свободная, но без тяжелого подвеса.
Недостатки. Коротковатая, длинноватая, суховатая шея.
Пороки. Короткая, загруженная или рыхлая, слишком длинная, сухая, низко поставленная шея.

Холка. Выражена, переходит в прямую линию верха. Лопатки мускулистые, отвесно поставлены (под углом 55° к горизонту), плотно прилегают к спине.
Пороки. Слабая, сырая, загруженная, узкая или слишком длинная холка; свободные или острые лопатки.

Спина. Короткая, прямая, широкая, сильная, мускулистая.
Недостатки. Длинноватая, слабоватая, слегка выпуклая или мягковатая спина.
Пороки. Длинная, узкая, слабая, провисшая или горбатая спина.

Поясница. Короткая, мощная, широкая и глубокая, мускулистая, слегка выпуклая.
Недостатки. Слабоватая, длинноватая, узковатая поясница.
Пороки. Слабая, длинная, узкая, провисшая или горбатая поясница.

Круп. Короткий, широкий, мускулистый, округлый, почти горизонтальный.
Недостатки. Умеренно скошенный, узковатый круп.
Пороки. Длинный или укороченный, узкий, резко скошенный или горизонтальный круп.

Хвост. Средней длины, толстый у основания, постепенно утончающийся к концу, высоко поставлен, закинут на спину, прямо и плотно лежит на ней. Допускается небольшой изгиб кончика хвоста.
Недостатки. Низковато поставленный, недостаточно плотно прилегающий к спине, с бедноватой оброслостью хвост.
Пороки. Низко поставленный, свисающий, не прилегающий к спине, с плохой оброслостью хвост.

Грудь. Широкая, глубокая, мускулистая, овального сечения, с округлыми, но не бочкообразными ребрами. Соколок груди слегка выдается за линию плечелопаточных суставов.
Недостатки. Узковатая, мелковатая, плосковатая грудь. Пороки. Длинная, узкая, мелкая, бочкообразная грудь.

Живот. Умеренно подтянут. Пах глубокий.
Недостатки. Прямой живот.
Пороки. Резко подтянутый или опущенный живот.

Передние конечности. Прямые и параллельные друг другу. Довольно широко поставленные, с массивным костяком. Длина конечностей немного меньше половины высоты собаки в холке. Плечи мускулистые, плечелопаточный угол 110°. Локти плотно прижаты к груди, направлены назад и расположены прямо под холкой. Предплечья прямые, умеренно длинные, пясти крепкие, короткие, вертикально поставленные.
Недостатки. Узковатый постав, некоторое отклонение от параллельного постава, чуть вывернутые локти, слегка наклонные пясти.
Пороки. Те же отклонения, но выраженные в резкой форме; широкий фронт, слабые, длинные, наклонные пясти, козинец.

Задние конечности. Сильные, мускулистые, с крепким костяком, прямые, слегка оттянуты за линию седалищных бугров, поставлены параллельно друг другу и достаточно широко. Углы сочленений распрямлены. Голени короткие. Скакательные суставы низко опущены (собака как бы обута в маленькие меховые сапожки). Плюсны короткие, отвесные.
Недостатки. Небольшие отклонения от указанного постава.
Пороки. Слабый костяк и мускулатура; узкий постав конечностей; выраженные углы сочленений; высокое расположение скакательных суставов; длинные, наклонные плюсны.

Лапы. Небольшие, круглые, компактные, с толстыми, крепкими подушечками, направлены строго вперед. Пальцы сводистые, плотно сжатые, когти касаются земли, черные.
Недостатки. Мягкие лапы с недостаточно плотно сомкнутыми пальцами.
Пороки. Плоские, распущенные, длинные лапы; размет или косолапость.

Движения. Шаг короткий, прямолинейный, походка ходульная. Движения задних конечностей подобны движению маятника за счет сглаженных углов сочленения и широкого постава задних конечностей.
Недостатки. Недостаточная ходульная походка.

Дисквалифицирующие пороки. Крипторхизм; двухцветный, пегий или пятнистый окрасы; пятнистая, депигментированная или любого другого окраса, кроме черного, мочка носа, кроме
голубых чау, у которых она может быть чисто-голубой или грифельной; спинка или края языка красные, розовые, с одним или несколькими красными или розовыми пятнами; висячие, полустоячие уши или поставленные верхушками параллельно черепу (одно или оба); все отклонения от ножницеобразного прикуса; закрученный кольцом или опущенный хвост; отсутствие ходульной походки.

Copyright © 2009
При использовании материалов сайта, ссылка —
Московский Ветеринарный WEB-Центр обязательна.

Собака, лизнувшая небо. Часть 1

Наверное мало найдется людей, которые, увидев в детстве картинку чау-чау в книжке, не восхищались красотой этой необычной собаки, так не похожей даже внешне на других. В последнее время количество чау-чау резко возросло. Сейчас уже фактически не услышишь на улице вопроса «Что это за порода?», как это было лет пять назад. Породу окружающие уже определяют без труда, хотя по-прежнему почти на каждой прогулке я слышу замечания, вопросы и комментарии самого разного характера – от умиления до недалеких насмешек. К сожалению, у обывателей закреплено очень специфическое мнение об этих собаках.

Такой образ сформировался, по-видимому, во времена, когда изучение породы только начиналось, и, как все, не вписывающееся в среднестатистические образы, вызывал удивление, недоумение, а иногда и неприятие. Именно поэтому мне захотелось познакомить интересующихся со своим восприятием чау-чау, которых я изучаю восемь лет и живу с ними бок о бок в течение последних шести лет. Чаще всего мне приходится опровергать в разговорах со знакомыми и незнакомыми людьми пять наиболее распространенных заблуждений о чау-чау. Вот как это выглядит.

Заблуждение 1. Чау – «мясная порода»

Наверное, это один из самых «обидных» мифов для любителя этой замечательной породы. Ведь именно исходя из этого, в общем-то, не совсем корректного утверждения (доказательства ниже), проистекают и многие другие мифы о чау-чау, бытующие у самых разных людей. Итак, начнем с начала. Хотелось бы напомнить, что история этой породы насчитывает более 2000 лет, за которые чау мало изменились, сумев сохранить природную чистоту инстинктов, тонкую психику и удивительное генетическое разнообразие. Что творилось в то время, когда формировались психологические и физиологические особенности этих собак, хорошо известные и ценимые чауводами и поныне, разумеется, не знает никто.

Однако достоверно известно, что основные сведения о разведении чау пришли к нам из древних буддистских монастырей, где велись племенные книги этих собак. Известно, что стаи голубых чау (особенно почитавшихся служителями Будды) несли караульную службу, а легенды говорят о том, что чау участвовали в медитациях как связующая нить между двумя мирами. Близость с чем-то потусторонним напоминает и легенда о происхождении синего языка – согласно притче, именно чау было позволено при сотворении мира лизнуть небо (приобщиться к высшему…). Кстати, удивительная энергетическая мощь этих собак удивляет до сих пор – иногда чау-чау достаточно просто пристально посмотреть, чтобы передать свои желания или ощущения. Чау, даже маленькие щенки, очень точно распознают и намерения приближающихся к ним людей, и ведут себя соответственно.

Происхождение чау, как, наверное, никакой другой породы, овеяно легендами. В их возможной родословной можно найти самых удивительных животных – от полумифической древнейшей canis palustris (болотная собака) – родоночальника всего собачьего племени, до древних полярных волков, и даже медведей. Придя из Монголии, чау распространились в Манчжурии и Китае, и стали там любимцами семьи, а также выполняли сторожевые функции наряду с тибетскими мастифами (которых тоже можно найти в предположительном генеалогическом древе чау-чау).

Использовали их также и как пастушьих, и даже ездовых собак. Спектр инстинктов чау, сохранившего близость к своим древним диким предкам, очень широк. Есть сведения о том, что несколько чау вполне могут (и успешно делали это в свое время под руководством практичных китайцев) завалить крупного зверя – волка, медведя…Благородные чау почитались и китайскими императорами – зафиксированы данные о стае в пять тысяч чау императора династии Тан, за которыми ухаживало 10 000 человек.

Почему же чау в сознании обывателя настолько стойко ассоциируются с «китайской едой»? Надо отметить, что уже в самой формулировке изначально есть ошибка. Она, с одной стороны, говорит о поверхностности суждения, а с другой – очень обижает современных китайцев. Дело в том, что хотя в Китае действительно (и до сих пор) едят фактически все, имеющее биологическое происхождение (вопрос цены), собаки все-таки занимают особое положение. (Кстати, данный факт проверен мною лично во время посещений «Поднебесной»).

