Натаска русская гончая

Гончая собака должна быть физически сильной, способной без устали преследовать зверя в течение нескольких часов подряд.

При подготовке гончей для работы в поле очень важно, чтобы у нее были хорошо набиты подошвы лап, иначе после первого выхода в поле она собьет себе лапы и надолго выйдет из строя.

Для тренировки лап гончей можно практиковать следующее: во время прогулок выходить с гончей на асфальт, каменную мостовую (тротуар, шоссе) и ходить с ней по 30—40 мин быстрым шагом, так чтобы гончая шла за вами рысцой. Такие прогулки по жесткому грунту способствуют укреплению подошв на лапах гончей. Начинать такие прогулки с гончей нужно примерно за месяц до сезона охоты или нагонки.

Пол вольера, где содержится гончая, должен быть засыпан щебнем или шлаком и слегка утрамбован.

В подготовку к работе гончей в поле входит элементарная дрессировка (приездка) и приучение к сигналам рога.

В приездку входят следующие элементы: гончая должна спокойно ходить на поводке, а лучше без него, у ноги ведущего или сзади него.

Когда с собаки снят ошейник, она должна стоять около ведущего, уходить в полаз по команде, выполнять запрещающие команды (нельзя, брось, стоять и т. д.).

По определенному сигналу рога гончая должна являться к ведущему, конечно, если она не работает на следу зверя.

Хождению на поводке и без поводка у ноги ведущего или сзади него приучают гончую во время ежедневных прогулок, стоять на месте, а также и к сигналам рога —во время кормления. Команду стоять перед кормом надо начинать с 2—3 мин и доводить до 5—10 мин. Для разрешения взять корм нужно подать сигнал рогом. Подачу сигналов в рог нужно производить всегда определенно, тогда в лесу гончая будет слушать только ваш сигнал и на него будет являться к вам.

В период дрессировки и приучения гончей к сигналам будьте пунктуальны и последовательны, тогда ваш труд увенчается успехом. В воспитании животных нужна постепенность и систематичность, не требуйте от собаки сразу много, но что добились от этого не отступайте в дальнейшем. Все уроки повторяйте каждый день — это лучше закрепит у собак выработанные условные рефлексы. Когда ваша гончая элементарно будет подготовлена для выхода в поле, вы можете приступить к самому главному, к нагонке гончей по зверю.

Во-первых, надо показать молодой гончей зверя, дать понять и усвоить, что она должна преследовать зверя, гнать по следу, пока он не будет у нее в зубах, независимо по какой причине: или она его сгоняет сама, или он будет убит хозяином.

Отдельные охотники не занимаются специально нагонкой своих гончих, в том числе и молодых. Нагонку производят только в процессе охоты, где как раз и допускается очень много грубых ошибок.

Больше всего приносит вреда в это время стремление охотника поскорее убить зверя из-под гончей.

Если владелец собаки хочет, чтобы молодая гончая хорошо стала работать, необходимо подавить желание поскорее убить зверя, а заняться в первую очередь серьезной подготовкой гончей.

Лучшим временем для нагонки гончих считается весна, примерно с 20 апреля по 10 июня.

Почему нагонку начинать надо именно в эти сроки? Весной в этот период трава небольшая, нет цветов, пыльца которых мешает работе гончих, влияя на обоняние, и достаточно еще прохладно. Для нагонки гончих имеются специально отведенные участки.

После 20 августа заканчиваются основные покосы в лесах, травы отцвели, утренние и вечерние зори прохладные, это также благоприятствует работе гончей. Нагонка по снегу не рекомендуется, так как по снегу гончая привыкает гнать на глаз, а она должна работать чутьем. Гончая, нагоненная по снегу, с большим трудом будет работать по чернотропу. Ей потребуется длительное время для освоения работы чутьем. Нагонка по снегу может приучить гончую гнать по любому следу независимо свежий он или старый, она будет отдавать голос на любом из указанных следов.

Прежде чем перейти к практическим вопросам процесса нагонки, необходимо кратко остановиться на двух вопросах, играющих немаловажную роль в выработке мастерства у гончей.

1. Там, где есть беляк и русак, лучше наганивать молодую гончую по беляку. Опыт и практика показывают, что гончая, нагоненная по беляку, после небольшой практики хорошо работает и по русаку. И, наоборот, гончая, нагоненная по русаку, сначала хуже работает по беляку и только после хорошей практики начинает работать и по беляку.

Почему это происходит именно так? Беляк в лесу, уходя от преследующей его собаки, очень сильно путает след, делает двойки, тройки, сметки, старается как можно больше запутать собаку, уйти от нее и где-нибудь запасть. Русак по своей природе ходит от собаки более прямо, меньше путает, поэтому его гнать легче, но зато заяц-русак часто пользуется дорогами, что также затрудняет работу гончей. Если есть возможность, то наганивать гончую надо как по одному, так и другому зверю.

2. Можно ли молодую гончую наганивать ночью? Наганивать молодую гончую ночью не рекомендуется. В это время заяц все время на ходу, гончая, находясь в лесу, сравнительно легко попадает на свежий след зверя и начинает его гнать. Заяц, особенно беляк, ночью под собакой ведет себя совершенно иначе, чем днем, меньше петляет, не западает, ходит более прямо. Работая ночью, гончая не приобретает опыта, не научится отыскивать и поднимать с лежки зверя в условиях дня. Днем она будет искать готовый след, а не самого зайца, бессмысленно бегая по лесу. При ночной нагонке у собаки не вырабатывается необходимого мастерства распутывать двойки и петли зверя, которые он делает под гончей днем.

Поведение зверя под гончей днем значительно усложняет ее работу.

Для нагонки выходить надо рано, так чтобы к рассвету быть на месте и попасть на самые «горячие» жировочные следы зверя; выходить также надо в заранее намеченный район, где есть зайцы. Не забудьте захватить для собаки лакомство. Выбрав место в лесу, остановитесь, обласкайте собаку, дайте ей кусочек лакомства, потом подайте команду «стоять», повторяя ее несколько раз, снимите ошейник, постойте 1—2 мин и подайте команду «пошел вперед», «ищи», и идите с ней, не спеша, в выбранном вами направлении.

В первые такие выходы в поле гончая будет несколько странно вести себя. Она бесцельно будет бегать около владельца или даже начнет с ним играть, отбегая в сторону и возвращаясь к хозяину. За это не ругайте ее, не поступайте с ней строго. Это только начало. В последующем у гончей это пройдет.

Для оказания помощи гончей в подъеме зверя необходимо «порскать», т. е. периодически покрикивать и посвистывать. Делать это нужно следующим образом: выломав хороший прут, громко, но не очень часто надо покрикивать и посвистывать, стуча при этом прутом по кустам и стараясь пройти «крепкими» местами, временами ободряя голосом гончую, призывая ее искать. Очень азартно порскать собаку не следует, так как это будет отвлекать гончую от самостоятельного поиска зверя и она может привыкнуть ходить только около хозяина, ожидая, когда он ей поднимет зайца, при этом у нее не сможет выработаться глубокий и широкий полаз. Во время поиска зверя не трубите зря в рог и вообще постарайтесь как можно реже пользоваться им без особой на то надобности. Часто потрубливание в рог может приучить гончую не реагировать на сигналы рога вообще.

Когда вами поднят заяц, а гончей около вас нет и она его не видела, тут необходимо громко, азартно и страстно звать, т. е. наманивать на след зверя гончую, называя ее кличку и произнося следующие слова; «Вот, вот, вот!», И как только собака подойдет, поставьте ее на след зверя или то место, где прошел заяц. Вначале гончая будет только обнюхивать след. Возможно, что она пойдет по следу с голосом, хотя пробежит по нему недалеко.

А может быть и так: гончая след зверя не примет, а будет бегать около хозяина в недоумении. Не смущайтесь этого, на все есть свое время.

