История бультерьер

Перевод Николая Чуковского

Почитать позже

I
Я увидел его впервые в сумерках.
Рано утром я получил телеграмму от своего школьного товарища Джека:
«Посылаю тебе замечательного щенка. Будь вежлив с ним. Невежливых он не
любит».
У Джека такой характер, что он мог прислать мне адскую машину или
бешеного хорька вместо щенка, поэтому я дожидался посылки с некоторым
любопытством. Когда она прибыла, я увидел, что на ней написано: «Опасно».
Изнутри при малейшем движении доносилось ворчливое повизгиванье. Заглянув в
заделанное решеткой отверстие, я увидел не тигренка, а всего-навсего
маленького белого бультерьера. Он старался укусить меня и все время
сварливо рычал. Рычанье его было мне неприятно. Собаки умеют рычать на два
лада: низким, грудным голосом — это вежливое предупреждение или исполненный
достоинства ответ, и громким, высоким ворчаньем — это последнее слово перед
нападением. Как любитель собак, я думал, что умею управлять ими. Поэтому,
отпустив носильщика, я достал перочинный нож, молоток, топорик, ящик с
инструментами, кочергу и сорвал решетку. Маленький бесенок грозно рычал при
каждом ударе молотка и, как только я повернул ящик набок, устремился прямо
к моим ногам. Если бы только его лапка не запуталась в проволочной сетке,
мне пришлось бы плохо.
Я вскочил на стол, где он не мог меня достать, и попытался урезонить его.
Я всегда был сторонником разговоров с животными. Я утверждаю, что они
улавливают общий смысл нашей речи и наших намерений, хотя бы даже и не
понимая слов. Но этот щенок, по-видимому, считал меня лицемером и
презрительно отнесся к моим заискиваниям. Сперва он уселся под столом,
зорко глядя во все стороны, не появится ли пытающаяся спуститься нога. Я
был вполне уверен, что мог бы привести его к повиновению взглядом, но мне
никак не удавалось взглянуть ему в глаза, и поэтому я оставался на столе. Я
человек хладнокровный. Ведь я представитель фирмы, торгующей железным
товаром, а наш брат вообще славится присутствием духа, уступая разве только
господам, торгующим готовым платьем.
Итак, я достал сигару и закурил, сидя по-турецки на столе, в то время как
маленький деспот дожидался внизу моих ног. Затем я вынул из кармана
телеграмму и перечел ее: «Замечательный щенок. Будь вежлив с ним.
Невежливых он не любит». Думаю, что мое хладнокровие успешно заменило в
этом случае вежливость, ибо полчаса спустя рычанье затихло. По прошествии
часа он уже не бросался на газету, осторожно спущенную со стола для
испытания его чувств. Возможно, что раздражение, вызванное клеткой, немного
улеглось. А когда я зажег третью сигару, он проковылял к камину и улегся
там, впрочем, не забывая меня — на это я не мог пожаловаться. Один его глаз
все время следил за мной. Я же следил обоими глазами не за ним, а за его
коротким хвостиком. Если бы этот хвост хоть единый раз дернулся в сторону,
я почувствовал бы, что победил. Но хвостик оставался неподвижным. Я достал
книжку и продолжал сидеть на столе до тех пор, пока не затекли ноги и начал
гаснуть огонь в камине. К десяти часам стало прохладно, а в половине
одиннадцатого огонь совсем потух. Подарок моего друга встал на ноги и,
позевывая, потягиваясь, отправился ко мне под кровать, где лежал меховой
половик.
Легко переступив со стола на буфет и с буфета на камин, я также достиг
постели и, без шума раздевшись, ухитрился улечься, не встревожив своего
повелителя. Не успел я еще заснуть, когда услышал легкое царапанье и
почувствовал, что кто-то ходит по кровати, затем по ногам. Снап**,
по-видимому, нашел, что внизу слишком холодно.
Он свернулся у меня в ногах очень неудобным для меня образом. Но напрасно
было бы пытаться устроиться поуютнее, потому что, едва я пробовал
двинуться, он вцеплялся в мою ногу с такой яростью, что только толстое
одеяло спасало меня от тяжкого увечья.
Прошел целый час, прежде чем мне удалось так расположить ноги, передвигая
их каждый раз на волосок, что можно было наконец уснуть. В течение ночи я
несколько раз был разбужен гневным рычаньем щенка — быть может, потому, что
осмеливался шевелить ногой без его разрешения, но, кажется, также и за то,
что позволял себе изредка храпеть.
Утром я хотел встать раньше Снапа. Видите ли, я назвал его Снапом.
Полное его имя было Джинджерснап***. Некоторым собакам с трудом
приискиваешь кличку, другим же не приходится придумывать клички — они
как-то являются сами собой.
Итак, я хотел встать в семь часов. Снап предпочел отложить вставанье до
восьми, поэтому мы встали в восемь. Он разрешил мне затопить камин и
позволил одеться, ни разу не загнав меня на стол. Выходя из комнаты и
собираясь завтракать, я заметил:
— Снап, друг мой, некоторые люди стали бы воспитывать тебя побоями, но
мне кажется, что мой план лучше. Теперешние доктора рекомендуют систему
лечения, которая называется «оставлять без завтрака». Я испробую ее на
тебе.
Было жестоко весь день не давать ему еды, но я выдержал характер. Он
расцарапал всю дверь, и мне потом пришлось заново красить ее, но зато к
вечеру он охотно согласился взять из моих рук немного пищи.
Не прошло и недели, как мы уже были друзьями. Теперь он спал у меня на
кровати, не пытаясь искалечить меня при малейшем движении. Система лечения,
которая называлась «оставлять без завтрака», сделала чудеса, и через три
месяца нас нельзя было разлить водой.
Казалось, чувство страха было ему незнакомо. Когда он встречал маленькую
собачку, он не обращал на нее никакого внимания, но стоило появиться
здоровому псу, как он струной натягивал свой обрубленный хвост и принимался
прохаживаться вокруг него, презрительно шаркая задними ногами и поглядывая
на небо, на землю, вдаль — куда угодно, за исключением самого незнакомца,
отмечая его присутствие только частым рычаньем на высоких нотах. Если
незнакомец не спешил удалиться, начинался бой. После боя незнакомец в
большинстве случаев удалялся с особой готовностью. Случалось и Снапу быть
побитым, но никакой горький опыт не мог вселить в него и крупицы
осторожности.
Однажды, катаясь в извозчичьей карете во время собачьей выставки, Снап
увидел слоноподобного сенбернара на прогулке. Его размеры вызвали восторг
щенка, он стремглав ринулся из окна кареты и сломал себе ногу.
У него не было чувства страха. Он не был похож ни на одну из известных
мне собак. Например, если случалось мальчику швырнуть в него камнем, он
тотчас же пускался бежать, но не от мальчика, а к нему. И если мальчик
снова швырял камень, Снап немедленно разделывался с ним, чем приобрел
всеобщее уважение. Только я и рассыльный нашей конторы умели видеть его
хорошие стороны. Только нас двоих он считал достойными своей дружбы. К
половине лета Карнеджи, Вандербильдт и Астор**** вместе взятые, не могли бы
собрать достаточно денег, чтобы купить у меня моего маленького Снапа.