Они – друг семьи, повод для гордости и признак достатка (только недавно их разрешили держать всем желающим и несколько снизили налоги, но по-прежнему породистые собаки стоят очень дорого). В средние же века в приданое богатым невестам действительно полагались 5-6 чау, однако отнюдь не в качестве свадебной трапезы, а дарили их как «хранителя очага» и источник прекрасной шерсти для прядения. Национальным же блюдом семейство собачьих является в Корее (где чау вовсе не были распространенным явлением), а не в Китае. Возможно, для нас, живущих на другом конце света, это не кажется столь существенным, но для самих китайцев — вопрос достаточно принципиален. Справедливости ради надо отметить, что рестораны, в меню которых входили и корейские блюда, в Китае были достаточно распространены со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Читайте так же:  Чихуахуа и новый год

И все же в некоторых районах Китая в средние века действительно существовали собачьи фермы, где животных выращивали «с производственными целями». Но, скорее всего (вспомним опять-таки практичность китайцев!) это были не чистокровные чау (слишком дорогое удовольствие), а полукровки. Имея одного дорогого производителя чистых кровей, можно было получать большое поголовье промсобак (их от этого не менее жалко, но культуры на Земном шаре встречаются самые разные, и не нам их все судить), которые имели специфический обмен веществ, близкий к чау, но были дешевыми и доступными. В этом случае, конечно, о внутреннем всесторонне развитом «я», которое и является удивительным свойством чау и которое культивировалось изначально при разведении этой породы, речи не шло.

А еще нашим чаушкам не повезло с названием! Кроме всего прочего, к ним еще и прилепилось имя chow, что в английском языке, действительно, означает «что-то съедобное», и хотя «chow-chow» означает «всякая-всячина», многие воспринимают это название как подтверждение назначения породы. И первых чау показывали в зоопарке в Англии под именем «китайская съедобная собака» (кстати, та первая пара по всем данным весьма мало походила на современных чау и потомства не оставила – может быть, она как раз и имела какое-то отношение к собачьим фермам?).

А ведь всего-то и дело в китайском языке, в котором смысл слова изменяется не только в зависимости от произношения (как в европейских языках), но и от интонации! Эта лингвистическая тонкость и внесла сумятицу в самоопределение этих собак в Европе. На вопрос «как называется эта собака?» европеец в Китае получил ответ – в нашей транскрипции это должно было быть что-то типа «чао-чао» — т.е. «собака, которая все видит, все слышит». (Кстати, современные китайцы назвали мне эту породу «се-гао» (я услышала именно так, извините, интонацию, которая имеет значение, передать не могу), а пояснили, что дословно это можно было бы перевести как «благородная собака, похожая на льва»…) И вот результат – «чау» и «чао» так похожи, что и превратилась «сторожевая» собака в «съедобную» на всю оставшуюся (или начинавшуюся) европейско-американскую жизнь.

Н-да, кенгуру повезло в этом плане больше – хотя многие их с удовольствием едят до сих пор, название прыгунов означает на языке аборигенов всего лишь «я вас не понимаю» …(а история происхождения названия – та же, что и у чау: вопрос пришельца, только результат не столь плачевный). Внесли свой вклад и китайско-английские надписи в документах, перевозивших грузы, в которых встречающиеся там собаки обозначались как та самая «всякая-всячина», что и зафиксировали при выборе официального имени новой породы – chow-chow.

Обсуждая эту щекотливую тему, которую, однако, обойти не удается в 95% случаев общения с людьми, не знающими или не понимающими породу, всегда хочется напомнить людям об их собственной истории. Прежде чем бросить вслед благороднейшему созданию собачьего мира – «мясная собака» (а то и еще что похлеще), посмотрим в зеркало – до сих пор существуют на земле племена людей-каннибалов, отдельные рецидивы случаются и в цивилизованном мире, а уж несколько веков назад – это и вообще было весьма распространенное явление на многих территориях Земли. От этого мы себя, любимых, меньше уважать не стали, и никто не осмеливается писать о человеке: «появился для еды себе подобных»… Поэтому не стоит возводить в культ печальные страницы истории, которые есть и у очень многих других замечательных пород.

Заблуждение 2. Чау – свирепый зверь

Что ж, не будем вас разочаровывать – бойтесь, злые люди, покушающиеся на добро хозяина, свирепого чау-чау. По отношению к злоумышленникам чау пощады не знает. Но – только по отношению к ним. Чау – очень уравновешенные собаки. Они тщательно оценивают обстановку. Если замечено что-то настораживающее – чау предупреждают хозяина и окружающих характерным «похрапыванием» (лай раздается только в очень крайних случаях – если хозяин далеко или случилось что-то серьезное). Именно в этот момент лучше дать вашей собаке какой-то условленный между вами успокаивающий знак. Например, достаточно прикольную команду «не дыши», которая весьма расслабляюще действует на случайных нарушителей вашего спокойствия, которые привлекли внимание собаки, и у которых фырчание чау вызывает неприятные эмоции и ожидание нападения.

Чау чаще всего не агрессивны по отношению к другим собакам. Хотя конечно, кобель чау четко знает и охраняет свою территорию. Но первый чаще всего не нападает, конечно, если в детстве не получил хотя бы случайное поощрение на охрану от хозяина при встрече с другими собаками. При этом желание охранять усиливается у кобеля при прогулках с хозяйкой или другой собакой (особенно женского пола), которых, по его мнению, нужно защищать. В случае же провокации другой собаки померяться силой, спуску агрессору чау не дает. Суки еще более «коммуникабельны», и большинство хозяев спокойно гуляют с ними без поводка. При этом все-таки надо помнить о безопасности собаки (и во дворах случаются, увы, безбашенные водители), а также благоразумнее будет общаться в «проверенной» компании. В случае же появления незнакомой собаки спокойнее взять кобеля, да и суку, на поводок (но ни в коем случае не нервно притягивать собаку к ноге, заставляя ее невольно принимать позу вызывающего на бой – это непроизвольно заставит и вашу, и чужую собаку выяснять отношения).

Когда мне рассказывают о «злобных чау», которые нападают на других собак или (мне кажется нонсенсом, но наверное такое бывает у всех пород) на человека, я всегда думаю – а все ли сделал человек от него зависящее, чтобы объяснить собаке правила поведения в обществе – в человеческом, да и в собачьем. Много написано о необходимости социализации собак. Я убедилась, что в основном рассказы о злобности чау исходят от людей, которые не смогли (да, наверное, не сильно и хотели) найти с ними общий язык в силу разных обстоятельств. И от людей, пострадавших от таких горе-хозяев, — потому что ответственность, при всей изначальной мудрости, собаки вообще и чау-чау в частности лежит на хозяине. Собаку научить можно, а вот с людьми гораздо сложнее!

Выращивая щенков, мы всегда стараемся разбудить в детях самые светлые чувства по отношению к людям, потому что сторожевые и охранные инстинкты никуда не денутся. Чем больше маленький чаушонок чувствует человеческое тепло, тем более благодарной собакой вырастает он в дальнейшем, тем меньше поведенческих проблем возникнет у него в течение жизни. Это всегда надо помнить при выращивании щенков, а также учитывать «опыт общения» при выборе своего будущего питомца. Разумеется, каждая собака требует воспитания. Заводчик может заложить основы, но конечный результат зависит от непосредственного хозяина. У чау очень пластичная психика, и получить можно самый разный результат – в зависимости от цели и приложенных усилий. Воспитывая чау, надо всегда помнить о том, что серьезное прошлое этих собак требует ответственности от хозяина и тщательного воспитательного процесса, который, несомненно, облегчен огромной понятливостью этих собак и желанием доставить радость своему Хозяину.

И вот беда – кто-то боится, что чау будет слишком агрессивен (слишком серьезная собака), а кто-то сомневается в возможности дрессировки чау и использования его для «существенных» дел (слишком несерьезная собака). А ведь и то, и другое – не совсем верно. В комментариях к заблуждению 2 уже высказано мнение о правомочности утверждения о «свирепости» чау-чау. Что же касается обучаемости и «пользовательских» способностей чау, то, обратившись опять-таки к истории породы (а именно история развития породы определяет тот набор качеств, которые можно развить в собаке без особого труда) просто перечислю те многочисленные инстинктивные программы, которые заложены в чау-чау.

Итак:
1. Первые сведения об этих собаках – как о боевых собаках монголов. Мощь и сила хитроумного, послушного человеку бойца сохранилась, но поскольку в течение многих веков агрессия не культивировалась (как у современных бойцовых пород), то осталась лишь огромная преданность Хозяину, многосторонний ум и прекрасная реакция.

2. Племенным разведением чау занимались буддисты, и чау служили охранниками их храмов. Отсюда наиболее выраженный инстинкт – сторожевой. Но! Т.к. охранялись все-таки созерцающие монахи – то лай вы услышите в действительно важном случае, достойном вашего внимания. Причем, у большинства чау сознательная служба – это врожденное свойство. Спецподготовку проходить не нужно. Квартира, участок, дом, машина – под надежной охраной.

3. Использовались как пастушьи собаки. Отсюда, наверное, любовь к порядку. Этот факт надо учитывать и при выезде за город. От запаха (а уж тем более от присутствия) коз и овец чау слегка балдеют и готовы мчаться восстанавливать справедливость (коза должна быть в загоне!) невзирая ни на какие доводы рассудка. Так что лучше подобное поведение предотвратить с помощью поводка. Но если вы живете в сельской местности – вы вполне можете приучить вашего чау быть главным помощником в хозяйстве.