Как только гончая сама побудит зверя, увидит его на глаз, она обязательно погонит его с голосом. А если вы заметили, что гончая, находясь в полазе, начала приискивать, энергично крутит хвостом и тщательно обнюхивает землю, то удаляясь, то вновь возвращаясь, ходит в основном по одному месту — осмотрите внимательно местность. Если вы найдете на траве заячий помет, следовательно, ваша собака попала на жировку зайца (место, где он кормился). В этом случае не давайте гончей топтаться на этом месте и тратить зря время. Заяц, возможно, лежит недалеко, в стороне от жировки. Порская, ходите кругами около места жировки, увлекая гончую за собой, так скорее побудите зверя.

Таким способом приучите гончую, почуяв жировку, обыскивать местность кругами, находить уходящий след зверя и по нему добираться до его лежки.

Вот гончая сама побудила зверя и погнала его. Вначале гон будет непродолжительным, но раз от разу гончая будет все больше и больше идти самостоятельно по следу зверя. В это время необходима активная помощь собаке. Как только гончая погонит зайца, постарайтесь как можно ближе находиться от нее.

Если гончая смолкла и молчит 5—10 мин, необходимо поторопиться к ней на место скола. Увидев гончую, следует ободрить ее голосом «ищи, ищи» и начать небыстро ходить расширяющимися кругами вокруг предполагаемого места скола, все время голосом призывая собаку к поиску. Если зверь, запутав след, где-нибудь запал, делая круги, надо снова его поднять, а если он ушел, можете навести на след гончую, которая снова его погонит.

Так надо поступать с молодой гончей на каждом сколе, пока она не научится самостоятельно разбираться в хитрости зверя.

При сколе гончей на дороге постарайтесь определить по самым незначительным признакам, в какую сторону ушел зверь. Иногда это удается сделать по царапинам на дороге, остающимся от ногтей зайца. Определив направление хода зверя, надо сойти на одну из сторон дороги, отойдя от нее на 15— 20 м, и затем идти в направлении хода зайца, увлекая за собой гончую и подбадривая ее голосом к поиску зверя.

Пройдите так 150—200 м, вы где-нибудь пересечете след зверя и таким способом наведете на след гончую. Если вам не удалось на одной стороне дороги пересечь след зверя, то перейдите на другую сторону дороги и двигайтесь в обратном направлении, все время увлекая за собой гончую, пока она где-нибудь не натечет на след зверя.

Если же вам удалось определить направление ухода зверя по дороге, то необходимо проделать то же, о чем было сказано выше, со следующим дополнением: от места выхода зверя на дорогу (это место всегда можно определить по следу гончей на грунте дороги) вы должны пройти с гончей по обеим сторонам дороги, сделав замкнутый эллипс длиной 200—250 м. Таким способом вы наведете гончую на след зверя. Через 3—4 урока ваша гончая будет вполне осмысленно отыскивать след зверя, ушедшего по дороге.

Настоятельно предупреждаем — не уходите быстро со скола и не сманивайте вашу гончую искать другого зверя. Настойчиво и тщательно обыскивайте местность. Помогайте гончей отыскивать стреляного зверя, этим самым вы окажете неоценимую услугу себе и вашей собаке в выработке самых положительных рабочих качеств мастерства, а главное вязкости.

Иногда охотники, работая с гончей в местах, где имеется достаточно зверя, не проявляют должного терпения и настойчивости в оказании помощи гончей в розыске стреляного зверя.

Гончая привыкает вместо настойчивого преследования побуженного ею зверя просто отгонять его от охотника, на первом же сколе бросает поиск его и возвращается к хозяину. Охота с такой гончей вызывает только досаду.

И если вам по каким-либо обстоятельствам (топкое болото, много наезженных дорог, сухая песчаная почва, частый мелкий ельник, густая посадка и т. д.) необходимо после скола перейти с гончей в другое место, то поступайте следующим образом. Вы видите, что место для работы гончей трудное и она здесь не сработает, вызовите к себе собаку рогом, повторяю — рогом, отнюдь не способом наманивания ее на след, или подойдите к ней поближе сами. Оказавшись около нее, подайте команду «стоять». Как только гончая остановится, быстро подойдите к ней, обласкайте ее и возьмите на поводок. После этого уходите с ней в новое место. А там можно произвести снова напуск и продолжить охоту с гончей по новому зверю. Такие вещи не повторяйте часто, приучайте вашу собаку работать в любых условиях.

В сезон охоты вам придется охотиться с гончей в течение всего дня и при разной температуре. Поэтому в процессе нагонки приучайте гончую работать в разное время суток. Не избегайте как сухих, так и дождливых дней. Необходимо также приучать гончую работать на разной местности. В период нагонки нужно менять район нагонки и приучать гончую не бояться новых мест. Куда бы с ней ни приехали, она везде должна вести себя смело и уметь хорошо работать.

Все, что было сказано до этих строчек, является важным и необходимым в деле воспитания и нагонки гончей, ее подготовки к охоте. Но в общем комплексе всех элементов воспитания и нагонки гончей есть главный фактор, заставляющий ее неотступно преследовать побуженного зверя, — это злоба гончей к зверю. Стремление овладеть зверем, задушить его — этот инстинкт лежит в основе всей работы гончей, поэтому нужно умело и вовремя возбудить его у молодой гончей, умело и правильно развить его и закрепить. Первых зайцев, которых представится возможность добыть из-под молодой гончей, не стреляйте крупной дробью и не старайтесь убить наповал. Их нужно заранить, чтобы гончая смогла сама словить их и задушить. Это самый лучший урок для гончей! А если заяц будет убит наповал, то трогать его не следует, пока до него не дойдет по следу гончая. Пусть она потреплет его, не мешайте ей в этом, а, наоборот, похвалите ее. Но следите, чтобы гончая не начала рвать зверя. Надо ее успокоить лаской, подать команду «стоять» и у нее на глазах отрезать у зайца до скакательного сустава задние лапы — пазанки и отдать их гончей как награду, предварительно срезав с них когти. И вообще не надо скупиться в это время на похвалу и ласку гончей, это окупится сторицей. Так надо поступать всегда и в дальнейшем.

Если гончая на виду словила подранка, не жадничайте. Работа собаки должна быть дороже, чем словленный ею заяц. Пусть она его подушит, потреплет основательно, только следите, чтобы она не стала рвать его. Успокойте ее, обласкайте, если есть необходимость — пожурите, но ни в коем случае не бейте. Потом заберите у нее зверя, наградив ее пазанками.

Но может случиться и так. Заяц недостаточно сильно ранен и гончая на почтительном расстоянии словила его, а пока вы к ней шли и искали ее, она оставила «рожки да ножки» и, даже в этом случае, не наказывайте ее за это строго, не говоря уже о том, что ее нельзя в этом случае бить. Она достигла своей цели, т. е. словила зайца и по-своему рассчиталась с ним.

Этот урок пойдет собаке и на пользу. Она всегда будет стараться преследовать зайца до тех пор, пока он не будет у нее в зубах, если она его сгоняет, или он будет убит, но цель должна быть достигнута.

Выше шла речь о нагонке одиночной гончей, как таковой, самостоятельно. И ни слова не было сказано о нагонке молодой гончей в паре (смычке со старой гончей). Можно ли наганивать молодую гончую со старой опытной гончей? Да, можно и нужно, если у вас для этого имеется возможность. Но при следующих условиях: старая гончая должна обладать сама хорошими положительными качествами, она не должна бросаться на домашних животных (скот), не гнать лося, не облаивать дичь и белок, а главное не должна быть пустобрехом. По паратости ног старая гончая должна быть равной молодой гончей. Лучше, если молодая гончая будет более парата, и совсем плохо, если наоборот.