Хотя я не был коммивояжером, тем не менее моя фирма, в которой я служил,
отправила меня осенью в путешествие, и Снап остался вдвоем с квартирной
хозяйкой. Они не сошлись характерами. Он ее презирал, она его боялась, оба
они ненавидели друг друга.
Я был занят сбытом проволоки в северных штатах. Получавшиеся на мое имя
письма доставлялись мне раз в неделю. В этих письмах моя хозяйка постоянно
жаловалась мне на Снапа.
Прибыв в Мендозу, в Северной Дакоте, я нашел хороший сбыт для проволоки.
Разумеется, главные сделки я заключал с крупными торговцами, но я
потолкался среди фермеров, чтобы получить от них практические указания, и
таким образом познакомился с фермой братьев Пенруф.
Нельзя побывать в местности, где занимаются скотоводством, и не услышать
о злодеяниях какого-нибудь лукавого и смертоносного волка. Прошло то время,
когда волки попадались на отраву. Братья Пенруф, как и все разумные ковбои,
отказались от отравы и капканов и принялись обучать разного рода собак
охоте на волка, надеясь не только избавить окрестности от врагов, но и
позабавиться.
Гончие собаки оказались слишком добродушными для решительной борьбы,
датские доги — чересчур неуклюжими, а борзые не могли преследовать зверя,
не видя его. Каждая порода имела какой-нибудь роковой недостаток. Ковбои
надеялись добиться толку с помощью смешанной своры, и когда меня пригласили
на охоту, я очень забавлялся разнообразием участвовавших в ней собак. Было
там немало ублюдков, но встречались также и чистокровные собаки — между
прочим, несколько русских волкодавов, стоивших, наверно, уйму денег.
Гилтон Пенруф, старший из братьев, необычайно гордился ими и ожидал от
них великих подвигов.
— Борзые слишком тонкокожи для волчьей охоты, доги — медленно бегают, но,
увидите, полетят клочья, когда вмешаются мои волкодавы.
Таким образом, борзые предназначались для гона, доги — для резерва, а
волкодавы — для генерального сражения. Кроме того, припасено было две-три
гончих, которые должны были своим тонким чутьем выслеживать зверя, если его
потеряют из виду.
Славное было зрелище, когда мы двинулись в путь между холмами в ясный
октябрьский день! Воздух был прозрачен и чист, и, несмотря на позднее время
года, не было ни снега, ни мороза. Кони ковбоев слегка горячились и раза
два показали мне, каким образом они избавляются от своих седоков.
Мы заметили на равнине два-три серых пятна, которые были, по словам
Гилтона, волками или шакалами. Свора понеслась с громким лаем. Но поймать
им никого не удалось, хотя они носились до самого вечера. Только одна из
борзых догнала волка и, получив рану в плечо, отстала.
— Мне кажется, Гилт, что от твоих волкодавов мало будет толку,- сказал
Гарвин, младший из братьев.- Я готов стоять за маленького черного дога
против всех остальных, хотя он простой ублюдок.
— Ничего не пойму! — проворчал Гилтон.- Даже шакалам никогда не удавалось
улизнуть от этих борзых, не то что волкам. Гончие — также превосходные —
выследят хоть трехдневный след. А доги могут справиться даже с медведем.
— Не спорю,- сказал отец,- твои собаки могут гнать, могут выслеживать и
могут справиться с медведем, но дело в том, что им неохота связываться с
волком. Вся окаянная свора попросту трусит. Я много бы дал, чтобы вернуть
уплаченные за них деньги.
Так они толковали, когда я распростился с ними и уехал дальше.
Борзые были сильны и быстроноги, но вид волка, очевидно, вводил ужас на
всех собак. У них не хватало духа помериться с ним силами, и невольно
воображение переносило меня к бесстрашному щенку, разделявшему мою постель в
течение последнего года. Как мне хотелось, чтобы он был здесь! Неуклюжие
гиганты получили бы руководителя, которого никогда не покидает смелость.
На следующей моей остановке, в Бароке, я получил с почты пакет,
заключавший два послания от моей хозяйки: первое — с заявлением, что «эта
подлая собака безобразничает в моей комнате», другое, еще более пылкое,- с
требованиям немедленного удаления Снапа.
«Почему бы не выписать его в Мендозу? — подумал я.- Всего двадцать часов
пути. Пенруфы будут рады моему Снапу».