4. Использовались как ездовые собаки. Не сильно актуально в современных условиях, однако нужно помнить, что чау – мощные и выносливые. Их любовь полежать при первом удобном случае – лишь для экономии сил (и ваших затрат на питание). Наиболее практичные хозяева успешно обучают чау привозить дрова на свой любимый участок.

5. В свое время чау прославились и как замечательные охотники, причем как на птицу, так и на крупного зверя. Стайная охота на медведей, волков и т.п. наложила отпечаток на поведение и современных, даже одиночных, чау. Стая чау «закручивает» жертву, а потом члены группы наносят по очереди одиночные удары, которые выматывают и дезориентируют зверя, затем сильным ударом его сбивают с ног, и, почти бескровно, (укус чау – прокрут с повреждением внутренних, а не внешних тканей, а следовательно – внутренними гематомами), противник бывает побежден. Поэтому, если все-таки чау вынуждают драться (увы, такое случается, хотя чаще все-таки не по инициативе вальяжных и полных достоинства чау), они весьма серьезно способны постоять за себя, мгновенно превращаясь из медлительного увальня в молниеносно движущегося воина. Есть сведения о зарубежном питомнике смуфов (короткошерстный чау), которые прекрасно выполняют и функции ретривера (подноска предметов).

6. Прекрасный нюх и сообразительность позволяет наслаждаться обществом чау заядлым «лесолюбам». Если вы любитель «тихой» охоты – советую вам научить чау искать нужные вам грибы (проверено практикой). У них это прекрасно получается, они подзывают вас к найденному грибу характерным фырканьем. Кроме того, в лесу чау всегда предупредит вас о приближающемся человеке, но отходить далеко не будет. Может, правда, увлечься следом (все-таки охотник есть охотник), но уходит недалеко и возвращается при оклике. Ну а уж доказывать, что чау – прекрасный компаньон, способный тонко чувствовать настроение хозяина, я не буду. Это можно почувствовать, только имея Своего Чау. Постороннему эти собаки не открывают тайн своей души. Поэтому наблюдая на прогулке за чужими чау-чау, вы сможете только оценить разнообразие характеров, но до конца прочувствовать загадку Восточного Мудреца вам не придется. Напомню только еще разок, что близость истоков породы к восточной философии наложила серьезный отпечаток на сознание чау и привнесла в их ауру положительную энергетику потрясающей силы.

И о дрессировке. Очень важно с самого начала установить с такой собакой контакт и взаимопонимание, прислушавшись сердцем к тем сигналам, которые посылает вам чау с первых дней общения. И тогда он усвоит любые навыки, которые вы хотите у него видеть. Но и будет их выполнять не как рефлекторная заводная игрушка, а осмысляя и обдумывая. Поэтому очень важно, чтобы чау понимал – ЗАЧЕМ вы даете ту или иную команду (именно поэтому команда «голос» самая сложная для чау – ведь лаять просто так чау не умеют). Чем больше вложить любви в свою собаку – тем полнее будет и отдача. Чау – благодарнейший ученик с высочайшим уровнем интеллекта.

К сожалению, большинство пособий по дрессуре собак не рассчитаны на общение, скорее на выработку навыков подчинения. Поэтому и нужно очень осторожно фильтровать и адаптировать встречающиеся вам советы по дрессировке к вашему любимцу. Можно обратиться и к профессионалу — чау могут даже участвовать в соревновании по аджилити – была бы здоровая собака, да желание хозяев. Тогда нужно выбирать человека, знающего особенности породы и имеющего успешный опыт подобной дрессировки. Впрочем, те, кто породу не знает, вряд ли возьмутся за дрессировку чау, рассказав вам массу баек о невозможности подобного процесса. Исходя же из личного опыта, могу сказать, что щенки в 2,5 месяца обучаются командам «сидеть», «принеси мячик» и «дай лапу» в течение 1 недели, занимаясь по 5 минут два раза в день. Прекрасно обучаются и взрослые собаки, хотя для этого нужно сначала понять индивидуальные особенности уже сформировавшегося характера каждого индивидуума и найти свой «ключик».

В заключение хотелось бы предостеречь от еще одного подводного камня, подстерегающего людей, не осознающих до конца – кто же это, чау. Плюшевые медвежата – щенки достаточно быстро превращаются в подростков, определяющихся в этой жизни. Любовь должна быть разумной! А чтобы не допустить ошибок в воспитании, надо помнить о том, что утверждение «чау – чистая декорация» является мифом.

Людмила Веденеева
Канд.биол.наук
Питомник «Ингрия Ленд Гард» (СПб)
8-921-745-71-25

Среди огромного многообразия пород собак чау-чау, пожалуй, стоит особняком. То ли медвежонок, то ли львенок. А по характеру вообще – ласковая и самостоятельная кошка. Чау-чау — отличный спутник для тех, кто любит спокойствие.

В этой собаке все необычно: и роскошный, из мягкой шерсти, воротник, и большая голова с морщинками и печальным выражением морды, и очень низкий, грубый лай. Но самое удивительное – фиолетовая окраска языка. Причина такой окраски до сей поры не нашла своего объяснения.

Откуда такое название

Есть такая легенда. Когда-то давно, встретив в Китае собаку с обликом льва, европеец спросил, как она называется. Китаец ответил «чао-чао», что означало, что это собака, которая все видит, очень осторожна, хитра, проворна и сильна. Еще это слово означало: хорошая съедобная собака. Но европеец не смог различить тонкие оттенки китайских гласных звуков и за породой закрепилось название «чау-чау».

Вначале чау-чау считались боевыми собаками. Но время шло, и собаки стали терять свое значение как боевые и охотничьи. Их стали использовать на мясо и мех. Поэтому у чау-чау есть второе название – китайская съедобная собака.

В России чау-чау появились сразу после войны. Порода приобрела статус декоративной. Но из-за того, что не все собаководы смогли воспитать своего питомца, за породой закрепился статус неуправляемой.

Собака-кошка

Жесткая дрессировка для чау-чау не годится. Дрессура вызывает в нем сопротивление и упрямство. Вы не добьетесь любви собаки при помощи лакомств и не сломите ее сопротивление побоями и грубым обращением. Чау – пес совершенно самостоятельный и независимый, с крепкими нервами, величественный и серьезный. А еще он очень преданный пес.

Чау-чау очень аккуратен и чистоплотен. Несмотря на обилие шерсти, линяет раз в году, весной. Вычесывая собаку, можно получить 500-600 г мягкого пуха.

Дома чау не доставит хлопот: не порвет шторы, не погрызет углы диванов и шкафов, ходит бесшумно, как кошка. На улице сторонится луж, чтобы не испачкаться.

В семье, в которой живет, чау сам выбирает хозяина и, будучи однолюбом, сохраняет только к нему безграничное доверие и любовь. Когда хозяин возвращается домой, питомец встречает его бурно и весело, в остальных же случаях очень сдержан, симпатию проявляет касанием носа, еле слышным поскуливанием.

В случае, если хозяин надолго уезжает, собака становится хмурой и безразличной к жизни. Привязанность чау может заслужить только очень добрый и сердечный человек.

Интересно поведение чау. Он понимает малейший приказ, кивок, движения рук и глаз, но делает вид, что ничего не видит и не слышит. Если приказ поступил от хозяина, собака послушается и придет, но не сразу. Если прикажет кто-то другой – проигнорирует.

Чау очень любит ласковые слова. Когда его ругают, он обижается и уходит. Но от обид отходит быстро. Первый признак общения – собака у ваших ног.

Чау-чау в быту

Им следует придерживаться особой диеты, поскольку здоровье этих собак имеет несколько слабых мест. Уход за чау-чау значительных усилий не потребует, главным образом следить предстоит за состоянием шерсти и глаз плюшевых мишек. Если соблюдать элементарную гигиену, проблемы с глазами вас не побеспокоят, а для облегчения ухода за шерстью вы можете использовать такую услугу, как стрижка собак. Но не увлекайтесь модными тенденциями собачьих причесок, следует только обработать волосы на лапах, выровнять «рукава», аккуратно подправить гриву и штанишки.

Эта собака, являя собой потрясающее творение природы, красива в своей естественности.

Чау-чау считается одной из древнейших пород собак, и проведенный анализ ДНК подтверждает это [1]. Исследование показывает, что она является одной из первых примитивных пород эволюционировавших от волка, как считается, в засушливых степях северного Китая и Монголии. На китайском барельефе 150 года до н. э. изображена охотничья собака внешне схожая с чау. Позднее чау-чау стали использоваться как собаки для охоты, оленеводства, охраны и даже в качестве ездовых собак.

Чистокровная линия чау-чау поддерживалась в буддийских монастырях, где занимались разведением породы и вели особые журналы, по своей сути — родословные книги чау-чау. Освежение кровей осуществляли путем обмена производителями между монастырями.