Если старая гончая обладает вышеперечисленными недостатками, то все они будут у молодой гончей, так как дурной пример заразителен. Если старая гончая более парата, чем молодая, то молодая будет все время «тянуться» за старой, не успевая осмыслить то, что делает старая, будет за ней только голосить, не имея возможности проявить самостоятельность. Если же молодая гончая более парата, чем старая, то она, уходя вперед, часто будет вынуждена разбираться сама, до подхода старой, и тем самым будет приобретать опыт по выправлению сколов, а гон старой гончей будет ее ободрять, поэтому молодая гончая будет азартней работать. Такая старая гончая будет незаменимым помощником. Но если вы не собираетесь и не имеете возможности охотиться со смычком или парой, не увлекайтесь нагонкой молодой гончей с другой собакой. Как только вы почувствуете, что молодая гончая стала хорошо гнать сама одна, ее необходимо отделить от другой и работать с ней в одиночку. Длительная нагонка в паре или смычке вырабатывает у гончих некоторые обособленные привычки. В смычке или паре ведущая только одна из них, и вряд ли это будет молодая, которая привыкнет гнать в паре со старой. После всего этого потребуется немало усилий, чтобы приучить ее работать одну, а иногда это даже и не удается.

Нагонку гончих начинают с 10–месячного возраста: более ранняя нагонка неблагоприятно влияет на телосложение и на голос собаки.

Когда наганивать гончую собаку

Наганивать собаку удобнее всего осенью — в сентябре и октябре в типичных охотничьих угодьях или весной — в апреле и мае, в специально отведенных для этого местах. Летом из-за жары и сухости воздуха наганивать гончую можно только в ранние утренние часы.

Не рекомендуется начинать нагонку зимой, по белой тропе, из-за того, что собака привыкает искать след на глаз (визуально) и не пользуется для этого чутьем. Нагонка по пороше допустима только после приобретения гончей опыта работы по чернотропу.

Тренировать гончую надо в разную погоду: солнечную, пасмурную, дождливую, — чтобы она умела искать зайцев в любых условиях.

Где и как наганивать гончую

Сначала гончую знакомят с разнообразными угодьями (лесом, полем, болотом, вырубкой и т. п.), выезжая или выходя для этого в разные места.

Наганивают гончую следующим образом. Придя в лес, где можно легко найти оба вида зайцев (беляка и русака), спускают собаку со сворки. Гончая, с которой предварительно много гуляли в лесу, сейчас же отходит от охотника и начинает прихватывать разнообразные запахи, исходящие от растений, птиц и зверей.

Охотник идет по местности, сообразуясь с быстротой хода собаки, и время от времени порскает, то есть ободряюще покрикивает ей: «Давай! Давай!» — тем самым указывает собаке свое местонахождение и направление хода. Иначе, не слыша хозяина, собака будет все время подходить к нему и искать накоротке.

Если собака уходит слишком далеко, порскать нужно реже, тогда она вынуждена будет проверять, где находится хозяин, и сокращать глубину полаза (ширину поиска).

Охотничьи собаки, мало бывавшие в лесу, на первых порах боятся отходить далеко от хозяина, а робкие даже жмутся к его ногам. Собак ни в коем случае нельзя отгонять от себя криком, тем более побоями. От этого они еще более робеют и, отойдя немного в сторону, все внимание уделяют хозяину, не думая о поиске.

Лучше сделать так: углубиться в лес и почаще порскать, ободряя собаку. Постепенно она освоится с лесом, осмелеет и будет отходить все дальше и дальше. Молодую собаку приучают не просто бегать по лесу, а искать зверя, и охотник должен помогать ей обследовать наиболее трудные места.

При изменении направления движения в лесу, необходимо предупреждать об этом собаку криком. Иначе собака в панике может помчаться куда попало и потеряться.

Через некоторое время гончая, может быть случайно, наткнется на зверя, бросится к нему и погонит с голосом по-зрячему, то есть будет с лаем преследовать бегущего у нее на виду зайца или лисицу.

Потеря следа — скол, что делать?

Когда заяц скроется, собака продолжит преследовать его по следу, пользуясь чутьем. Обычно молодая гончая быстро теряет след после первой же скидки зайца и замолкает (перемолчка).

Тут охотник должен спешить ей на помощь к месту скола (потери следа) и постараться найти, спугнуть зайца, при этом заставляя гончую искать вокруг. Жестами, голосом, всем своим видом он дает понять собаке, что нужно продолжать поиск следа. В случае необходимости охотник делает с нею круг, еще один, побольше, чтобы обнаружить след.

С места скола охотник и собака не должны уходить, пока не потеряют надежду обнаружить след, и собака постепенно становится настойчивее в розыске запавшего зверя.

Настойчивые попытки найти след развивают у гончей вязкость и мастерство. Если же хозяин сразу уходит с места скола, собака прекращает поиск следа и бросается догонять его. В результате гончая тоже приучается к этому.

Бывает, что нагонщик сам выпугнет зайца. В этом случае гончую немедленно подзывают криками: «Вот, вот, вот!» — или другими и наманивают на след.

Читайте так же:  Происхождение породы эрдельтерьер

Гончая и зверь

В охотничий сезон хорошо дать наганиваемой гончей заловить подраненного на гону зайца. Потом собаку успокаивают и отбирают (принимают) от нее зайца, не давая рвать и трепать зверя. Для поощрения собаки у зайца отрезают пазанки (часть задних ног, ниже скакательного сустава) и дают ей.

Некоторые молодые гончие, увидев выскочившего на их глазах зайца, никак не реагируют на него; другие начинают его гнать молча. Не нужно из-за этого падать духом. Если гончие от породистых производителей с хорошими полевыми качествами, то все равно, пусть позже, но у равнодушных собак проявится охотничья страсть, а у молчунов — голос. Бывают гончие, у которых охотничий инстинкт просыпается только на вторую осень.

Совместная нагонка

Нагонка облегчается, если молодую собаку пускать с опытной гончей, лучше всего с матерью, к которой она привыкла. Старая собака будет самостоятельно находить зверя, гнать его с голосом, выправлять сколы. Молодая собака сначала будет просто бегать за ней, но потом поймет, в чем дело — у ней пробудится охотничья страсть, и обе погонят зверя вместе.

Однако следует учесть, что молодые собаки перенимают от взрослых не только положительные качества, но и некоторые недостатки. К тому же при совместной нагонке у молодых собак плохо развивается самостоятельность. Поэтому совместную нагонку гончих проводят 3–4 раза, а затем молодую собаку продолжают наганивать отдельно.

Использование рога во время гона

Во время нагонки и охоты нельзя злоупотреблять рогом. Трубить можно только в тех случаях, когда охотник меняет направление хода, когда гонный зверь убит, а гончая выправляет скол, и когда нужно подозвать собаку по окончании охоты.

Недопустимо на охоте заменять порсканье звуком трубы, так как после этого собака перестает реагировать на него как на сигнал подхода. Нельзя бить собаку, если она с задержкой подошла на звук рога.

Потеря гончей во время нагонки

И еще два совета. Во-первых, не надо оставлять гончую в лесу одну, надеясь, что вернется домой сама, — это приучает собаку к бродяжничеству, и, во-вторых, не следует на охоте с гончей стрелять тетеревов, белок и других случайно попавшихся животных. В противном случае у собаки к этой дичи пробуждается интерес, и в последующем она будет отвлекаться от основной работы.

Потерявшуюся в лесу гончую следует ожидать в том месте, где ее видели в последний раз, даже если при этом придется переночевать у костерка.

Только правильной нагонкой можно воспитать отличного гонца, который доставит вам огромное удовольствие на охоте

Наганивать гончих надо с апреля до конца мая, где есть заказники, где таких мест нет, то с Ильина дня (20 июля) по зорям и. до конца августа. В это время деревья одеты, трава густа, гончие не будут гонять только по зрячему, но пойдут в добор, узнают след и будут его держать.

С давних времен существует спорный вопрос, как лучше наганивать молодую гончую – в одиночку или со взрослой собакой. Постоянная нагонка неопытной гончей со старой осенистой гончей портит молодую собаку. Почему? Во-первых, молодая гончая привыкает работать в паре, надеясь на более опытную собаку. Во-вторых, опытные гонцы, обладая широким полазом и зная местность, уводят так далеко попавшую в лес молодую гончую, что можно ее потерять. В-третьих, взрослая гончая, кроме положительных, всегда имеет и порочные качества, чаще всего слабоголосость. Молодая гончая эти качества перенимает. Если вы знаете, что старая гончая имеет недостатки, то лучше вместе собак не пускать.