Следующая моя встреча с Джинджерснапом вовсе не настолько отличалась от
первой, как можно было ожидать. Он бросился на меня, притворялся, что хочет
укусить, непрерывно ворчал. Но ворчанье было грудное, басистое, а обрубок
хвоста усиленно подергивался.
Пенруфы несколько раз затевали волчью охоту, с тех пор как я жил у них, и
были вне себя от неизменных неудач. Собаки почти каждый раз поднимали
волка, но никак не могли покончить с ним, охотники же ни разу не находились
достаточно близко, чтобы узнать, почему они трусят.
Старый Пенруф был теперь вполне убежден, что «во всем негодном сброде нет
ни одной собаки, способной потягаться хотя бы с кроликом».
На следующий день мы вышли на заре — те же добрые лошади, те же отличные
ездоки, те же большие сизые, желтые и рябые собаки. Но, кроме того, с нами
была маленькая белая собачка, все время льнувшая ко мне и знакомившая со
своими зубами не только собак, но и лошадей, когда они осмеливались ко мне
приблизиться. Кажется, Снап перессорился с каждым человеком, собакой и
лошадью по соседству.
Мы остановились на вершине большого плоскоголового холма. Вдруг Гилтон,
осматривавший окрестности в бинокль, воскликнул:
— Вижу его! Вот он идет к ручью, Скелл. Должно быть, это шакал.
Теперь надо было заставить и борзых увидеть добычу. Это нелегкое дело,
так как они не могут смотреть в бинокль, а равнина покрыта кустарником выше
собачьего роста.
Тогда Гилтон позвал: «Сюда, Дандер!» — и выставил ногу вперед. Одним
проворным прыжком Дандер взлетел на седло и стал там, балансируя на лошади,
между тем как Гилтон настойчиво показывал ему:
— Вон он, Дандер, смотри! Куси, куси его, там, там!
Дандер усиленно всмотрелся в точку, указываемую хозяином, затем, должно
быть, увидел что-то, ибо с легким тявканьем соскочил на землю и бросился
бежать. Друпие собаки последовали за ним. Mы поспешили им вслед, однако
значительно отставая, так как почва была изрыта оврагами, барсучьими
норами, покрыта камнями, кустарником. Слишком быстрая скачка могла
окончиться печально.
Итак, все мы отстали; я же, человек, непривычный к седлу, отстал больше
всех. Время от времени мелькали собаки, то скакавшие по равнине, то
слетавшие в овраг, с тем чтобы немедленно появиться с другой стороны.
Признанным вожаком был борзой Дандер, и, взoбpaвшиcь на следующий гребень,
мы увидели всю картину охоты: шакал, летящий вскачь, собаки, бегущие на
четверть мили сзади, но, видимо, настигавшие его. Когда мы в следующий раз
увидели их, шакал был бездыханен, и все собаки сидели вокруг него, исключая
двух гончих и Джинджерснапа.
— Опоздали к пиру! — заметил Гилтон, взглянув на отставших гончих. Затем
с гордостью потрепал Дандера: — Всетаки, как видите, не потребовалось
вашего щенка!
— Скажи пожалуйста, какая смелость: десять больших собак напали на
маленького шакала! — насмешливо заметил отец.- Погоди, дай нам встретить
волка.
На следующий день мы снова отправились в путь. Поднявшись на холм, мы
увидели движущуюся серую точку. Движущаяся белая точка означает антилопу,
красная — лисицу, а серая — волка или шакала. Волк это или шакал,
определяют по хвосту. Висячий хвост принадлежит шакалу, поднятый кверху —
ненавистному волку.
Как и вчера, Дандеру показали добычу, и он, как и вчера, повел за собой
пеструю стаю — борзых, волкодавов, гончих, догов, бультерьера и всадников.
На миг мы увидели погоню: без сомнения, это был волк, двигавшийся длинными
прыжками впереди собак. Почему-то мне показалось, что передовые собаки не
так быстро бегут, как тогда, когда они гнались за шакалом. Что было дальше,
никто не видел. Собаки вернулись обратно одна за другой, а волк исчез.
Насмешки и попреки посыпались теперь на собак.
— Эх! Струсили, попросту струсили! — с отвращением проговорил отец.-
Свободно могли нагнать его, но чуть только он повернул на них, они удрали.
Тьфу!
— А где же он, несравненный, бесстрашный терьер? — спросил Гилтон
презрительно.
— Не знаю,- сказал я.- Вероятнее всего, он и не видел волка. Но если
когда-нибудь увидит — бьюсь об заклад, он изберет победу или смерть.
В эту ночь вблизи фермы волк зарезал нескольких коров, и мы еще раз
снарядились на охоту.
Началось приблизительно так же, как накануне. Уже много позже полудня мы
увидели серого молодца с поднятым хвостом не дальше как за полмили. Гилтон
посадил Дандера на седло. Я последовал его примеру и подозвал Снапа. Его
лапки были так коротки, что вспрыгнуть на спину лошади он не мог. Наконец,
он вскарабкался с помощью моей ноги. Я показывал ему волка и повторял
«Куси, куси!» до тех пор, пока он в конце концов не приметил зверя и не
бросился со всех ног вдогонку за уже бежавшими борзыми.
Погоня шла на этот раз не чащей кустарника, вдоль реки, а открытой
равниной. Мы поднялись все вместе на плоскогорье и увидели погоню как раз в
ту минуту, когда Дандер настиг волка и рявкнул у него за спиной. Серый
повернулся к нему для боя, и перед нами предстало славное зрелище. Собаки
подбегали по две и по три, окружая волка кольцом и лая на него, пока не
налетел последним маленький белый песик. Этот не стал тратить времени на
лай, а ринулся прямо к горлу волка, промахнулся, однако успел вцепиться ему
в нос. Тогда десять больших собак сомкнулись над волком, и две минуты
спустя он был мертв. Мы мчались вскачь, чтобы не упустить развязки, и хоть
издали, но явственно рассмотрели, что Снап оправдал мою рекомендацию.
Теперь настал мой черед похваляться. Снап показал им, как ловят волков, и
наконец-то мендозская свора доконала волка без помощи людей.
Было два обстоятельства, несколько омрачивших торжество победы:
во-первых, это был молодой волк, почти волчонок. Вот почему он сдуру
бросился бежать по равнине. А во-вторых, Снап был ранен — у него была
глубокая царапина на плече.
Когда мы с торжеством двинулись в обратный путь, я заметил, что он
прихрамывает. — Сюда! — крикнул я.- Сюда, Снап!
Он раза два попытался вскочить на седло, но не мог.
— Дайте мне его сюда, Гилтон,- попросил я.
— Благодарю покорно. Можете сами возиться со своей гремучей змеей,-
ответил Гилтон, так как всем теперь было известно, что связываться со
Снапом небезопасно.
— Сюда, Снап, бери! — сказал я, протягивая ему хлыст.
Он ухватился за него зубами, и таким образом я поднял его на седло и
доставил домой. Я ухаживал за ним, как за ребенком. Он показал этим
ковбоям, кого не хватает в их своре. У гончих прекрасные носы, у борзых
быстрые ноги, волкодавы и доги — силачи, но все они ничего не стоят, потому
что мужество есть только у бультерьера. В этот день ковбои разрешили волчий
вопрос, что вы увидите сами, если побываете в Мендозе, ибо в каждой из
местных свор теперь имеется свой бультерьер.