Первое описание чау-чау привёз в Европу итальянский путешественник Марко Поло, проживший долгое время в Тибете. Из-за закрытости китайского государства от внешнего мира, следующий раз известия о чау-чау пришли в Европу лишь в 1785 г. из книги о природоведении Гильберта Уайта.

Первая чау-чау появились в Англии в 1830-x годах. Тогда на них обратили внимание английские разводчики собак, которые и занялись улучшением этой породы. Гордый и царственный чау-чау, которого мы видим сегодня, это больше продукт того, что сделали с чау-чау в Англии, чем древние китайские чау.

Чистокровных чау, вопреки распространённому мнению, в Китае, по всей вероятности, не ели — для еды использовались помеси, а чистокровные чау широко использовались как сторожевые собаки и для охоты на крупного зверя. В современной Северной Корее в сельских населённых пунктах употребляют в пищу специально разводимых чау-чау годовалого возраста. Как деликатес, по специальной заявке блюда из чау-чау могут подать в ресторанах Пхеньяна иностранным туристам.

Войти

О вкусовых пристрастиях корейцев к собачатинке

«Я всегда считала, возможно излишне оптимистично, — пишет Фишер в книге «Азбука гурмана» (1949), — что хотя бы по разу, но попробую все. Конечно, не от голода, заставлявшего в 1942 году моих друзей во Франции есть рагу из морских свинок, а из чисто гурманских побуждений». http://detectivebooks.ru/book/19206958/?page=3
Негативное отношение большинства людей к употреблению в пищу собак вполне объяснимо, ведь собаки являются героями множества литературных произведений, фильмов и передач, они спасают альпинистов и жертв пожаров, служат поводырями и просто охраняют дом.

Однако употребляя куриное мясо или крольчатинку, говядинку мы совсем не задумываемся о том, что этот обед тоже когда-то бегал, грелся на солнце, щипал травку и заботился о своем потомстве. Моральное право судить имеют, наверное, только вегетарианцы. Но давайте все же разберемся где, как и зачем едят собак. Культуру и традиции других народов нужно не просто понимать, но и уважать.

Читайте так же:  Переноски для чихуахуа

Издавна большой популярностью пользовались шолоитцкуинтли- голые собаки (собака без шерсти), за счет чего кожа кажется более теплой, чем у шерстяных пород.

В Корее вопреки утверждениям многих туристов, по утверждениям которых мясо предлагается на каждом углу, официально продажа собак запрещена. Мясо собак в Корее употребляется как деликатес или лекарство. По вкусу оно менее жирное, чем говядина и свининой и намного вкуснее.

Собак разводят в специальных инкубаторах на фермах точно также, как кур и свиней. В большинстве своем мясная порода- нуреонги. Как домашних животных их не содержат.

Отдаленно они напоминает чау-чау, которых также могут употреблять в пищу. Мясо считается блюдом для долголетия, средством сбалансировать внутренние энергии и легко перенести летнюю жару, содержит много витаминов группы А и В и способствует устранению проблем с пищеварением. Жир собаки содержит вещества, которые купируют заболевания легких, используется в качестве БАДа, помогает при кожных заболеваниях, болях в костях, при простуде.

Мясо является доступным источником животного легкоусваиваемого белка. В течение многих веков собачатина воспринималась как полезная и желанная еда. Во времена Конфуция и китайского философа Мэнцзы были известны фармацевтические достоинства собачатины. Ее употребляли при заболеваниях печени, малярии и желтухе. «Собачье вино» избавляет от усталости. Готовят мясо долго на медленном огне в специальном котле вместе с доуфу (творог из соевого молока) и овощами. Употребляют с рисом и соей.

«Мясными» животными собаки были еще у полинезийцев, которые на протяжении многих веков откармливали собак растительной пищей, в частности вареным корнем таро.

В 1870 году во Франции издали поваренную книгу, в которой были опубликованы десятки блюд из мяса собак. На сегодняшний день также существует множество рецептов, однако нельзя обойти тот факт, что мясо неправильно питавшейся собаки или приготовленное без соблюдения термической обработки может быть не только не полезным, но и вредным.

А вот «правильные» блюда и на вкус могут соперничать с многими изысками, и по цене не уступают- из собачатины с использованием вина готовится своеобразное кислое карри, а самое дорогое- суп с побегами бамбука- посинтхан, является отличным средством от простуды. Его едят только во второй половине лунного месяца. В это время оно укрепляет здоровье, тонизирует организм, в том числе укрепляет мужскую потенцию, и даже отводит несчастье!

Также пользуется спросом вяленое мясо в кусочках. Еще делают соусы, шашлыки, рагу.

Забивают мясных собак в возрасте от 6 до 12 месяцев, когда собака имеет оптимальный размер и пищевые качества. Способы забива такие же как и для других животных- перерезание глотки. Откармливают ее рисовыми отрубями и овощными отходами. Особое лакомство- язык черных чау-чау.

Нельзя, конечно упустить тот факт, что зачастую правила разведения мясных пород игнорируются спекулянтами и подвергаются необъяснимой человеческой жестокости, когда для якобы улучшения вкуса мяса подвязанную в мешке собаку избивают палками. У страдающего животного выбрасывается адреналин и это делает мясо особенно нежным. А до этого она содержалась в грязной клетке с такими же 5-6 ждущими своей смерти особями.

Как готовят эти самые блюда. Когда на улице жара, корейцы отдают предпочтение супу под названием посинтхан, который тоже имеет такой ингредиент, как собачье мясо. Жители говорят, что мясо друзей человека добавляет сил и здоровья их организмам.

Более шести с половиной тысяч поставщиков любимого корейцами мяса было в начале 21-го века. В день в стране продавали около двадцати пяти тонн собак — это более 8000 тонн в год.

В Южной Корее население без зазрения совести съедает более ста тысяч тонн собачатины каждый год. Поставщики далеко не все официальные.

Кроме собак корейцы еще едят курей, свиней и коров. Блог Рыбалыч считает, что вполне достаточно и традиционного мясного разнообразия, но корейцев фиг поймешь — странные они люди.

Защитники прав животных постоянно воюют с корейцами, не понимая как можно есть мясо собак. Корейцы же в свою очередь не могут понять, почему можно употреблять в пищу других животных, а собак нельзя.

Споры о несовместимости корейской кухни и западной этики — постоянно обговариваемая и острая тема в Южной Корее.

Овощи — неотъемлемая часть блюд из собачьего мяса.

Правительство Корее в 2005-м году предложило законопроект, в котором под табу попадали забои собак с особой жестокостью. Но употребление в пищу мяса из друга человека этот закон не отменял. Также в законе говорилось, что собак нельзя душить и убивать на виду у людей. Как можно их лишать жизни — об этом закон умалчивал.

Те, кто нарушит этот закон будут наказаны посредством заключения до полугода и штрафа в размере 2000 долларов. Кроме того планируется жестче контролировать санитарные условия в местах, где реализуют собачье мясо. Правительство считает, что это поможет свести к минимуму поступление в продажи мяса больных животных с улиц. Четырежды в год придется проверяться на вшивость предприятиям, которые занимаются торговлей собачатиной.

Рецепт этого блюда посикантон элементарный — мясо варится с листочками перилла, одуванчиками, разными специями и зеленым луком.