У опытных гончатников есть правило: возьмешь один раз молодую собаку на охоту со старой – потом десять раз сходишь в лес, чтобы настроить ее на самостоятельную работу в одиночку. Если молодая гончая происходит от рабочих собак, она сама должна приняться гонять, и правильной нагонкой в одиночку из нее можно выработать дельную собаку.

Наганивая своих выжлецов с Волгой, я их не только не испортил, а наоборот, они получили первые уроки от мамки и закрепили их. И если набрасывал поодиночке, то они работали осознанно и самостоятельно, ни на кого не надеясь, лишь переняв манеру полаза и гона от Волги.

Преимущество этого метода в том, что, наганивая даже непосредственную молодую гончую с осенистой мастеровой хорошей гончей, мы ускорим процесс приобретения мастерства, навыков выправлять скол, правильного заемистого полаза, розыска и побудки зверя и, что важно, вязкости, паратости и нестомчивости гораздо быстрей, так как она будет учиться на примерах.

Надо правильно чередовать – раз вдвоем, два раза одна, и наоборот, но обязательно давать поработать одной, чтобы закрепить полученные уроки. А с гончей, имеющей недостатки, вообще не надо наганивать: зачем учить своего любимца плохому?

Самым главным в нагонке является выработка мастерства: не уводить собаку со скола и не искать другого зайца; не оставлять гончую в лесу одну; не заниматься посторонними делами, как-то: сбор грибов, ягод, наманивание рябчиков.

Если гончая до подъема зверя долго копается на ночных жировых следах и отдает голос в добор, нужно взять собаку и увести ее, так как зверь ложится на дневку поодаль от жировочных мест.

Добор по зайцу часто передается по наследству, и никакими усилиями исправить его нельзя. Добор по зайцу, безусловно, порок, добор же по лисице, который, как правило, завершается помычкой и гоном, допустим, так как помогает охотнику следить за собакой. Есть гончие, которые голосят попусту. Это порок, который ничем не исправить.

При нагонке надо умело пользоваться рогом и накликом. Наклик гончих нужен тогда, когда охотник перевидит зверя и нужно насадить (наставить) собаку на след, а не тогда, когда гончую надо взять на сворку. Учить этому надо с детства, еще щенком.

Прогуливаясь со щенком, вы кидаете в траву лакомство, чтобы он его не видел, а затем начинаете накликать: «Азарт, ко мне! Тут, вот тут, тут, тут, ищи! Ищи! Вот, вот, тут, тут!» – и заставляете щенка искать вкусную приманку. Проводите такие занятия на каждой прогулке, к нагонке щенок хорошо это усвоит, будет подбегать к вам, рассчитывая на вкусное лакомство.

О ПОЛЬЗЕ РОГА

Трубят в рог, когда необходимо снять собаку. Гончая еще в щенячьем возрасте должна знать звук своего рога. Приучать к нему надо с двух-трех месяцев. Перед каждым кормлением надо трубить в свой позыв. Когда гончая хорошо валит на рог, охотник обязан дать лакомство. Однако это правило многие не выполняют, а иногда, когда собака не подходит, ее даже наказывают, чего категорически нельзя делать. Еще хуже, когда в рог трубят без конца. В этом случае гончие вообще перестают на него валить и реагировать.

В старину охотничий рог делали из рогов крупных быков. Охотничий рог издавна применялся на охоте с гончими. Молодой охотник должен знать, как с помощью рога вызвать гончих или подать тот или иной сигнал. В прошлом веке, когда процветала охота с борзыми и гончими, в рог подавали множество сигналов – по волку, лисице, на драку.

Наиболее удобен рог полумесяцем. Носят его на привязи через левое плечо так, чтобы он весь лежал на спине охотника, а мундштук касался груди. Удобны также немецкие рога в виде витка, которые называются волторкой. Они обладают хорошей звучностью и позволяют брать несколько тонов. Наши русские рога двухтоновые – октавой от нижнего до верхнего «до». Умение трубить в рог требует практики. Нужно плотно прижимать к губам мундштук рога и издавать низкие и протяжные звуки. Низкие звуки «до» обозначаются как «ту», а верхние – как «то».

При вызове гончих подается низкого тона продолжительный звук, переходящий в более короткий и высокий. Сначала играют протяжно «ту-то», а после короче, отчетливее и выше «ту-ту, ту-ту». Сигнал «на помощь» подают быстро, тревожно, не затягивая последнего звука, короткий низкий тон при этом резко переходит в более короткий высокий. После нескольких секунд повторяют короткие низкие звуки с переходом на три коротких звука высокого тона. Сбор играют протяжно: «ту-то», «ту-то».

Очень хороший рог получается из пионерского горна, если болгаркой отпилить закрученную часть горна и немного загнуть тонкую часть, чтобы труба приняла изогнутую форму. Остается только вставить мундштук – и охотничий рог готов. Он очень легкий, удобный для переноса, а самое главное, звучный, громкий и доносчивый. Утром по росе его слышно за пять-шесть километров. Равных ему я пока еще не встречал и считаю, что если за все годы охоты не потеряна ни одна собака, то это в основном его заслуга.

ПРАВИЛА НАГОНКИ

Наганивая и охотясь, держите собаку в рабочем теле, следите, чтобы гончая была не слишком жирна или слишком худа. Ни в коем случае нельзя брать в нагонку гончих после болезни (особенно после чумы). Нужен перерыв не менее двух месяцев.

Сделать гончую вязкой, вежливой, добычливой, мастеровой, нестомчивой, позывистой – задача, требующая навыка, терпения, а главное, любви к собаке, лесу, гону. Неумелой нагонкой легко испортить самую лучшую из гончих. Молодому гончатнику, кроме перечисленных правил нагонки, требуется соблюдать следующие:

1. Не бить собаку – только ровным и ласковым отношением можно завоевать доверие своей гончей.

2. Не наганивать ночью – эта нагонка портит собак, так как гончая привыкает менять след гонного зверя.

3. При напуске не забывать подавать команду «стоять» и давать лакомство, когда гончая выполняет команды хозяина.

4. Не ходить в нагонку большой компанией.

5. Приучить гончую гонять в любую погоду, в любых условиях.

6. Не наганивать молодую гончую по пороше, так как собака привыкнет гнать только на глазок (если вы со своей гончей за осенний период по чернотропу имели двадцать пять и более выходов и добыли одного-двух зайцев, то можно продолжать нагонку, а затем охоту по пороше и снегу зимой).

Сколько же времени требуется для проявления и закрепления всех наследственных качеств молодой гончей? На этот вопрос почти сто лет назад дал ответ П. М. Губин, автор «Полного руководства по псовой охоте»: «Нагонки гончих собак должны производиться два раза в год, а именно: в мае и августе… полагая приблизительно по двадцать четыре утренних зори для нагонки в каждом сказанном месяце». Этот совет дан для стай, поэтому он ограничен только утренними зорями, но в принципе этого достаточно и для одиноких гончих – около пятидесяти выходов до охоты при условии их равномерного распределения на весь период весенне-летней нагонки.

В старину, когда у барина была псарня и специальные люди (выжлятники, доезжачие, псари) занимались собаками, пятьдесят выходов с гончими в весенне-летний период был возможен. Но в современных условиях мало у кого есть такие возможности, да и в районах нет нагонных участков. Егеря делают все, чтобы не выделять таких участков, они не любят нашего брата гончатника, так как гончими мы разгоняем крупного зверя – основной их доход. Но причина не только в этом. Где взять столько времени и средств, если до угодий гончатникам приходится ездить в среднем от пятидесяти до ста километров? Поэтому в основном с открытия сезона охоты начинается нагонка и охота.

Почему автор поделил этот период пополам? Потому, что необходимо по чернотропу нагонять первую часть, чтобы молодая гончая поняла, что от нее требуют, и прошла бы первые азы работы по зайцу.

С наступлением зимнего периода надо продолжать нагонку по мере выпадения снега, то есть по пестрой тропе, по пороше, по снегу. Бояться, что ваша гончая привыкнет работать на глазок, не надо. Но весной, когда начнет таять снег и до его полного схода, надо обязательно поработать с гончей, как бы перевести ее с белой на пеструю тропу, а затем на чернотроп. Уверяю вас, при такой нагонке ваша гончая будет одинаково работать как по чернотропу, так и по белой тропе.