Читайте так же:  Померанский шпиц кого лучше брать

На следующий день была годовщина появления у меня Снапа. Погода стояла
ясная, солнечная. Снега еще не было. Ковбои снова собрались на волчью
охоту. К всеобщему разочарованию, рана Снапа не заживала. Он спал, по
обыкновению, у меня в ногах, и на одеяле оставались следы крови. Он,
конечно, не мог участвовать в травле. Решили отправиться без него. Его
заманили в амбар и заперли там. Затем мы отправились в путь. Все отчего-то
предчувствовали недоброе. Я знал, что без моей собаки мы потерпим неудачу,
но не воображал, как она будет велика.
Мы забрались уже далеко, блуждая среди холмов, как вдруг, мелькая в
кустарнике, примчался за нами вдогонку белый мячик. Минуту спустя к моей
лошади подбежал Снап, ворча и помахивая обрубком хвоста. Я не мог отправить
его обратно, так как он ни за что не послушался бы. Рана его имела скверный
вид. Подозвав его, я протянул ему хлыст и поднял на седло. «Здесь,- подумал
я,- ты просидишь до возвращения домой». Но не тут-то было. Крик Гилтона
«ату, ату!» известил нас, что он увидел волка.
Дандер и Райл, его соперник, оба бросились вперед, столкнулись и упали
вместе, растянувшись на земле. Между тем Снап, зорко приглядываясь,
высмотрел волка, и не успел я оглянуться, как он уже соскочил с седла, и
понесся зигзагами, вверх, вниз, над кустарником, под кустарником, прямо на
врага.
В течение нескольких минут он вел за собой всю свору. Недолго, конечно.
Большие борзые увидели движущуюся точку, и по равнине вытянулась длинная
цепь собак. Травля обещала быть интересной, так как волк был совсем
недалеко и собаки мчались во всю прыть.
— Они свернули в Медвежий овраг! — крикнул Гарвин.- За мной! Мы можем
выйти им наперерез!
Итак, мы повернули обратно и быстро поскакали по северному склону, холма,
в то времтя как погоню, повидимому, двигалась вдоль южного склона.
Мы поднялись на гребень и готовились, уже спуститься, когда Гилтон
крикнул:
— Он здесь! Мы: наткнулись прямо на него.
Гилтон соскочил с лошади, бросил поводья и побежал, вперед. Я сделал то
же. Навстречу нам по открытой поляне, переваливаясь, бежал большой волк.
Голова его была опущена, хвост вытянут по прямой линии, а в пятидесяти
шагах за ним мчался Дандер, несясь, как ястреб над землей, вдвое быстрее,
чем волк. Минуту спустя борзой пес настиг его и рявкнул, но попятился, как
только волк повернулся к нему. Они находились теперь как раз под нами, не
дальше как в пятидесяти футах. Гарвин достал револьвер, но Гилтон, к
несчастью, остановил его:
— Нет, нет! Посмотрим, что будет.
Через мгновение примчалась вторая, борзая, затем одна: за другой и
остальные собаки. Каждая неслась, горя яростью и жаждой крови, готовая тут
же разорвать серого на части. Но каждая поочередно отступала в сторону и
принималась лаять на безопасном расстоянии. Минуты две погодя подоспели и
русские волкодавы — славные, красивые псы. Издали они, без сомнения, желали
ринуться прямо на старого волка. Но бесстрашный его вид, мускулистая шея,
смертоносные челюсти устрашили их задолго до встречи с ним, и они также
примкнули к общему кругу, в то время как затравленный бандит поворачивался
то в одну сторону, то в другую, готовый сразиться с каждой из них и со
всеми вместе.
Вот появились и доги, грузные твари, каждая такого же веса, как волк. Их
тяжелое дыхание переходило в угрожающий хрип, по мере того как они
надвигались, готовые разорвать волка в клочья. Но как только они увидели
его вблизи — угрюмого, бесстрашного, с мощными челюстями, с неутомимыми
лапами, готового умереть, если надо, но уверенного в том, что умрет не он
один,- эти большие доги, все трое, почувствовали, подобно остальным,
внезапный прилив застенчивости: да, да, они бросятся на него немного
погодя, не сейчас, а как только переведут дух. Волка они, конечно, не
боятся. Голоса их звучали отвагой. Они хорошо знали, что несдобровать
первому, кто сунется, но это все равно, только не сейчас. Они еще немного
полают, чтобы подбодрить себя.
В то время как десять больших псов праздно метались вокруг безмолвного
зверя, в дальнем кустарнике послышался шорох. Затем скачками пронесся
белоснежный резиновый мячик, вскоре превратившийся в маленького
бультерьера. Снап, медленно бегущий и самый маленький из своры, примчался,
тяжело дыша — так тяжело, что, казалось, он задыхается, и подлетел прямо к
кольцу вокруг хищника, с которым никто не дерзал сразиться. Заколебался ли
он? Ни на мгновение. Сквозь кольцо лающих собак он бросился напролом к
старому деспоту холмов, целясь прямо в глотку. И волк ударил его с размаху
своими двадцатью клыками. Однако малыш бросился на него вторично, и что
произошло тогда, трудно сказать. Собаки смешались. Мне почудилось, что я
увидел, как маленький белый пес вцепился в нос волка, на которого сейчас
напала вся свора. Мы не могли помочь собакам, но они и не нуждались в нас.
У них был вожак несокрушимой смелости, и когда битва, наконец, закончилась,
перед нами на земле лежали волк — могучий гигант — и вцепившаяся в его нос
маленькая белая собачка.
Мы стояли вокруг, готовые вмешаться, но лишенные возможности это сделать.
Наконец все было кончено: волк был мертв. Я окликнул Снапа, но он не
двинулся. Я наклонился к нему.
— Снап, Снап, все кончено, ты убил его! — Но песик был неподвижен. Теперь
только увидел я две глубокие раны на его теле. Я попытался приподнять его:
— Пусти, старина: все кончено!
Он слабо заворчал и отпустил волка.
Грубые скотоводы стояли вокруг него на коленях, и старый Пенруф
пробормотал дрогнувшим голосом:
— Лучше бы у меня пропало двадцать быков!
Я взял Снапа на руки, назвал его по имени и погладил по голове. Он слегка
заворчал, как видно, на прощание, лизнул мне руку и умолк навсегда.
Печально возвращались мы домой. С нами была шкура чудовищного волка, но
она не могла нас утешить. Мы похоронили неустрашимого Снапа на холме за
фермой. Я слышал при этом, как стоящий рядом Пенруф пробормотал:
— Вот это действительно храбрец! Без храбрости в нашем деле недалеко
уйдешь.

_______________
* Бультерьер — порода собак.
** Снап (snap) означает «хваты», «щелк».
*** Джинджерснап- (gingersnap) — хрустящий пряник
**** Три американских миллиардера.

Внешность бультерьера в те времена не имела значения. Важно было, чтобы собака могла успешно выполнять свои основные функции – выигрывать собачьи поединки и травить зверя. После запрета собачьих боев в 1835 году, Джеймс Хинкс начал работу по поучению породы, которая бы имела уникальные внешний вид и характер. В разведении приняли участие буль энд терьеры, белые английские терьеры, старотипные бульдоги. В результате такого разведения получались собаки, внешний вид которых нельзя было назвать привлекательным. Они имели перекусы, короткие тупые морды, искривленные конечности, компактные корпуса. Стало понятно, что нужно прилитие кровей, которые бы сделали бультерьера более элегантным и красивым. В 50 годах 19 века Хинкс начал использовать в работе далматинов. Это позволило уйти от бульдожьего типа – собаки приобрели более длинные головы в характерным переходом от лба к морде, длинные элегантные шеи, а также более активный темперамент. Пропали бульдожьи челюсти и флегматичность, бультерьер превратился в неутомимого атлета. Среди пород, которые также являются предками современных бультерьеров, называют грейхаундов, фоксхаундов, испанских пойнтеров.

Читайте так же:  Ка-де-бо золотой стиль

Бультерьеры Джеймса Хикса были «джентльменами в белом». Именно этот цвет стал визитной карточкой породы на многие годы. Характерной особенность породы стала её способность контролировать свою агрессию, используя её исключительно для защиты своей семьи.

Первый бультерьер-клуб появился в Англии в 1887 году. В Америке это произошло немного позже – в 1895г. Первым бультерьером современно типа считается кобель по кличке Гладиатор, появившийся на свет в 1917 году.