Favilla: и истории

Favilla: ЧАУ-ЧАУ — ОДНОЛЮБ С РАНИМОЙ ДУШОЙ У этой собаки необычная внешность: роскошный воротник из мягкой шерсти, массивная голова с морщинками и унылым выражением на морде. То ли львенок, то ли медвежонок. Другие отличительные черты породы — редкий, низкий, грубый, как бы давящийся лай и фиолетовая окраска языка (причина такой окраски пока не имеет достоверного объяснения). До сих пор не выяснено, был ли родиной чау-чау Китай или эта собака попала в Китай из Тибета и Маньчжурии. Предки ее, по-видимому, мастифы и северные ездовые собаки (лайки, хаски, поморские шпицы). Относительно названия породы существует такая легенда. Когда-то давно, встретив в Китае собаку с обликом льва, европеец спросил, как она называется. Китаец ответил: «Чау-чау» (по-китайски — chou-chou, по-английски — chow-chow). Правильнее было бы услышать «чао-чао», но европеец не смог различить тонкие оттенки китайских гласных звуков, и за породой закрепилось название «чау-чау». Сказав «чао-чао», китаец хотел ответить, что это собака, которая все видит, что она очень осторожна, хитра, проворна и сильна, короче — настоящая охотничья собака. А еще это слово обозначает: хороший, съедобный и ряд других понятий. Чау-чау вместе с пекинесами разводили во дворце китайских императоров. Наиболее древнее его изображение найдено на бронзовой чаше династии Шу (III век н.э.). Как следует из древнеиндийских, ассирийских и более поздних хроник, эти собаки были могучими и агрессивными. Кочевые племена называли их «львами с собачьими головами» и использовали для охоты на диких зверей, а также для охраны стад домашних животных. Чау-чау считались также боевыми собаками. Древняя китайская легенда, повествуя о вторжении кочевых племен в Северный Китай примерно во втором веке до нашей эры, говорит о том, что кочевники «привели с собой множество огромных, похожих на львов, собак с черными языками. Каждая такая собака подчинялась воину, который приканчивал врага, сбитого с ног огромной собакой». Историки упоминают о древних чау-чау как об исключительных животных, называя их «ман-ку», что означает «собака диких кочевников». С течением времени чау-чау как охотничьи и боевые собаки стали терять свое значение. Их начали использовать на мясо и мех. Отсюда другое название породы — «китайская съедобная собака». В Древнем Китае ели много собачьего мяса. Традиция сохранилась до сих пор. И хотя официальная продажа и закупка собачьего мяса здесь запрещены с 1915 года, этот запрет не всегда выполняется. В Европу первые известия о чау принес итальянский мореплаватель и путешественник Марко Поло (1254—1324). Он довольно долго жил в Тибете, где встречал не только тибетских догов, но и чау, и описывал эту собаку как милого друга семьи, ласкового ко всем ее членам, но подчиняющегося только одному из них. Что же послужило столь резкому переходу от охоты к декоративному прозябанию рабочей восточной породы собак? Виной всему оказалась мода на диковинки. Первые чау появились в Англии в 1780 году. Моряки привезли этих собак как экзотических зверей. До 1870 года их целенаправленным разведением не занимались. Отдельные экземпляры содержались в зоологических садах как полудикие собаки наравне с австралийским динго. Типичный чау был и в питомнике королевы Виктории. Его привезли из Китая в 1865 году. Английский «Кеннел-клуб» (старейшее в мире объединение собаководов) зарегистрировал первых чау в 1877 году как «китайских собак». В 1894 году порода получила современное название, а в 1895-м был организован первый английский клуб любителей чау-чау и утвержден первый стандарт породы, действующий и поныне. Эта собака стала популярной в высших аристократических кругах Англии, а затем и Америки, приобретая в результате селекции более изысканный европейский облик. В России первые чау-чау появились после 1945 года в Ленинграде и Москве. К сожалению, они были невысокого экстерьерного уровня. В 1970 году в нашу страну завезли немецких чау, а с 1980 года стали привозить и английских собак. Новая порода сразу приобрела статус декоративной. Однако не все собаководы смогли воспитать своего чау. И за собакой закрепился ярлык неуправляемой. Чау-чау — великолепный спутник того, кто любит спокойствие. Он величественный и серьезный, абсолютно самостоятельный и независимый, с крепкими нервами, не позволяющий поработить себя дрессировкой, а еще очень преданный. Движения у этой собаки ловкие, кошачьи. Когда она идет по бревну, то обхватывает его сбоку лапами, выпуская когти. Другие породы собак реагируют на чау-чау, как на волка, сторонясь его. В семье, в которой живет, чау сам выбирает хозяина и, будучи однолюбом, сохраняет лишь к нему неограниченное доверие и любовь. Бывает критичен к любимому человеку, замечает его промахи по отношению к себе, но все же прощает их. Когда хозяин возвращается домой, питомец встречает его весело и бурно, а в остальных случаях очень сдержан, симпатии проявляет почти незаметным касанием носа, еле слышным дружеским поскуливанием и дрожанием хвоста. Стоит также отметить, что это интровертная собака, она углублена в себя, созерцая происходящее рядом. В случае смерти хозяина чау становится хмурым и безразличным к жизни. Под внешним обликом величественной «собаки-льва» на самом деле скрывается по-детски ранимая душа. Привязанность чау может заслужить только добрый, сердечный человек. Чау-чау не рекомендуется брать в дом в позднем возрасте. И вот почему. Известный этолог К. Лоренц в книге «Человек находит друга» приводит классический пример: купив щенка чау в подарок жене на день рождения, он вынужден был подержать его некоторое время у своей сестры. За несколько недель щенок признал свою «временную» хозяйку и затем помнил ее всю жизнь и радовался ей как никому другому. Что касается послушания, то многие собаководы отмечают в поведении чау следующие черты. Он понимает малейший приказ, кивок, движения рук и глаз, но делает вид, что ничего не видит и не слышит. Если приказ поступил от хозяина или хозяйки, собака послушается и придет, правда не сразу. А если прикажет кто-то другой, то проигнорирует Жесткое воспитание для чау не годится. Оно вызывает в нем сопротивление и упрямство. Унижение и подлизывание ему чужды. Не стоит добиваться любви собаки с помощью лакомств, а также пытаться сломить ее сопротивление грубым обращением или побоями. Чау-чау исключительно чистоплотен. Несмотря на обилие шерсти, линяет один раз в году, обычно весной (вычесывая собаку, можно получить несколько сотен граммов отличного пуха). Дома не доставляет бытовых неудобств: не рвет шторы, не грызет мебель, ходит бесшумно. На улице во время дождя сторонится луж, чтобы не испачкаться. В снегу чувствует себя вольготно, делает в сугробах ямы и с удовольствием валяется в них. К чужим чау-чау недоверчив, однако агрессию не проявляет. Е. КОНЬКОВА, эксперт-кинолог. Источник «НАУКА И ЖИЗНЬ»