Встречаются гончие, которые гоняют только по чернотропу или только по белой тропе. Это результат неправильной нагонки, и ничего другого. Именно вышеуказанным методом автор наганивал Волгу и ее сыновей, в результате все гончие одинаково хорошо работали как по чернотропу, так и по белой тропе, независимо от погоды. Порой просто диву даешься: в тяжелейших природных климатических условиях, в непроходимых для человека лесных угодьях гончая гоняет ярко и азартно, – и ты забываешь обо всем, спешишь перехватить зверя.

Расскажу, как я наганивал Волгу. С пятимесячного возраста начал делать проводки по лесным угодьям. Зайца в них практически не было, но меня это не интересовало. Главная задача проводок – приучить гончую к лесу и проявить первые задатки к полазу. К шести месяцам Волга уже смело уходила в полаз, и довольно далеко, но помычек не было. В день, когда ей исполнилось шесть месяцев, решил сделать подарок – поехать в лес, где был заяц. В тот год в конце октября снег уже выпал и успел растаять, погода была прекрасная, безветренная, в лесу влажно и тихо. Остров леса, куда мы приехали, был окружен со всех сторон полем длиной около километра и шириной метров пятьсот. В свое время там располагалась воинская часть, где я когда-то проходил срочную службу. Место это я знал хорошо. Что там есть зайцы, не сомневался. Взяв Волгу на поводок, вошел в остров. После команды «стоять» напустил ее и стал азартно порскать: «Ищи, Волга! Заяц, заяц, добудь его, добудь!». Волга, пробежав метров пятьдесят, вдруг резко остановилась, нагнула голову и взвизгнула. Размахивая гоном из стороны в сторону, как палкой, возбужденно работая чутьем, она стала продвигаться вперед. Поняв, что натекли на жировку, я стал еще азартней порскать: «Давай, милая, давай! Ищи его, ищи! Заяц, заяц, добудь его, добудь!» Возбужденная Волга, попискивая, медленно продвигалась вперед, затем стала ходить кругами все шире и шире, и тут я увидел, как слева от нас из-под лежавшей сухой ели вылез уже вылинявший белый заяц. Побежав к зайцу, я стал наманивать Волгу. Она бросилась ко мне, а заяц уже был таков. Мы вместе подбежали к лежке. Хватанув свежего заячьего запаха, Волга залилась тоненьким, доносчивым голоском и стала быстро удаляться по уходящему следу зайца. От радости я был на седьмом небе. Я впервые услышал ее голос и убедился, что она пошла по следу зайца. Но вскоре гон резко прервался. Было понятно, что на первой же сметке Волга скололась.

Стоя у лежки и продолжая надеяться, что Волга выправит, я все время прокручивал в голове все сначала. Натекла на жировку и стала без голоса, только попискивая, распутывать ее – значит, без добора, отлично! На лежку наставил сам. Но надо было подождать – я тут явно поторопился. А с другой стороны, теперь у Волги повысится ко мне доверие. Тоже неплохо. Скололась и смолкла – отлично, так и должно быть.

Училась Волга, учился я – методом проб и ошибок мы вместе познавали азы этой непростой, но очень интересной науки. Выправить скол Волге так и не удалось, минут через тридцать она вернулась, еще раз проверила лежку, но зайца там не было. Несмотря на неудачу, мы с Волгой были очень довольны.

Первого зайца мы добыли ровно месяц спустя, уже по пестрой тропе. За первую зиму еще пять. По окончании зимы наганивал до середины мая, но зайцев не стрелял. На следующую осень Волга была уже отличной гончатницей, и редко какому зайцу удавалось обхитрить ее. Без помычки и гона с охоты больше не возвращался. Теперь все зависело не от собаки, а от меня: смог ли я смастерить и добыть зверя.

Помните: только правильной нагонкой можно воспитать отличного гонца, который доставит вам огромное удовольствие на охоте.

Гончие в наше время

Активную охоту с гончей на различного зверя в России вели и столетия назад. За это время сформировался целый пласт практических советов касательного того, как нагонять гончую. Стоит ли всецело следовать этим советам в наши дни? Скорее всего, нет, ведь наши предки занимались нагонкой гончих, сбивая их в настоящие стаи, а сейчас охотники могут позволить себе завести одну или двух гончих. Поэтому обучение становится более индивидуальным. Из этой статьи вы сможете почерпнуть для себя несколько советов о том, как нагонять гончих в условиях современной охоты.

Основные правила натаски

При выборе породы обратите внимание на русских гончих. Они обладают превосходной наследственностью и отлично чувствуют себя в условиях русских просторов. Например, русская пегая гончая — исключительно выносливая собака с замечательным чутьем, способная вести самостоятельный поиск зверя.

Многие охотники, не имеющие большого опыта в обращении с собакой, особенно с охотничьей, сохраняют определенную степень уверенности ровно до того момента, пока не приобретут себе щенка гончей. Что же делать дальше с этой собакой? Как это маленькое существо может превратиться в грозу зайцев и лисиц?

С возрастом гены охотничьей породы сделают свое, но без должного обучения гончая все равно не будет пригодна к охоте. Поэтому первое время собаку нужно активно дрессировать и воспитывать, чтобы впоследствии обучение прошло достаточно гладко.

Индивидуальное обучение позволяет начать натаску намного раньше, чем это делали в позапрошлом столетии. Примерно в возрасте шести-восьми месяцев можно вывозить гончую в лес, если вы уже успели преподать ей несколько базовых команд и она реагирует на кличку. Там дайте собаке вволю набегаться, но ни в коем случае не отвлекайтесь на поиск грибов или какое-нибудь другое занятие. Обучение собаки на всех этапах требует высокого уровня сосредоточенности от охотника, чтобы потом от нее была польза. Поэтому не забывайте учить собаку поиску, а также приучайте к звуку рога.

Нагонка по зверю

Россия — это страна просторная, поэтому нагонка русских гончих собак происходит на природе. В первую охоту можно взять с собой более опытную гончую в пару. При этом важно помнить о следующих моментах:

  • Подберите хорошую опытную гончую.

Молодые склонны перенимать не только положительные навыки, но и отрицательные. Так, к вашей радости ваша гончая на первой охоте может научиться качественному поиску, не будет подолгу копаться на жировых местах. В комплекте с этими полезными навыками она может получить слабоголосость, которой страдают многие старые гончие, или научится добирать по зайцу, что не очень хорошо.

Поэтому к выбору (если есть такая возможность) опытной гончей подходите с умом. Если в вашем распоряжении имеется гончая с кучей пороков, лучшим вариантом будет обойтись без парной охоты.

  • Не злоупотребляйте парной охотой.
  • Молодая собака начинает во многом полагаться на своего старшего товарища. Во время самостоятельной охоты гончая будет себя хуже проявлять и не сможет достичь высоких результатов. Оптимальным вариантом будет чередование парной и самостоятельной охоты, при этом самостоятельной нужно уделять намного больше внимания.

    В России существует многолетняя традиция охоты с гончей. Мир меняется, и некоторые советы прошлых лет становятся неактуальными. И лишь гончие, их врожденная ярость и выносливость остаются неизменными. Поэтому важно следить за трендами современной охоты и уделять достаточно внимания обучению собаки. Если следовать советам, приведенным выше, то можно избежать многих ошибок и сделать последующую охоту с молодой гончей крайне результативной.

    Каждый, кто завел щенка охотничьей собаки, с нетерпением ждет, когда же тот проявит свои рабочие качества – ради самой охоты и чтобы убедиться в правильности выбора

    фото Мухамедшина Рафаэля

    Очевидно, что для гончатников это справедливо точно так же, как для норников и легашатников. Однако раннему началу охоты с гончей и принципиальной оценке ее возможностей препятствуют устоявшиеся положения, которые большинство гончатников считают незыблемыми и действуют в соответствии с ними.