Запрет на собачьи бои стал причиной популярности миниатюрных бультерьеров, вес которых составлял в среднем 3.6 кг. Это было связано с тем, что любители собачьих боев могли быстро спрятать такую собачку за пазуху при появлении полисменов. Для получения этих собак использовали стандартных булей, манчестерских и той-терьеров. Обилие булей различных размеров привело к тому, что к 1900 году в породе признавались три ростовые разновидности – той, тяжелые и средние. Болезненность миников стала причиной практически полного их исчезновения. К 1914 году к числу миников относили собак весом до 5кг, но они продолжали исчезать. Со временем максимальный вес для миниатюрных булей подняли до 8 кг. Клуб любителей миниатюрных бультерьеров был основан в 1938году. Через год энтузиасты добились признания породы английским кеннел-клубом.

Начало 20 века ознаменовалось еще одним важным событием в породе – появлением цветных собак. Их начал получать Тед Лион путем прилития крови стаффордширских терьеров. Среди первых цветных собак часто встречалась голубоглазость и глухота, что стало причиной яростных споров о том, существует ли у них дальнейшая перспектива. Доходило до того, что белым собакам, у которых были цветные родители, не разрешали участвовать в выставках Первый шаг к признанию цветных булей сделал Канадский кеннел клуб. В 1939 году он признал это разновидность и цветные бультерьеры начали постепенно проникать в ряды своих белых собратьев. В 1942 году АКС выделил цветных булей как отдельную разновидность.

Страсти вокруг цветных собак можно было бы описать в увлекательной книге. Под видом борьбы за здоровье и интеллект истинногобультерьера, цветным собакам, даже тем, которые многократно выигрывали престижные выставки, отказывали в вязках, а экспертов, которым нравились такие собаки и которые присваивали им высоким титулы, бойкотировали. Однако это ни к чему не привело – со временем белые и цветные були начали экспонироваться в одном ринге и сравниваться между собой. Качество белых потомков цветных собак постепенно увеличивалось и со временем стало понятно, что многие из них превосходят собак чисто белого разведения. Переломным стало заявление известного заводчика Раймонда Оппенгеймера о том, что если он увидит белую собаку цветного происхождения, которая по качеству будет превосходить собак белого разведения, он станет использовать её в своих племенных программах. Со временем так и случилось – его чемпион Орманди Дансинг Тайм стал известным производителем и предком многих чемпионов породы.

В настоящее время собаки различных окрасов проходят экспертизу в одном ринге и только на монопородных выставках процедура может быть иной. Среди цветных собак фаворитами являются тигровые.

Пожалуй, не сыщется больше породы, о которой было бы столько ожесточенных споров, как о бультерьере.

Кто-то считает его абсолютно неуправляемым злобным монстром, а для кого-то это – самый ласковый и преданный друг. Для одних – это сомнительной привлекательности пес, больше похожий на поросенка, а для других – эталон собачьей красоты, обаятельный Аполлон и мощный Геракл в одном флаконе. Но равнодушных к этой породе точно не найти. Так кто он самом деле?

История породы

Бультерьер обязан своему появлению как отдельной породы такому жестокому, но очень распространенному в Англии прошлых лет развлечению как травля животных. Бульдоги – ближайшие родственники бультерьеров, очень ценились за бесстрашие и мощную мертвую хватку. Но для собачьих боев, ставших популярными после запреты травли быков, они подходили не очень. Схватка двух короткомордых тяжелых собак была недостаточно зрелищна. Публика требовала динамики и движения.

Владельцы бойцовых собак, для которых подобные бои были довольно прибыльным бизнесом, быстро смекнули, что для привлечения внимания к такому «спорту» нужно немного изменить собак. К бульдогам стали приливать кровь других пород, но самым удачным оказалось скрещивание бульдогов с терьерами. Терьеры дали бульдогу недостающую им ловкость, проворство и азарт.

Полученных собак назвали буль-энд-терьерами, чуть позже частичка «энд» постепенно выпала из названия. Первые метисы были в типично бульдожьем типе – коренастые, массивные, на коротких лапах, последующие поколения новых бультерьеров становились более изящными, «поднимаясь» в лапах. Поклонники и знатоки собачьих боев нередко критиковали новое направление в разведении, сомневаясь, что такие собаки смогут быть достойными противниками в ринге. Споры улеглись, когда Джеймс Хинкс, торговец из Бирмингема и страстный поклонник боев, заключил пари на исход поединка белой суки бультерьера своего разведения со старотипной сукой. Белая Пусс победила.

Стремясь получить идеальную собаку для боев, Хинкс и другие энтузиасты добавляли к новому бультерьеру крови белого английского терьера, староанглийского бульдога, фоксхаунда, далматина, пойнтера и даже, возможно, гладкошерстного колли (последнего – для сглаживания перехода ото лба к морде).

В итоге собаки получались достаточно сухими, подвижными, энергичными и выносливыми, не теряя в силе.

С окончательным запретом любой травли животных спрос на бультерьеров, к счастью, не исчез. Просто в бультерьере стали видеть не столько беспощадного гладиатора на арене, сколько сильную телом и духом собаку – компаньона и охранника.

Характер и воспитание бультерьера

Бультерьер – очень крепкая и сильная собака.

Это необходимо учитывать, если вы планируете купить щенка бультерьера. Эта порода собак не для слабых духом хозяев. Умный и упрямый бультерьер, почувствовав в вас слабинку, будет вить из вас веревки, а с его силой это просто чревато.

Самое главное в воспитании бультерьера – добиться от него абсолютного послушания. Речь ни в коем случае не идет о давлении или жестоких методах подчинения! От вас требуется установить доверительные отношения со своей собакой и стать для нее авторитетом.

Правильно воспитанный бультерьер – милейший пес, замечательный компаньон, ласковый домашний любимец, совершенно безопасный для окружающих. Но вот собака невоспитанная, доминантная, упрямая, агрессивная может доставить вам много неприятностей и проблем.

Как стать для собаки авторитетом? Да все просто. Будьте последовательны в своих требованиях к питомцу (нельзя – значит, нельзя), при необходимости строги и справедливы. Если чувствуете, что в ваших отношениях с собакой что-то пошло не так, сразу обращайтесь к специалистам, даже регулярного посещения хорошей дрессплощадки для своевременной коррекции поведения вашего питомца будет достаточно.

По отношению к людям бультерьеры достаточно дружелюбны, хотя в условиях опасности для своего хозяина собака может быть надежным охранником. В целом, агрессия к человеку им не свойственна.

Чего не скажешь о других животных – булей справедливо считают любителями выяснять отношения с сородичами. Сказывается бойцовое прошлое породы. Тут уже ничего не поделать. Хотя известна масса случаев нежнейшей дружбы бультерьеров с другими собаками, при знакомстве и общении вашего питомца с ними нужно быть внимательными.

Старайтесь уделять время социализации щенка – так вероятность конфликтов во взрослом возрасте будет ниже.

Уход за бультерьером

Бультерьеры обладают крепким здоровьем, так что особых трудностей с содержанием этой собаки у вас не возникнет. Единственное, к чему есть предрасположенность у бультерьеров, это пищевая аллергия и склонность к ожирению. С первой потенциальной проблемой бороться можно с помощью правильно подобранного корма для собаки. А вес питомца можно регулировать, следя за кондицией и корректируя порции.