Шкода: Чау-чау Клубок истории Наверное, никакая другая порода собак не окружена таким количеством тайн и загадок, как чау-чау. Их история в изложении самых различных авторов более всего напоминает «Сказки тысячи и одной ночи». К сожалению, китайский император Ин Чжэн (259 — 210 гг. до н.э.) уничтожил китайскую литературу, а вместе с ней и все имевшиеся записи о разведении собак. Поэтому самым ранним свидетельством о породе принято считать обливную глиняную зеленую с позолотой статуэтку времен династии Хань (206 г до н.э. — 220 г. н.э.), которая хранится в Британском музее естественной истории. Эта фигурка изображает мощную, коренастую, короткошерстную собаку со стоячими ушами, закрученным хвостом и в шлейке, из чего можно сделать вывод, что она использовалась в качестве упряжной. Но вместе с тем фигурка настолько стилизована, что с уверенностью опознать в ней чау-чау — нельзя. Она с тем же успехом может изображать, например, любую древнюю лайкоидную собаку. В 1121 году до н.э. китайский император Wu-Wang вывел охотничью породу собак Ngao высотой 4 фута (122 см), которая имела сходство с чау. Об этом факте пишет швейцарский путешественник Макс Зибер в своей книге «Собаки Тибета» в конце XIX века (оставим утверждение относительно размеров собаки на его совести). В XI веке до н.э. при набегах татаро-монгольских племен (тюрко-монголов) на Китай их сопровождали «огромные, похожие на львов собаки с черными языками» (именно так Jung и Ti — вожди варварских племен описали своих собак), которые набрасывались на китайских воинов, сбивая их с ног. К сожалению, в точности восстановить последовательность происхождения пород азиатских собак сегодня не представляется возможным. Как бы то ни было, но чау-чау не являются собственно китайской породой, вероятно, их родина — Монголия, Синьцзян и Тибет. Предки чау появились в центральном Китае позже и, вероятнее всего, были преподнесены варварами в дар китайскому императору во время перемирия. Их бойцовые и охотничьи качества были высоко оценены не только самим императором, но и китайской знатью, которая поспешила украсить свои дворцы варварской диковинкой. Они с энтузиазмом занялись разведением этих необычных собак, с удивлением обнаруживая у них все новые и новые способности. И уже вскоре прародители чау не только использовались при облавах на крупного зверя, но и с успехом находили и даже(!) подавали подстреленную дичь. Император династии Тан в 700 году до н.э. держал огромный питомник похожих на современых чау-чау собак, в котором насчитывалось, по одним свидетельствам, 5000, по другим — 2500 особей, а штат питомника состоял из 10 000 охотников. В то время эти собаки стоили очень дорого и считались ценным подарком, а их даритель был вправе рассчитывать на благоволение со стороны знатной персоны. Однако все течет, все меняется, и когда эпоха великих сражений и великих охот канула в Лету, для дворцовых охотничьих собак наступили черные времена. Качество поголовья стало резко ухудшаться, зато количество, наоборот, резко возросло. Они широко распространились по всему Китаю и стали доступны даже крестьянам. Однако простым китайцам было не под силу прокормить огромных, мощных собак, поэтому крупные экземпляры были просто съедены, а для хозяйства оставлены более мелкие, что постепенно привело к общему снижению роста. При этом четвероногие потомки охотников и воинов сохранили свои лучшие рабочие качества: они широко использовались для охраны жилищ и имущества, пасли и охраняли стада, сопровождали караваны, перевозили грузы и, увы, служили пищей для вечно голодных жителей поднебесной. Надо отметить, что этой участи подверглись также и другие породы собак, однако в отличие от них предки чау, помимо мяса, давали еще и красивый, очень ценный мех, поэтому со временем возникли целые фермы, на которых мохнатых щенков откармливали рисом и овощами, а затем забивали. Так, постепенно эти собаки стали почти вегетарианцами(!) и приобрели специфический, свойственный только им обмен веществ. Манчжурские девушки, выходя замуж, получали в качестве приданого 5-6 пар чау-чау. Мясо собак употреблялось в пищу не только в Китае, но и в Корее до 1915 года, когда это было официально запрещено законом. Как пишет немецкий натуралист и путешественник профессор Бернгард Гржимек, «в 1880 году в Кантоне было 20 ресторанов, в которых подавались блюда исключительно из собачьего мяса.. Особенно вкусными считались черные чау-чау, а наиболее лакомым блюдом — их язык. Европейским туристам в китайских «чайных домиках» во внутренних районах Китая часто подавали запеченную ветчину, а по окончании обеда предъявляли весь окорок, который оказывался собачьим. В китайских деревнях существовало даже особое ремесло — свежевание собак.» К счастью, в XIII веке нашей эры на собак, которых для простоты мы будем называть чау-чау (хотя, разумеется, породы в современном виде и соответственно привычного нам названия еще не существовало), обратили самое пристальное внимание буддийские монахи, которые не только держали этих собак для охраны и охоты, но и серьезно занялись их разведением. В горных монастырях Тибета и внутренней Монголии в течение нескольких веков велись племенные книги и происходил обмен племенным материалом между монастырями. Чау-чау черного и голубого окраса почитались монахами в качестве священных, поскольку считалось, что они способны отпугивать злых духов. А при медитации они якобы служили связующей нитью между мирами. Высоко в горах, в условиях полутени, где шерсть собак не выгорала на солнце, голубой окрас чау-чау был чистым и особенно красивым. С течением времени и изменением политической обстановки практически неизвестный доселе Китай стал более открытым для посещения иностранцев — путешественников и купцов. В основном, это были жители Британских островов. В числе других экзотических даров наиболее уважаемым гостям иногда преподносились и чау-чау. Таким образом, в конце XVIII века первые представители породы были привезены в Европу на английских клиперах. (Правда, возможно, что самые первые экземпляры, попавшие в Англию, были просто спасены сердобольными матросами на фермах от убоя.) Существует несколько версий относительно названия породы — «чау-чау». Наиболее простая и правдоподобная из них следующая: собак перевозили в трюме вместе с другими мелкими грузами: восточными безделушками, пряностями и т.д. Вместо подробного описания груза в судовых ведомостях было отмечено «сhow-chow», что в переводе значит «всякая всячина». Так порода обрела свое название. Китайское золото английской чеканки Первые два чау-чау, прибывшие из Китая в 1780 году, были помещены в Лондонский зоопарк и демонстрировались многочисленным посетителям в клетках. Называли их «Дикие собаки Китая». Чуть позже, в 1789 году, в «Естественной истории и древностях Селборна, графства Саутгемптон», автором которой являлся преподобный Гилберт Уайт, появилось первое описание чау-чау на английском языке, согласно которому «они размером с умеренного спаниеля, бледного желтого цвета, с густой грубой шерстью, с заостренными стоячими ушами и заостренной мордой, что придает им СХОДСТВО С ЛИСОЙ. Их задние ноги необыкновенно прямые, без малейших изгибов в колене или бедре, создают видимость неудобной походки, особенно когда они бегут рысью. При движении их хвосты, высоко изгибаясь, лежат над спиной. У них черные глаза, небольшие и пронзительные, внутренняя поверхность губ и пасти того же цвета, а язык — синий». Заметьте, что речь идет уже о сходстве не со львом или медведем, а с лисой. Порода в Китае претерпела существенные изменения, и от прежнего овеянного легендами облика чау-чау остались лишь густая длинная грива, обильная шерсть, синий язык и независимый характер. Прошло почти сто лет, прежде чем к породе проявился настоящий интерес. Это случилось в 1865 году, когда щенок чау-чау был подарен королеве Виктории. Она была совершенно очарована этим маленьким пушистым солнечным малышом, и вместо того, чтобы поместить его в свой питомник к другим собакам, сделала его своим любимцем и поселила в своих покоях. После этого импорт чау из Китая резко возрос. На выставках 1882-1884 годов они демонстрировались в классе «иностранных собак». Серьезная селекционная работа с породой началась в Англии в 1887 году, в 1893-м порода впервые была представлена в отдельном ринге на Британской выставке собак, в 1894-м она была признана Английским кеннел-клубом, а уже в июле 1895 года утвержден стандарт новой породы. Первым заводчиком чау в Англии стала маркиза Хантли. От производителя PERIDOT она получила известного PERIDOT II, выигравшего Best-in-Show крупного и престижного чемпионата Ladies Kennel Club 8 июня 1895 года. А первыми чемпионами породы в Англии стали голубой кобель BLUE BLOOD и голубая сука LEYSWOOD BLUE BELL. Первым же представителем породы, удостоившимся титула «Чемпион Великобритании», стал красный кобель CHOW VIII, который был ввезен в Англию в 1895 году и успел поменять нескольких владельцев. Позже он был продан на континент за огромную по тем временам сумму — 2000 марок! Стандарт породы фактически писался именно с него — настолько он был великолепен по типу (но, по слухам, имел скверный характер). Интересно, что с течением времени стандарт практически не изменился, хотя английские заводчики проделали огромную работу, возвратив чау-чау присущий ему легендарный львиный облик и превратив «дикую собаку Китая» в благородного английского лорда, любимца семьи, друга и компаньона. Английская история чау-чау насчитывает много великолепных представителей породы, оставивших яркий след в ее становлении и развитии. Но ни один из них не сравнится с выдающимся производителем и чемпионом UKWONG KING SOLOMON (Солли), обладателем 78 СС. Он родился 21 июня 1968 года, получил свою первую награду 4 июня 1969 года, а в последний, 78-й раз был награжден 