    – нельзя начинать нагонку гончей раньше, чем ей исполнится год;

    – нагонку молодой гончей следует начинать только по черной тропе;

    – работу гончей следует оценивать по третьему полю.

    Считаю их ошибочными и вредными как для подготовки конкретной гончей, так и для прогресса отечественных гончих в целом. Чтобы доказать это утверждение, рассмотрю каждое из вышеуказанных положений.

    Почему, учат нас многочисленные статьи и руководства по охоте с гончими, нельзя пускать в нагонку, а тем более в охоту, щенков до года? Потому, что щенок до года еще физически и психически не готов к нагрузкам, которым он подвергается при нагонке, не говоря уже об охоте. Считается, что он увлечется преследованием и совершит непомерную работу, подорвав при этом свое здоровье и желание гонять, что сделает его в будущем нерабочей гончей, тем вероятнее, чем более азартным он является от природы.

    При этом утверждается: множество перспективных молодых гончих были таким образом безнадежно испорчены. Совершенно понятно, откуда взялось это мнение, безусловно, верное на момент его возникновения. А возникло оно в XIX веке, когда все, за исключением крестьян, руководств не писавших, охотились исключительно со стаями гончих, будь то комплектные или ружейные охоты.

    Когда на псарных дворах содержались десятки, если не сотни гончих, то совершенно невозможно было заниматься с ними индивидуальной нагонкой. Понятно, что если пустить в нагонку несформировавшуюся гончую со стаей, в которой она выросла, то, повинуясь стайному инстинкту, молодая будет стремиться изо всех сил (и сверх их) гнать вместе со стаей и действительно может надорваться.

    Читайте так же:  Порода собак финский шпиц

    Наши предшественники, жившие в неторопливом позапрошлом веке, могли себе позволить начинать нагонку после достижения собакой года, полноценную охоту со второго поля и оценивать работу собак по третьему. Они действовали так, имея значительное количество рабочих гончих, разновозрастное ремонтное поголовье и, наконец, материальный достаток, а если точнее – избыток. Почти никто из нынешних гончатников не обладает всем вышеперечисленным.

    Наш малообеспеченный, в лучшем случае – среднеобеспеченный современник, как правило, приобретает и содержит одного щенка гончей (реже – двух), сильно напрягая этим жену и семейный бюджет. Он год гуляет с гончей, но не наганивает ее, а потом еще полгода наганивает, но – не дай Бог! – не охотится с ней. И вот по третьему полю, то есть на четвертом году жизни гончей, эксперты-кинологи да и просто товарищи по охоте говорят владельцу, что его собака совершенно бездарна.

    Он обижается и не соглашается, каждый раз находя различные погодные объяснения скверной работы гончей – то многоследица, то слишком тепло, слишком холодно, слишком сухо, слишком сыро. Требуется еще год ожиданий и разочарований, чтобы убедиться в очевидном: ввиду отсутствия чутья или вязкости эта гончая не способна продержать зайца больше пятнадцати минут. Такая гончая годится лишь для «выталкивания» лис и зайцев из «культюков» – узких густых зарослей вдоль степных речек.

    И ее следовало бы отдать непритязательному охотнику, живущему в степной местности, но собака за четыре с половиной года стала членом семьи, к ней привязались жена и дети, на нее потрачено столько сил и средств, а новый щенок – это новые затраты с неизвестным результатом. В итоге собака остается в семье, и владелец «принимает ее такой, какая она есть», то есть как-то приспосабливается с ней охотиться.

    Так запоздалое начало нагонки и отсроченная оценка качеств гончих не позволяют их владельцам произвести своевременную выбраковку и на многие годы лишают их настоящей охоты, в результате чего гончатники, особенно городские, для которых содержание гончих сопряжено со значительными сложностями, нередко приходят к полному разочарованию.

    Большинство публикаций по нагонке молодых гончих рекомендуют начинать ее только по черной тропе. Правда, разными авторами тому даются различные обоснования. Одни утверждают, что, начав гонять с белой тропы по зрительно различимому следу, гончие приобретают скверную привычку делать это «на глазок» и потом уже не могут нормально гонять по чернотропу, когда след не виден.

    Другие считают, что в этом случае у молодых гончих развивается неисправимая «слабоголосость». В действительности же вредной привычки гонять «на глазок», равно как и отдавать излишний голос, у гончей, к этому наследственно не предрасположенной, ни при каких обстоятельствах возникнуть попросту не может. В отличие от человека, у которого главным способом ориентации во внешнем мире является зрительный, затем слуховой и лишь в очень незначительной степени обонятельный.

    «Глаза» собаки, и гончей в особенности, – это ее чутье. У гончих чутье феноменальное, позволяющее лучшим представителям породы различать след зайца на кабаньей тропе, слух неплохой, а вот зрение весьма ограниченное. Не раз видел, как гончие, внезапно заметив своего владельца наветренно в 50 шагах, не узнавали его и облаивали. Не существует животных, у которых все анализаторы – зрительный, обонятельный и слуховой – были бы развиты в равной степени хорошо.

    Усиление возможностей одного анализатора всегда происходит за счет снижения прочих. Невероятные запаховые различения, производимые гончей во время гона, возможны только благодаря ее полному сосредоточению на обонятельных впечатлениях. Этим объясняется хорошо известный всем гончатникам факт, что, когда гончая гонит, она «ничего не видит и не слышит», потому гончие столь часто гибнут под автомашинами и поездами.

    Считать, что молодая гончая, насмотревшись по снегу на гонные следы, начнет гонять «на глазок», все равно, что думать, будто если начинающим грибникам позволять нюхать первые найденные ими грибы, те в последующем будут искать их исключительно «на чутье» с закрытыми глазами. Поэтому собаки с сильным или хотя бы удовлетворительным чутьем никогда не «променяют» его на зрение.

    Вот собаки бесчутые – они вынуждены пользоваться зрением, чтобы компенсировать недостаток чутья, подобно тому, как слепые люди ориентируются на ощупь и отчасти обонянием. Другое дело, что у молодых гончих, впервые нагоненных и уже хорошо гоняющих по белой тропе, всегда возникают временные сложности при переходе на черную. И это совершенно понятно.

    Ведь в отличие от белой тропы с ее ограниченным набором запахов по чернотропу эти гончие сталкиваются с необходимостью выбирать нужный запах из огромного спектра других (почвы, листьев, разнотравья, насекомых и проч.), а такого навыка у них пока нет. У гончих с сильным чутьем адаптация к черной тропе происходит быстро – в считанные недели, хотя известно, что некоторые рабочие гончие все-таки лучше гоняют по снегу.

    Теперь о возможности вызвать слабоголосость первой нагонкой по белой тропе. Отдача голоса гончей по гонному следу – это безусловный рефлекс, при этом верность отдачи голоса данной гончей определяется присущим ей сочетанием особенностей чутья и эмоционального склада. Природа слабоголосости – тема отдельного исследования. Скажу лишь, что, к сожалению или к счастью, верность отдачи голоса ни улучшить, ни испортить нельзя.

    фото Каширина Дмитрия

    Так, например, вопреки распространенному заблуждению, если молодую гончую с высокой верностью отдачи голоса пускать со взрослой слабоголосой, она не начнет пустоголосить с ней за компанию, но быстро научится отличать гон от добора и будет подваливать к той очень избирательно, и по присоединению ее голоса всегда можно будет понять, когда зверь действительно помкнут.

    Наганивание молодой гончей по белой тропе исключительно удобно, потому что:

    – по белой тропе гораздо проще найти зайца и познакомить с ним щенка, а также многократно помочь молодой собаке выправить сколы;

    – всегда можно узнать, какого зверя погнал щенок, поощрить желательные действия и пресечь нежелательные;

    – можно вытропить щенка, далеко ушедшего за копытным, не дожидаясь, пока он потеряется.

    Что касается тезиса о том, что оценку работы гончей следует производить только по третьему полю, то его следовало бы переформулировать следующим образом: «Работу посредственной гончей оценивают по третьему полю». То есть гончей с посредственным чутьем и хорошей вязкостью. И вот почему. Там, где гончая с сильным чутьем «видит» носом значительные отрезки следа и в ее мозгу легко складывается целостная картина, средне– и слабочутая гончая «видит» лишь отдельные островки запаха в местах, где он запечатлелся лучше всего, и в молодом возрасте ей такой кроссворд решить не под силу.