В остальном бультерьер не доставит вам хлопот. Просто не забывайте своевременно проводить дегельминтизацию, вакцинацию и обработку собаки от внешних паразитов (блох и клещей).

Уход за шерстью бультерьера очень прост – достаточно пару раз в неделю вычесывать собаку мягкой щеткой, чтобы удалить отмершие волосинки.

Заводя бультерьера, учтите, что эта собака непригодна для круглогодичного содержания на улице из-за очень короткой шерсти. Если вы живете в частном доме, будьте готовы забирать собаку на время холодов в теплое помещение.

Бультерьер может отлично чувствовать себя и в городской квартире, но нужно помнить, что это очень энергичная и сильная собака, которой как воздух нужно много движения. По этой причине бультерьер не подходит пожилым, малоактивным людям или в качестве собаки для детей – ребенок просто физически не справится с таким сильным питомцем.

Идеально, если кроме обычных прогулок у вас будет возможность устраивать настоящие вылазки для своей собаки – в лес, поле, к речке – чтобы ваш бультерьер мог как следует «выпустить пар».

В целом, это превосходная собака-компаньон для людей, ведущих активный образ жизни.

Глаза. Глаза придают бультерьеру характерное выражение. На рис. Е1 показаны маленькие треугольные глаза, которые расположены, как у эрдельтерьера, — слишком прямо. Они не создают типичное для буля выражение. На рис. F1 показаны маленькие, но круглые глаза, которые также не являются типичными для бультерьера. Такие глаза никогда не придадут булю характерное выражение, какими бы маленькими они не были. На рис. G1 показаны настоящие глаза бультерьера: маленькие, треугольные, косо посаженные.

Даунфэйс, — на сегодняшний день наиболее важный результат развития породы. Это больше чем фраза. Стандарт породы определяет: . » профиль имеет форму дуги, которая тянется от затылочного бугра до мочки носа, которая должна быть опущена книзу». Даунфэйс — не диковинка, это основа для более сильной морды по сравнению с той, что имели бультерьеры раньше. Многие хищники имеют опущенную вниз морду, так как это увеличивает рычаг. Стрелками на эскизах показаны силовые потоки. Обратите внимание на клешню омара, на газовый ключ Стилсона, на свою руку в тот момент, когда вы что-нибудь хватаете. Заметьте, насколько сильно заполнена и опущена морда тигра. То есть, даунфэйс — это подмеченное в природе свойство, которое селекционеры использовали в разведении бультерьеров для придания им более сильной и в то же время более красивой головы. Помимо этого, опущенная морда имеет практическое значение — дает собаке возможность хорошего обзора.

Еще одна особенность породы существование четырех допустимых внутрипородных типов: бульдог, терьер, далматин и промежуточный тип. Бультерьеры в типе бульдог компактные, массивные, обладают мощным костяком, тяжелой крепкой головой, широкой объемной грудью, мощным телосложением, вместе с тем у них есть ряд недостатков, среди которых: короткая шея, недостаточно выраженные углы коленных и скакательных суставов и, следовательно, связанные движения.

Тип терьера, напротив, не имеет такой, как у бульдога, тяжелой головы, но отличается точностью линий, компактностью мышц, живым, острым умом. Недостатками этого типа являются: недостаток мощи, облегченность костяка, недостаточно круглое ребро. Тип далматин отличается изысканным экстерьером, хорошими конечностями, длинной шеей. Голова длинная, аккуратная. Недостатки «далматинов»: длинноногость, растянутый формат, слишком длинная, слабая морда, длинный хвост.

Промежуточный тип — наиболее желательный.

Каждый из этих типов имеет своих приверженцев, но история развития породы учит тому, что для сохранения и совершенствования породы необходимо использовать все вышеуказанные типы. Заводчик, который пренебрежет «бульдогами», вскоре потеряет силу и мощь своих собак; отсутствие «терьеров» приведет к нехватке активности и огня; игнорируя «далматинов», заводчик столкнется с ухудшением двигательного аппарата и потерей стильности, изысканности собак; не используя смешанный тип, получит несбалансированных собак. Каждый тип в разные годы давал чемпионов породы.

Размеры бультерьеров в разных пометах всегда сильно различались. Инициативные селекционеры, отбирая самых маленьких собак и, возможно, приливая к ним крови фокстерьеров, а скорее терьером Джека Рассела, чтобы закрепить небольшой размер, получили миниатюрных бультерьеров, Британский кеннел-клуб до 1988 года разрешал смешанные вязки минибулей с их большими сородичами. Это улучшило тип и темперамент миниатюрных бультерьеров, поэтому лучшие из них — это уменьшенные копии бультерьеров.

Стандарт миниатюрных булей определяет размер собак от 25 до 35 см в холке. В настоящее время вес стандартом не определяется, но большинство миниатюрных бультерьеров весит от 8 до 16 килограммов. Типичный современный миниатюрный бультерьер немного выше 35 см. Официальный стандарт описывает общий вид миниатюрного бультерьера, как «. крепко сложенный, мускулистый, гармоничный и активный, с острым пронизывающим взглядом, полным огня и отваги, уравновешенный и подчиняющийся дисциплине». Собака должна двигаться легко, с типичной беспечностью; ноги в движении двигаются параллельно. Голова должна быть длинной, сильной и глубокой, яйцеобразной формы, хорошо заполненной, профиль — в виде плавной дуги от затылочного бугра до мочки носа, который опущен вниз. Нижняя челюсть — сильная; глаза — маленькие, темные, косо посаженные, треугольной формы и глубоко сидящие. Уши — маленькие, тонкие, близко поставлены. Зубы — здоровые, сильные с ножницеобразным прикусом. Шея длинная, мускулистая, аркообразная, сужается от плеч к голове. Грудь глубокая, широкая с хорошо изогнутыми ребрами. Лопатки плотно прилегающие, мускулистые, но не загруженные. Локти направлены строго назад, предплечья прямые, параллельные, пясти вертикальные. Задние ноги с хорошо выраженными углами коленного и скакательного суставов, мускулистыми бедрами. При взгляде сзади параллельны. Лапы круглые, компактные. Хвост короткий, низко посаженный, держится горизонтально. Шерсть короткая, блестящая, жесткая на ощупь. Цвет: для белых собак чисто белый, разрешаются цветные отметины на голове; для цветных — любой цвет с преобладанием его над белым. Любые отклонения от стандарта считаются недостатками, серьезность которых зависит от степени их выраженности.

Читайте так же:  Немецкая овчарка зонарно-серого окраса щенок

Миниатюрные бультерьеры во многом напоминают больших булей, они прекрасные компаньоны, обладают своеобразным чувством юмора. В жизни — очень активные, подвижные, прекрасные атлеты.

Историческая справка

Бультерьер одна из самых старых английских пород. Как можно понять из названия породы, ее предки – бульдог и терьер.