4 сентября 1976 года на выставке в Бирмингеме. И сейчас, спустя 30 лет, Солли является эталоном породы и олицетворением лучшего из возможных типов для заводчиков многих стран мира. Пропорциональный, крепкий, обладающий поразительной красотой и законченностью линий, обаятельный, с присущим только ему шармом — он покорял судей и зрителей с первого взгляда. Поистине удивительная собака! В течение долгих лет разведение чау-чау в Англии шло по нескончаемому кругу, из-за пресловутого карантина ввоз собак был фактически прекращен и порода «варилась в собственном соку», со всеми вытекающими отсюда последствиями. В результате сегодня Англия, имея свой хорошо узнаваемый тип чау, имеет и свои столь же хорошо узнаваемые и генетически закрепленные проблемы. Не случайно на первой же после отмены карантина выставке «Cruft» породу выиграл не «англичанин», а «итальянец» DARK SIDE of the MOON dei LEONI IMPERIALI, что доказывает: законодателей моды можно победить в честной борьбе даже на их территории! Таинственные смуфы Вопреки сложившемуся стойкому убеждению, что чау-чау — это непременно длинношерстная собака, в породе существует также и короткошерстная разновидность — смуфы. Они попали в Англию практически одновременно со своими богато одетыми собратьями в конце XIX века. Когда в 1895 году принимался стандарт породы, в него были включены небольшие дополнения, касающиеся смуфов. Первой короткошерстной чау-чау, завоевавшей сертификат соискателя (СС) стала в 1899 году черная YUMSIE, родившаяся уже в Англии, но от импортированных родителей. Длинношерстные и короткошерстные чау оцениваются в одном ринге, но при этом вторым приходится намного сложнее, поскольку все детали их экстерьера четко просматриваются и их нельзя скорректировать умелой стрижкой. Но тем заслуженнее и весомее их победы. Так, например, в 2002 году в Амстердаме чемпионом мира стал мультичемпион PARAMOUNT STYLISH SMOOTH (вл. Kitty Buurman), импортированный из США. Смуфов получают как от вязок их между собой, так и с длинношерстными чау. Более того, иногда они «выщепляются» от двух длинношерстных собак. В настоящее время интерес к короткошерстным чау-чау во всем мире значительно возрос, и все больше заводчиков занимаются их разведением.В России же на сегодняшний день фактически известен лишь один питомник, занимающийся смуфами, — это «Лав Стори», вл.Марина Акулова. Некоторые особенности российского разведения Первые чау-чау появились в России вскоре после Великой Отечественной войны. В Москву была привезена сука из Маньчжурии, но партнера для нее не нашлось, и в результате ее повязали с лайкой. В 50 — 80-е годы в Россию поступали производители из социалистических стран, в основном из ГДР. Но сколь-нибудь ярких и ощутимых результатов их использование не дало, хотя какое-то поголовье благодаря им все же появилось, и в секциях вместо одной-двух собак насчитывалось уже по 20-30 чау-чау. В начале 90-х годов, когда в стране началась так называемая перестройка, в России наконец-то появились по-настоящему интересные производители, завезенные из Германии, Польши и Чехословакии, но несущие в себе крови канадских, американских и английских собак: ЗОТЧИ ф.д.КЛЯЙНЕН ПФИРЗИХБЛЮТТЕ (Германия), ЭНДИ ПЕРЛА ПОДКРКОНОШИ, БЕТИ ПЕРЛА ПОДКРКОНОШИ, БЕЛЛА ПЕРЛА ПОДКРКОНОШИ (Чехия), ЧЕФУ МУМУРУ(Польша) и другие. Благодаря им были достигнуты первые ощутимые успехи в разведении, которые подстегнули энтузиастов породы и дали стимул к приобретению собак уже непосредственно в лучших питомниках США, Канады, Англии и Голландии. МИ ПАО’С ДЕЙВОН КРЕМ, МИ ПАО’С РЕД СЕРЕНИТИ, МИ ПАО’С КРЕМ ФРОСТИНГ (Канада), ИРОК’С БАНДИТ, ВАР-РАХ’С МАСТЕРПИС, БИГ МАК ЭТТЭК (США), АМБАССАДОР в.х.ВЕННЕ ДОРП, ДРИМ ЧЕЙЗЕР ОФ ЗЕ РОЯЛ КЛАБ (Голландия), БАЙТОР БЛЭК БОРИС, БАЙТОР БАТТЕРИ НОТ ИНКЛЮДИТ, ТОВМЕНА СИТТИ САРК, ДАВНАНДА ДИСТИНГУИШЕД ДОН, КЪЕНГ КАГНЕЙ ЭТ ФУЛЛФОРЖ (Англия), ЛИТТЛ-БУДДА дю ЛЕ-ДУ ДЕС ТИТУНЕС (Франция) — клички этих собак можно встретить в родословных большинства сегодняшних чемпионов. В 1993 году впервые в России экспертизу на ринге чау-чау проводит один из самых известных специалистов по породе, владелец питомника «Mi Pao’s» Пол Оденкирхен из Канады, приглашенный для этого владельцем питомника «Бис Лак» Еленой Гаврюшиной. Положенная ею добрая традиция находит свое продолжение: благодаря инициативе президента Российского клуба чау-чау Марины Салтыковой на выставки приглашаются известные эксперты-породники из Англии: сначала в мае 1995 года Даяна Филлипс, а чуть позже, в декабре 1996 года, Джиллиан Клекстон. В 1995 году собакой российского разведения была впервые одержана громкая и весомая победа — на чемпионате мира в Брюсселе юным чемпионом мира становится МОНТИ МАКДЕНА (вл.Соколовы, Москва). Этот первый успех буквально окрылил российских чаушистов, и с этого момента практически ни один чемпионат мира и Европы не обходится без наших чемпионов, победителей и призеров. И 2003 год не стал исключением. Титул чемпиона мира завоевала РАВЮ СИМОНА (вл.Ракута, Новосибирск), юного чемпиона мира — БОН ТРИУМФ АЛЕКС (вл.Вековищева, Москва), а чемпионкой Европы стала ЮНОНА (вл.Сущенко, Новороссийск). В настоящее время импортирование производителей из других стран стало довольно редким. Россияне вышли на качественно новый уровень и с появлением классного маточного поголовья (пусть пока немногочисленного) появилась возможность получать столь необходимые для разведения свежие крови другим способом — вязками лучших сук за рубежом. В 2003 году состоялись две такие вязки: кремовая чемпионка БИС ЛАК ИЗУМИ была повязана в Германии с чемпионом Германии и VDH черным EL-PASHA v.ALTUN-SHAN (в результате получено 6 щенков: 5 кобелей и сука), а кремовая чемпионка АНИТА ЭКСКЛЮЗИВ — в Италии с чемпионом мира черным DARK SIDE of the MOON dei LEONI IMPERIALI (родилось 6 щенков: 4 кобеля и 2 суки). Хочется надеяться, что со временем подобные вязки станут уже не редкостью, а вполне обычным явлением, как у немецких овчарок, доберманов, боксеров и других пород. Это позволит существенно обогатить и разнообразить имеющийся в России генофонд породы. К сожалению, наряду с положительными моментами в национальном разведении присутствуют и отрицательные. «Я не люблю манежи и арены — на них мильон меняют по рублю!» — эти строки Владимира Высоцкого сегодня можно в полной мере отнести к чау-чау, которые стали тем самым пресловутым «мильоном», размененным по рублю. Численность породы, словно оправдывая свои китайские корни, превысила все мыслимые границы. Согласно статистическим данным РКФ в 2000 году было зарегистрировано 4930 щенков чау-чау, что вывело породу на 3-е место после американских стаффордширских терьеров и среднеазиатских овчарок! И это с учетм того, что чау, во-первых, — малоплодные собаки и средний помет составляет 3-4 щенка, во-вторых, суки часто остаются пустыми и щенятся через раз, в-третьих, данная статистика не включает данных СКОР, где тоже есть чау! Остается лишь надеяться, что когда-нибудь эпоха бездумного размножения все же закончится, и начнется ЭРА ГРАМОТНОГО РАЗВЕДЕНИЯ! Типы, типажи и типчики Порода славится не только разнообразием окрасов, но и разнообразием типов. К сожалению, англичане — фактически родители породы, в погоне за внешней эффектностью не смогли вовремя остановиться и определить для себя золотую середину. Они «перегнули палку», увлекшись разведением тяжелых, сырых, короткомордых собак, у которых при очевидном недостатке здоровья был переизбыток всего остального. Вслед за Англией эту же ошибку повторили США, а за ней и другие страны. Как говорится, дурной пример заразителен! Тревогу забили лишь несколько лет назад, когда стало ясно, что разведение породы фактически зашло в тупик. Начались долгие рассуждения о «новом типе», но вопрос о том, каким именно должен быть этот тип, так и остался открытым. Скандинавские страны, например, из одной крайности ударились в другую и начали превращать чау-чау в лайку: узкая длинная мордочка, тонкие ножки, круглые глазки — все, как положено. лайкам! Но необходимо учитывать, что ТАМ роль и влияние «зеленых» сильнее, чем где бы то ни было. Американцы — люди прежде всего коммерческие. Они остались верны себе, их позиция предельно ясна: они разводят то, что люди хотят покупать! Англичане пытаются повернуть время вспять и вернуться в 70-е годы, когда на рингах царил UKWONG KING SOLOMON. Это логически правильное решение, тип Солли устраивает почти всех, но удастся ли им войти в одну и ту же реку дважды? Некоторые развитые страны возникшая проблема никак не беспокоит, поскольку пластическая хирургия способна творить настоящие чудеса: ушки ставятся, хвостики распрямляются, глазки подшиваются, ножки оперируются. Какой же путь изберет для себя Россия? Хотелось бы все же удержаться на середине: не мастино, но и не лайки! У нас ведь еще не было своего Солли. Так давайте попытаемся его получить! Мягкие снаружи — твердые внутри Более 20 веков «строгого режима», прожитые чау-чау сначала среди жестоких варваров-кочевников, потом в суровом отшельничестве у буддийских монахов и, наконец, унизительная роль сельскохозяйственных животных у китайских фермеров наложили неизгладимый отпечаток на характер и поведение этих собак. И даже 150-летняя «оттепель», когда породу узнали и полюбили сначала в консервативной Англии, а затем в Америке и Европе, лишь немного смягчила их характер, благодаря чему они смогли освоить новую для себя роль — роль компаньона. Чау-чау — собака достаточно замкнутая, очень скупая в проявлении каких-либо чувств, молчаливая, очень терпеливая к боли и демонстрирующая поистине поразительное чувство собственного достоинства. В семейной иерархии чау-чау уверенно занимает и удерживает за собой вторую позицию, уступая роль лидера только владельцу (и то не всегда). Им для чау является лишь один человек, которого он выбирает для себя сам. Но даже в хозяине чау больше склонен видеть не повелителя, а скорее, старшего брата. Остальных членов семьи он снисходительно терпит, позволяя им себя обслуживать: выгуливать, кормить, мыть, расчесывать и т.