    Если же она обладает достаточной вязкостью, аналогом человеческой усидчивости и упорства в достижении цели, то с годами приобретает необходимый опыт и мастерство в решении следовых загадок, но разгадки удаются только тогда, когда тропа позволяет получить необходимый минимум информации. Отсюда нестабильность ее работы.

    Если же гончая начинает отлично гонять в 7–8 месяцев, когда никакого «мастерства» у нее еще нет и быть не может, это означает, что при достаточной вязкости она обладает великолепным чутьем, которое среди наших гончих встречается, к сожалению, довольно редко, гораздо реже, чем хорошая вязкость. Именно разницей в чутье в основном определяется весьма разное время начала настоящей работы гончих при равноценной нагонке.

    Для того чтобы научиться рисовать, как делают это без всякого обучения некоторые одаренные от природы дети, другим необходимо окончить художественную школу, а третьи, и окончив школу, никогда не будут на это способны. Обладая достаточной вязкостью при посредственном чутье, гончая по третьему полю действительно начинает гонять вполне сносно, по хорошей тропе показывая работы на диплом третьей и изредка даже второй степени и, будучи выставленной на полевые испытания в благоприятных условиях, может дипломы получить.

    А по более сложной тропе она гоняет долго, но очень моровато, с бесконечными сколами, по тяжелой же тропе (мороз, сушь, мерзлая пестрая тропа, многоследица) вообще гонять не может. Такими гончими бывают довольны охотники, которые могут себе позволить выбираться на охоту, когда тропа тому благоприятствует, «увидал за окном порошу и поехал».

    Для тех же, кто в силу занятости выходит с гончими не по хорошей тропе, а по выходным, нужны собаки, превосходно работающие в хороших условиях и удовлетворительно в любых, то есть вязкие и очень чутьистые. Много раз доводилось читать, что лучше три диплома третьей степени, чем один первой. Если речь идет о том, какие гончие перспективнее для племенной работы, то правильнее будет дать такую формулировку: «лучше 5 дипломов первой и второй степени, чем 3 третьей!»

    Потому что если мы действительно хотим совершить прорыв в качестве работы наших гончих, то в племенной работе следует ориентироваться не на посредственностей, начавших работать по третьему полю и получивших в благоприятных условиях три «тройки», а на собак, рано начавших гонять и показывающих стабильную работу по любой тропе и регулярно получающих высокие дипломы.

    Осмысление с использованием профессиональных медико-биологических знаний, двадцатилетнего опыта содержания гончих и охоты с ними дает мне основания утверждать следующее. Чтобы помочь собаке быстро и в полной мере проявить все ее рабочие качества, своевременно оценить их и, возможно, путем выбраковки в ограниченный срок стать владельцем гончей, превосходно гоняющей зайца и лису, но не копытных, необходимо:

    – стараться приобрести щенка от производителей, обладающих очень сильным чутьем, что проявляется в их способности великолепно работать по хорошей тропе и удовлетворительно – по тяжелой;

    – нагонку начинать сразу, как только щенок пройдет курс профилактических прививок, по той тропе, которая будет в это время;

    – охоту со щенком гончей начинать в самом раннем возрасте при первой же возможности;

    – работу гончей оценить до первого поля, в крайнем случае – по первому полю.

    Вот доказательства полезности и необходимости ранней нагонки и охоты. Работа высококлассной гончей – это спорт высших достижений, причем сама гончая – стайер, сверхмарафонец, одновременно решающий задачи удержания следа, преследования и ориентирования. Годовалый возраст собаки соответствует 13–15-летнему возрасту человека.

    Если ребенок впервые придет в физкультурный зал в 15 лет, он никогда не станет олимпийским чемпионом. Однако более правомерными будут не человеческие, а зоологические аналогии. В качестве наиболее адекватной биологической модели в дикой природе следует рассматривать формирование охотничьих навыков у лисицы.

    Именно у лисицы, а не волка, поскольку у лисы, так же как и у собаки вне человеческого контроля (бродячие собаки), часть самок оказываются половозрелыми и приносят потомство уже к концу первого года жизни. Это означает, что к данному возрасту охотничьи навыки у лисиц (и, соответственно, собак) могут и должны быть сформированы до такой степени, чтобы они могли обеспечить пропитание не только себе, но и потомству, то есть практически полностью. Лисы и собаки на это запрограммированы биологически.

    Выполняя указанную программу, родители вовлекают лисят в охоту сразу же, как только те начинают выходить из норы, в месячном возрасте, принося живую добычу и давая щенкам возможность ее «поймать».

    Постепенно лисята отходят от норы все дальше и дальше, и в добавление к основному рациону, приносимому родителями, самостоятельно добывают себе «десерт» – насекомых, рептилий, а затем грызунов и птиц, причем занимаются этим, если позволяет погода, ежедневно и боЂльшую часть суток. Не удивительно, что при таком «интенсивном обучении» охотничьи навыки у лисиц формируются очень быстро, и примерно в четырех–пятимесячном возрасте выводки лисиц разбредаются.

    С этого момента молодые лисы охотятся совершенно самостоятельно, хотя и возвращаются в выводковые норы в случае опасности и непогоды. Очевидно, что с годами их «охотничье мастерство» совершенствуется, и все же никаких принципиально новых навыков и умений они при этом не приобретают.

    Как было сказано выше, гончие генетически запрограммированы совершенно идентично, и в идеале со щенком гончей нужно было бы начинать ходить в угодья сразу, как только он выйдет из подсосного возраста. Но сделать это, не подвергая щенка высокому риску заразиться и погибнуть от острых инфекционных заболеваний, до проведения курса вакцинации невозможно.

    До выработки устойчивого иммунитета, то есть до трех с половиной месяцев, щенок должен содержаться в условиях строгого карантина. Но если с этого момента щенок гончей получит возможность находиться в угодьях, где обитают заяц и лиса, практически ежедневно, то на многочисленных примерах гончих моих собственных и товарищей я утверждаю: любая гончая с хорошим чутьем и вязкостью, которая в принципе способна достойно гонять зайца и лису, в 8 месяцев будет это делать (причем как выжловка, так и выжлец). И на первом году жизни покажет боЂльшую часть своих природных возможностей.

    Кстати, в том, чтобы со щенком гончей ходить на нагонку ежедневно, нет ничего нереального. Ведь гуляют же владельцы взрослых служебных собак с ними в среднем по два часа в день, а со щенками и того больше, вставая рано и ложась поздно.

    Точно так и гончатники могут по будням ходить со щенками на нагонку по два часа, а более длительно – по выходным. Наличие зайцев и лис в самых разных природно-антропогенных ландшафтах позволяет это делать большинству сельских охотников и многим городским.

    Предположим, что щенок родился 15 апреля. Это значит, что к 15 октября, когда ему исполнится 6 месяцев, охота с породными гончими уже открыта повсеместно, и он сможет познакомиться с практическими результатами гона – взятыми сначала в его присутствии, а затем и непосредственно из-под него зайцами и лисами. И это важнейший момент в жизни молодой гончей, значение которого переоценить невозможно.

    В результате повторяющегося знакомства с добытыми из-под нее объектами охоты гончая понимает свое предназначение. А важно это не только и не столько потому, что молодая собака начинает еще азартнее преследовать зайцев и лис, но потому, что она сосредотачивается на преследовании именно зайцев и лис, постепенно утрачивая интерес к копытным, которые являются «проклятием» большей части гончатников.

    Известно, что все гончие по своей природе в той или иной мере склонны к преследованию диких копытных, особенно косуль, и это основная причина испорченных охот и безвозвратных потерь гончих. Многие смиряются с этим, как с неизбежным злом, некоторые используют «народные противоядия», например, нещадно бьют собак на гонном следу копытных, впрочем, без особого успеха, потому как известно, что «зарекался ковшик по воду ходить. » С.М. Духанин в замечательной книге «Стая гончих для псовой и ружейной охоты» предлагает сколь интересный, столь и малоосуществимый для большинства гончатников способ – водить гончих туда, где в неволе содержатся дикие копытные и наказывать плеткой малейшее проявление интереса к ним.