50 – е годы XIX века – англичанин Хинкс занимается выведением белого бультерьера. Для выведения были скрещены английский терьер, бульдог, далматин.

1862 год – впервые Хинкс выставляет на выставке белого бультерьера. Бультерьер тех времен вобрал от всех скрещенных пород все самое лучшее: активность, мускулистость, высокий интеллект. Белый Бультерьер являлся престижной породой и считался признаком хорошего тона у английской интеллигенции.

Последняя четверть XIX века – порода признана Английским клубом собаководства.

Начало XX века начинается разведение Бультерьеров различных окрасов.

До нашего времени порода Бультерьер изменилась достаточно сильно, ведь прошла смена практически более 100 поколений собак, но эта прекрасная порода по-прежнему остается одной из любимых среди собаководов.

Стандарт породы

Характеристика породы

Внешний облик собаки отличается прекрасной физической формой. Бультерьер обладает коренастым, плотным, мускулистым телосложением. Наряду с этими качествами фигуры, он весьма умный, решительный, жизнерадостный. Обучение различным навыкам требует от дрессировщика терпения, настойчивости и строгости.

У представителей этой породы в основном отсутствуют патологии на анатомическом уровне. Так как заводчики по всему миру уделяют повышенное внимание генетики животного.

Стандарт породы МКФ (Международная кинологическая федерация)

У Бультерьера сильная, длинная, без изгибов, яйцеобразной формы голова. Сильная нижняя челюсть. Крепкие, здоровые, белые, ножницеобразные зубы. Ярко выраженные, открытые ноздри.

Умные глаза внешне выглядят так: посажены глубоко, треугольной формы, узкие, косопосажены.

Тонкие, маленькие уши. Друг к другу близко расположены.

Мускулистые, крепкие конечности. Передние обладают крепкими, круглыми костями. Задние лапы мускулистые и крепкие. Гибкие колени. Лапы, как передние, так и задние параллельны друг другу.

Глубокая, широкая грудь с выделяющимися мышцами. Короткая, крепкая спина.

Цветной или чисто белый окрас. Допустимо для последнего на голове цветные пятна.

К концу сужающийся, короткий хвост.

У собаки вес должен соответствовать правилу золотой середины.

Уход и содержание

Бультерьер относится к тем собакам, которые свободно себя чувствуют в ограниченном пространстве. Для него важен факт – тесный контакт с хозяином. Одиночество самое страшное для бультерьера.

Содержание просто и не обременительно. Купать необходимо не чаще 2-х раз в год. Уличная грязь и сырость убирается с помощью мокрой губки. Ведь настоящий уход за шерстью заключается в сбалансированном питание. Необходимо следить за когтями. Для этого нужно, чтобы собака совершала прогулки не только по мягкой поверхности, но и по твердой (асфальту). Это позволит когтям стачиваться, и питомец не будет испытывать неудобств. Так называемые, когтерезки нужно использовать осторожно. Позволяется обрезать роговую часть, что выступает наружу не больше, иначе есть вероятность травмировать кровеносные сосуды.

Из-за особенности строения глаза, загрязнений в них скапливается немного. Поэтому достаточно протирать их периодически ватным тампоном. Как собственно и уши.

Питание

Самое важное правило, это дать все необходимые полезные вещества бультерьеру еще в щенячьем возрасте. Но кормить в разумных пределах. По отношению к щенкам этой породы должно действовать правило – лучше недо-, чем пере-. Избыток пищи наносит вред темпераменту животного. Он будет меньше двигаться, вследствие чего начнет развиваться такая черта в характере, как лень. Необходимо помнить, что задача правильного питания – это, мускулистое телосложение собаки в будущем.

Баланс в питание – здоровье в будущем. При становлении из щенка во взрослую собаку понадобятся дополнительные добавки, такие как: рыбий жир, кальций, витамины, минеральные соли.

Здоровье

Бультерьеры живут в среднем 10-12 лет.

Имеют склонность к заболеваниям кожи (инфекции, грибки, экземы, аллергии).

Отсутствие подшерстка говорит о том, что питомцу противопоказаны холод, сквозняк, сырость.

Воспитание

Как уже говорилось ранее, Бультерьеры не выносят одиночества. Как и другие собаки, привязанные к своему хозяину, сильно переживают его общение с другими четырехлапыми друзьями.

Отрицательная черта характера – упрямство. Что заставляет владельца проявлять настойчивость в обучение командам и добиваться их последующего выполнения. Наказывать, ругать, а тем более проявлять силу строго запрещается. Исторически сложилось, что собаки этой породы до мозга костей упрямы. Поэтому основная задача владельца воспитать так бультерьера, чтобы желание собаки и хозяина совпадали. Например, захотелось погулять, то эта потребность возникла у обоих. Старайтесь воспитывать бультерьера строго по расписанию. Это будет легче и ему и вам.

Не рекомендуется брать на воспитание взрослую собаку этой породы. По причине все той же отрицательной черты в характере. Сложившийся нрав изменить будет невозможно.

Если вы столкнулись с проблемой выбора пола у животного, то рекомендуется следовать правилу – противоположность по гендерному принципу. Если хозяин-мужчина берет для себя собаку, то ему лучше остановить свой выбор на самке. А если женщина-хозяйка, то на кобеле.

Бультерьер отличный компаньон во всех делах, спортсмен и при определенной дрессировке телохранитель!

Все наверняка слышали страшные истории о том, как бультерьер растерзал человека и про то какие страшные атмосферы у него заложены в челюстях. Неужели это действительно опасная и не управляемая собака?

Когда то буль энд терьер представлял из себя смесь, полученную от английского бульдога, терьера и далматина, для того чтобы получить мощную, азартную, подвижную собаку для борьбы с вредителями — крысами. Само название «терьер» происходит от слова «терра — земля» и вся группа терьеров предназначена для борьбы с грызунами и норной охоты. Полученная собака справлялась с отведенной ей человеком ролью.

Кроме того, его статная внешность, бесстрашие, дружелюбность дали прозвище «белый рыцарь» и признаком хорошего тона было содержание бультерьера у любого уважающего себя джентльмена. Бультерьеров держат в качестве домашних любимцев преподаватели Оксфорда, дизайнеры и даже английская принцесса.

В России порода получила широкое распространение в 90х и, к сожалению, многие оценили бесстрашие и силу духа интерпретировав это в пользу преступной деятельности. Люди придумали кровавые развлечения — собачьи бои и верные собаки по прежнему выполняли то, что скажет владелец.

Конечно времена меняются и подобная эксплуатация собак в прошлом. Последние 20 лет в России селекция ведётся по безграничной лояльности ко всему живому. Характер бультерьера: игривый, жизнерадостный, любвеобильный. Присутствуют отличительные черты породы: упрямство, бесстрашие, привязанность к семье. Для них важен тактильный контакт, эта собака готова все время проводить рядом с хозяином, лучше на коленях, а ещё лучше на голове. У вас никогда не сидел на голове бультерьер? Попробуйте, очень рекомендую.