д. Но он не преминет призвать их к порядку, если они забудутся и превысят свои полномочия. Чау-чау довольно быстро подстраивается под распорядок дня владельца и членов семьи, но следует отметить, что он — отнюдь не «жаворонок», и утром любит поспать подольше. Чау обладает рядом неоспоримых достоинств: живой пытливый ум, сообразительность, наблюдательность, прекрасная память и удивительно тонкое понимание интонации — все это делает общение с ним легким и приятным. Это очень многогранная и интересная для изучения порода собак. Не случайно в течение многих лет преданным другом и компаньоном известного американского психолога Зигмунда Фрейда был именно чау-чау. Вопреки бытующим представлениям о породе, чау легко дрессируется и быстро усваивает весь необходимый спектр команд, но выполняет их лишь тогда, когда считает нужным. Наиболее сложной и трудновыполняемой является для него, пожалуй, команда «Голос!», ибо по природе своей чау — великие молчальники, в отличие от всех других лайкоидов, и они совершенно искренне не понимают: зачем нужно лаять, когда можно промолчать? Лай чау имеет особый тембр — короткий, отрывистый, низкий, глухой, басистый и как будто бы сдавленный, он довольно легко узнаваем. Впрочем, преследуя добычу — белку или зайца или когда сука отгоняет слишком навязчивого «кавалера», в лай вплетаются высокие визгливые нотки — собака словно выражает свою обиду при виде ускользающей добычи или раздражение непонятливостью ухажера. Средством же общения для чау является характерное похрюкивание, которым он выражает удовольствие, возмущение, нетерпение и другие эмоции. За породой прочно укрепилась сомнительная слава «истребителя кошек», однако природа здесь вовсе ни при чем! Просто если чау, побежав за кошкой, хотя бы один раз услышал в голосе владельца одобрительные, поощрительные нотки — пиши пропало! С этого момента и на всю жизнь он становится ярым кошконенавистником. Но при правильном поведении владельца этого никогда не произойдет. Чау-чау очень любит гулять и охотно сопровождает своего владельца на прогулках, но обладание поистине замечательным чутьем в сочетании с невероятной любознательностью подчас приводит к тому, что владелец и собака гуляют не в параллельном, а в перпендикулярном направлении. Чау считает для себя не только возможным, но и необходимым сначала удовлетворить свое любопытство и только затем следовать за хозяином. В чау-чау, как ни в какой другой породе, силен бунтарский дух, однако это своего рода тихий бунтарь (то есть не пламенный революционер с самодельной бомбой на баррикадах, а скорее трудяга-шахтер, выражающий свое недовольство стуча каской по асфальту), который может обидеться на владельца до такой степени, что способен даже отказаться от. лакомства, ласки или прогулки. У чау есть свой маленький пунктик — они просто до неприличия. чистоплотны! Маленькие щенки трехнедельного возраста, едва научившись ходить, отправляются «по своим делам» строго на газету, а после первой же прогулки и газета отпадает за ненадобностью. К тому же они до неприличия щепетильны и стеснительны, и то, что в настоящее время даже среди «гомо сапиенсов» считается «делом вполне житейским» и показывается в прямом эфире, совершается ими в скромном, уединенном местечке и по всем правилам конспирации. Чау-чау — невероятные чистюли и могут вообще отказаться от прогулки в дождливую и грязную погоду, они по-кошачьи брезгливо обходят лужи, словно боясь испачкать лапы. Большинство чау не любят купаться, однако встречаются и исключения, которые с удовольствием плещутся в самых разнообразных водоемах, начиная от моря-океана и заканчивая обычной канавой. Оказывать жесткое давление на представителей этой породы не только бесполезно, но даже вредно, ибо собака может замкнуться в себе. Вместе с тем, своевременное и грамотное воспитание чау-чау необходимо. К посторонним чау относятся с холодной отчужденностью и недоверчивостью, они не любят чужих рук и стараются отойти в сторону при попытке их погладить. Более того, чау неподкупны, и даже самое вкусное лакомство, каковым для них являются курица и сыр, от незнакомого человека они не примут вовсе, а от знакомого — с большой осторожностью, предварительно тщательно обнюхав предлагаемый кусок. У чау глубокопосаженные, «утопленные» в складках кожи глаза, что значительно ограничивает их боковое зрение. Поэтому к чау следует подходить только спереди, чтобы собака могла вас увидеть. Обычно чау лояльны по отношению к другим собакам и не задираются первыми, но если к ним проявляется агрессия — могут дать достойный отпор. Отлично защищенные толстой шкурой и густой шерстью, нечувствительные к боли, они могут стать серьезными противниками практически для любой породы собак. Некоторые из них даже держат в страхе всю округу. Чау — злопамятны, и если вашего чаушонка в детстве обидела какая-то собака, то можете быть уверены, что, повзрослев, он постарается отомстить обидчику. Чау — отличные сторожа, и на их попечение можно смело оставить квартиру, машину или багаж. Они очень терпеливо относятся к детям и прощают им многое из того, что никогда не сошло бы с рук взрослому. Чау абсолютно не навязчивы, и в дуэте чау + владелец, гораздо более навязчивым выглядит последний. При этом любовь, преданность и привязанность чау-чау по отношению к хозяину, казалось бы, никак не проявляемые внешне, настолько велики, что он готов умереть за него. Умереть, но не покориться. Учитывая все вышесказанное, даже при всей своей сегодняшней многочисленности и популярности, чау-чау был, есть и останется СОБАКОЙ ДЛЯ ИЗБРАННЫХ! ОБЩИЙ ВИД Активная, компактная, с короткой поясницей и, что существенно, хорошо сбалансированная, львиной наружности собака. Величавая, держится с достоинством; сбитая; хвост несет высоко на спине. Особенности. Спокойная собака, хороший сторож, синевато-черный язык; уникальная ходульная походка. Независимая, преданная, но все же надменная. ГОЛОВА Черепная часть. Череп плоский, широкий; хорошо заполнен под глазами. Переход от лба к морде не резко выражен. Лицевая часть. Мочка носа. Крупная и широкая, во всех случаях черная (за исключением палевых и почти белых собак, у которых светлоокрашенная мочка носа допустима, а у голубых и у собак цвета оленя (светло-коричневый), в России используется определение «цимт», от немецкого «zimt»- «корица») — под цвет окраса. Морда. Средней длины, широкая от основания до конца (не заостренная, как у лисы). Губы. Губы и небо черные (иссиня-черные), десны предпочтительно черные. Язык синевато-черный. Челюсти и зубы. Зубы здоровые и ровные, челюсти сильные, с совершенным, правильным и полностью ножницеобразным прикусом. Глаза. Темные, овальной формы, среднего размера, чистые. Подходящего цвета глаза допускаются у голубых и цимтовых собак. Уши. Небольшие, толстые, слегка округлые на концах; собака несёт их стоячими. Широко посажены, но наклонены вперед над глазами и слегка сведены друг к другу, что придает своеобразное, типичное для этой породы хмурое выражение. Хмурый вид не должен достигаться за счет свободной морщинистой кожи головы. ШЕЯ. Мощная, широкая, не короткая, немного изогнута. КОРПУС Спина. Короткая, прямая и крепкая. Поясница. Мощная. Грудь. Широкая и глубокая. Ребра хорошо выражены, но не бочкообразные. ХВОСТ. Посажен высоко, плотно лежит на спине. КОНЕЧНОСТИ Передняя часть. Передние ноги совершенно прямые, средней длины, с мощным костяком. Плечи. Мускулистые и наклонные. Задняя часть. Задние ноги мускулистые. Скакательные суставы. С минимальными углами, что, по существу, и производит характерную ходульную походку. Никогда не прогибающиеся вперед. Плюсны. Короткие, прямые. Лапы. Небольшие, округлые, кошачьи, приподнятые на пальцах («на носочках»). ДВИЖЕНИЯ. Короткий шаг и ходульная походка. Передние и задние ноги двигаются параллельно и прямо вперед. ВОЛОСЯНОЙ ПОКРОВ Тип шерсти. Как длинно-, так и короткошерстный. Длинношерстная разновидность. Обильная, пышная, густая, прямая и стоячая. Покровный волос довольно грубой структуры, с мягким пушистым подшерстком. Особенно обильная шерсть вокруг шеи образует гриву или «воротник» и значительные штаны или очесы на задней стороне бедер. Короткошерстная разновидность. Шерсть короткая, очень густая, прямая, стоящая перпендикулярно телу, не прилегающая, плюшевой структуры. Любое искусственное укорочение шерсти, которое изменяет естественные очертания или облик, должно наказываться. ОКРАС Чистых цветов: черный, красный, голубой, цимт, кремовый или белый, часто с оттенками, но не в пятнах и не пегий (нижняя часть хвоста и задняя сторона бедер часто более светло окрашены). РОСТ Высота в холке. Кобели 48-56 см в холке. Суки 46-51 см. Автор Валентина ЗЯБРЕВА

Читайте так же:  Собаки щенки ньюфаундленд

Шкода: [img][/img] [img][/img] [img][/img] [img][/img] Фотографии питомника Tsaski Ted

Мирта: Да уж, информации куча

Мирта: А у вас чау-чау?

Мирта: Здорово, у моих знакомых тоже чау Гайда завут, прикольные собаки

Похожие статьи:

Мопс после операции

Мопсу по кличке Жора, пострадавшему от действий агрессивного курильщика, спустя две недели после инцидента, сделали операцию. У собаки был диагностирован компрессионный перелом позвоночника в двух местах. Для этого потребовалось 25

Шарпей смесь кого

Автор Александр С. , 17 Апреля 2011 17 сообщений в этой теме Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи Создать аккаунт Зарегистрировать новый аккаунт

Новые породы чихуахуа

Пушистые, гладкие и абсолютно лысые, похожие на лисят и курносые, маленькие энерджайзеры и диванные крошки – разнообразие миниатюрных питомцев очень велико. Но кинологи люди творческие и часто им становится скучно