Современные бультерьеры — отличные компаньоны, няньки, спасатели, канис терапевты для детей инвалидов.

Прекрасные спортсмены, особенно в профильных видах спорта, таких как вейтпуллинг.

Есть один нюанс из-за которого держать бультерьера в квартире опасно. Очень сложно остановиться на одном, хочется ещё несколько штук.

Если понравилась статья — поддержите автора: подписывайтесь на канал, ставьте лайк. До скорой встречи!

Бультерьеры замечательные собаки. Заводчики данной породы отмечают их поразительное чувство юмора, говорят, что бультерьеры очень забавны, с ними никогда не бывает скучно. Эти собаки очень хорошие компаньоны, чуткие и понимающие. Кроме того, они любят детей и игры с ними. Однако их не в коем случае нельзя дразнить. Булей не желательно содержать с другими домашними животными. По отношению к однополым собакам бультерьеры очень агрессивны. Немного исправить ситуацию поможет ранняя социализация. Эти собаки уверенные в себе, сильные и гордые. Их нужно любить и уважать, и тогда Вы обретёте преданного и верного друга для себя и всей Вашей семьи.

Любители бультерьеров должны быть благодарны Джеймсу Хинксу, ведь благодаря ему в 19-0м веке появились эти замечательные собаки. Порода была выведена путём скрещивания английского бульдога с белым английским терьером. Интересным остаётся тот факт, что к выше приведённым породам была добавлена кровь далматина. Благодаря которой, собаки получились с более высокими конечностями и более длинной головой. Кроме того, собаки избавились от подвесов на шее и рыхлости губ. Первый бультерьер был белого цвета, он принял участие в выставке в 1862 году. Вскоре был создан Английский клуб любителей породы. А в 1888 году бультерьеры получили официальное признание. С начала 20-го века был разрешён цветной окрас этих собак.

Бультерьер крепкая, мускулистая собака пропорционального телосложения. У неё сильная, длинная голова, достаточно мощная. Верхняя часть практически плоская, переход ото лба к морде совсем не выражен. Линия от макушки до мочки носа прямая. Нижняя челюсть собаки очень мощная и сильная. Глаза узкие, имеют форму треугольника; внешний уголок глаз выше внутреннего. Цвет глаз должен быть тёмно-коричневым. Уши высоко посажены, небольшого размера, тонкие, треугольной формы, стоячие. Шея средней длины, крепкая. Грудь глубокая, мускулистая, достаточно широкая с выступающими рёбрами. Спина короткая. Конечности параллельны друг другу, крепкие и мускулистые. Хвост низко посажен, короткий, толстый у основания, сужающейся к концу. Шерсть короткая, гладкая, плотно прилегающая. Окрас может быть белым либо цветным. Пятна разных цветов допускаются только на голове собак белого окраса.

Бультерьеры очень умные и сообразительные псы, они любознательные, игривые и энергичные. Эти собаки добрые, любящие и нежные по отношению к своему хозяину и семье, в которой живут. Кроме того, они ревнивы, поэтому постарайтесь, чтобы все члены семьи уделяли ему одинаковое внимание. Иначе он может начать воспринимать лишь одного человека, которого будет ко всем ревновать и никого к нему не подпускать. Также следует быть осторожными с новорождёнными детьми, бультерьер должен понять, что младенец полноправный член семьи. Стоит отметить, что були не могут длительное время находится в одиночестве. Они любят находится среди людей. Эти собаки нуждаются в постоянном общении и внимании.

Собаки породы бультерьер склоны к таким кожным заболеваниям, как: демодекоз (паразитарное заболевание кожи), межпальцевый дерматит, мастоцитома (рак тучных клеток). Также у бультерьеров может быть стеноз аорты, поликистоз почек, врождённая или приобретенная глухота. Бывает заворот и выворот век, которые исправляются путём небольшого хирургического вмешательства. Кожа бультерьеров слабо защищена, так как их шерсть очень короткая, поэтому есть риск солнечных ожогов. В жаркий летний день не нужно выводить собаку на прогулку, хорошее время в этом случае — утреннее и вечернее. Чтобы быть уверенным в здоровье своего пса, тщательно изучайте его родословную.

Благодаря шерсти бультерьера, которая не защищает его от холода и осадков, данные собаки должны жить в помещении. Ухаживать за ними достаточно просто, Вам не потребуется для этого много усилий. Шерсть короткая, поэтому её необходимо раз в неделю чистить с помощью резиновой щётки, благодаря которой очень хорошо удаляются отмершие волоски. Собака в основном линяет в осенний и весенний период, поэтому в это время вычёсывать животное нужно гораздо чаще. Мыть собаку часто не рекомендуется. В случае загрязнения, шерсть бультерьера можно почистить с помощью влажного махрового полотенца. Конечно, эти собаки нуждаются в регулярных прогулках и тренировках. Не забывайте следить за чистотой ушей и глаз питомца, ежемесяно подстригайте ему когти.

Бультерьеры умные собаки, которые способны быстро понимать и запоминать команды. Однако, они могут быть достаточно упрямые, они независимые и самостоятельные. Хозяин бультерьера должен быть лидером, с твёрдым характером и сильной волей. Однако, и в этом случае не факт, что собака этой породы будет Вас слушаться. Методы воспитания, которые подходят, например, овчарке, совсем не подходят бультерьеру. Они не любят подчиняться и длительное время повторять одну и ту же команду, в которой не заинтересованы. Чтобы бультерьер выполнял Ваши требования, он обязательно должен для себя найти выгоду. То есть, между Вами и собакой должны установиться партнёрские отношения. Собака должна понимать для чего, ему нужно выполнить ту или иную команду. Грубость в воспитании бультерьера применять бесполезно, в таком случае, Вы полностью потеряете над животным контроль. А вот собачьи лакомства могут стать для Вас незаменимыми помощниками в дрессировке собаки данной породы. Вообще бультерьеры очень чувствительные по отношению к хозяину, они всегда понимают какое у хозяина настроение в данный момент. Многие считают, что этих собак вообще не нужно дрессировать, ведь они и так выполняют то, о чём хозяин их просит, если это необходимо.

Похожие статьи:

Такса ест траву

Когда-то и мне во время прогулки с Джеком стало интересно, почему собака ест траву. Уверена, что и многие владельцы хвостатиков, гуляя со своими питомцами на улице, не раз наблюдали такую

Немецкая овчарка маленького роста

Маленький рост кобеля Zizudm: в очередной раз посетили ветеринара и услышали плохие новости — оказывается что овчара страдает низким ростом Щенку 5 месяцев рост 52 см мальчик — врач сказал

Как подклеивать уши у чихуахуа

Каждый любящий владелец гордится своей собакой, заботится и воспитывает. Одни владельцы мечтают о преданном маленьком компаньоне, другие о выставочной карьере. Чтобы вырастить чемпиона породных выставок владельцу следует приложить огромные усилия.