    Мне и, думаю, основной массе гончатников никогда не доводилось видеть в неволе косуль, а если они и есть где-то в частных зоопарках, то кто нас туда с нашими гончими пустит?! Единственный, с моей точки зрения, реальный способ добиться безразличия гончих к копытным – использовать столь хорошо знакомый психологам (и зооопсихологам) феномен фиксации.

    Смысл его состоит в том, что первые детские и юношеские впечатления фиксируют индивидуума на определенном типе объектов интереса и влечения, например, тип объекта первых сексуальных опытов определяет тип, предпочитаемый во взрослой жизни. Чем раньше из-под гончей будет принят заяц, чем больше зайцев из-под нее будет взято в раннем возрасте, тем надежнее она «зафиксируется» на зайце, а затем, после отстрела из-под нее лис, и на лисе, тем быстрее и бесповоротнее утратит интерес к копытным. Конечно, при условии, что ни из-под нее, ни даже при ней копытные никогда отстреливаться не будут.

    Если же гончую начинают наганивать с года и не охотятся с ней, да еще наганивают исключительно по черной тропе, когда владелец, как правило, не знает, по каким не перевиденным зверям выполняет она короткие работы, то как она поймет, что от нее требуется гонять только зайца и лису?!

    В моем вольере сейчас семь русских пегих гончих в возрасте от года до пяти. Насколько все они щенками страстно, часами преследовали копытных, настолько в настоящий момент никто из них копытных не гоняет, даже косуль, даже в стае. И удалось добиться этого только одним способом – взятием из-под них сначала зайцев, а потом лисиц, начиная с 6–7-месячного возраста.

    К моменту, когда гончая будет способна длительно удерживать гонный след лисы или зайца, она должна быть к этому физически и психологически подготовлена, это бесспорно. Но подготовка состоит не в том, что собака ждет в квартире или вольере достижения возраста 12 месяцев. А в полноценном кормлении, дегельминтизации, витаминизации и вакцинации, а также в систематических – лучше ежедневных – все возрастающих нагрузках в угодьях, где водятся объекты охоты.

    Только так и больше никак можно подготовить молодую собаку и физически, и психологически к нагонке и охоте. До года нам предлагают только гулять со щенками гончих. Это означает, что без пристегнутого поводка со щенком можно находиться исключительно на улице, в сквере либо на стадионе, потому что во всех, даже внутригородских полях, лесах и парковых зонах водятся зайцы с лисами, а это уже нагонка!

    Вот две комплексные профилактические прививки и карантин позади, и вы вышли со щенком в лес. Осторожно, вы на нагонке, ваша «надежда» обнюхивает заячий помет и вот-вот, столкнув его автора, пробежит за ним метров тридцать. Честное слово, в этом происшествии нет совершенно ничего опасного! Длительно удерживать гонный след зайца и лисы в одиночку самый лучший щенок гончей сможет только в результате многочисленных выходов в угодья с эпизодами короткого гона.

    Хочу еще раз повторить, что при условии рано начатой регулярной нагонки необходимые для длительного гона психофизические кондиции и способность длительно удерживать гонный след у щенка формируются взаимосвязано и одновременно! В 2004 году две мои 3,5-месячные выжловки на первой же прогулке-нагонке погнали с голосом . мышь! Мы ходили на нагонку ежедневно, в результате в 4,5 месяца выжловки продержали 20 минут лисицу в сильно заросшей тальником и заболоченной пойме, в 6 месяцев они гоняли ее там в течение часа-полутора.

    В восемь месяцев они держали зайца как по белой, так и по пестрой тропе два часа и более, и после двух дней интенсивной охоты весело бегали друг за другом вокруг машины. Я был просто поражен успехами этих выжловок и задумался над причиной их незаурядных способностей. До этого все мои, как я считал, отличные гончие (произошедшие от Журая Б.И. Маркова, обладавшего «мертвой» вязкостью при посредственном чутье и передающего эти качества) начинали показывать приличную работу на четвертом году жизни. По пестрой тропе, сильному морозу и многоследице по зайцу они не работали.

    Поэтому мне казалось, что это вообще за пределами возможностей гончих, а уж история про «подвиги» щенков в таких условиях, подобная рассказанной, меня бы просто возмутила. Когда охотничий сезон закончился, выжловкам исполнилось по 9,5 месяцев, и из-под этого смычка уже было взято 22 зайца и 5 лисиц. Утратили ли они при этом страсть к преследованию зверя, как нас пугают? Да, но исключительно к преследованию копытных, включая косулю.

    В завершение статьи о возможности и необходимости ранней нагонки и полноценной охоты со щенками гончих – несколько слов об ограничениях, которые при этом существуют. Длительность прогулок и нагонки следует увеличивать постепенно, прекращая их при малейших признаках переутомления щенка, а еще лучше – до их появления.

    Когда щенок начнет делать 20–30-минутные работы, лучше давать ему гонять только одного зверя за один выход на нагонку. Не нужно пускать щенка в нагонку и в охоту со взрослой гончей, тем более с несколькими взрослыми гончими. Нагонку начавших работать щенков в смычке и стайке с ровесниками нужно делать с осторожностью, следя, чтобы щенки не перегревались, не переутомлялись, и вообще допускать такую нагонку только изредка – дабы щенки не утратили интереса и способности к индивидуальной работе. Удачи!

    Гончие — это широко распространенная на земном шаре группа пород охотничьих собак, она ведет свое происхождение от травильных собак древности. В России гончие, или как их называли «тявкуши», разводились уже в X—XI веках.

    Назначение современных гончих — разыскать зверя или, найдя свежий след, преследовать его, гнать по нему, подавая голос. При потере следа собака умолкает.

    Зная угодья и места, предпочитаемые зверем для переходов, и ориентируясь на голос собаки, преследующей зверя, охотник занимает удобное место на предполагаемом ходу зверя и стреляет его.

    Рис. 1. Русская гончая (выжловка).

    От гончих требуется

    От гончих требуется умение не терять след зверя в любых условиях, настойчивость и неутомимость в его преследовании, звучный доносчивый голос. Гончая должна гонять зверя до тех пор, пока он не будет убит охотником. Типичный аллюр при розыске зверя (в полазе) — галоп и широкая рысь, при преследовании зверя (во время гона) — быстрый галоп.

    У нас в России разводят три породы гончих: русскую, русскую пегую и эстонскую. Охота с гончими за зайцем-беляком, русаком, а также за лисицей принадлежит к одному из самых популярных, красивых и широко распространенных видов спортивной охоты в центральных областях. По количеству собак, зарегистрированных в обществах охотников, гончие по сравнению с другими группами пород стоят на первом месте.

    Читайте так же:  Собака фландрский бувье

    Разводят и применяют в центральных областях русскую и русскую пегую породы. Эстонская распространена в Прибалтике. Охотятся в настоящее время в большинстве с одной или двумя (смычок — кобель и сука) собаками. Охота со стаей гончих практически сейчас не производится. Кобелей гончих принято называть выжлецами, а сук — выжловками.

    Рис. 2. Русская пегая гончая (выжлец).

    Русская гончая как порода начала формироваться в конце прошлого века

    Первый стандарт породы был опубликован в 1896г. Современная порода русских гончих по существу создана заново советскими охотниками из остатков разнотипных стай дореволюционного времени, принадлежавших главным образом помещикам. Из собаки в основном стайных охот, где должен быть один мастер, а все остальные собаки выполнять роль «подручных», гончая превратилась в собаку одиночной охоты.

    Русская гончая — собака среднего и выше среднего роста, крепкого типа конституции, с хорошо выраженной, в особенности у кобелей, высокопередостыо. Высота в холке у выжлецов 58—68см, у выжловок 55—65см. Голова клинообразная, с темными косопоставленными глазами и небольшими висячими ушами треугольной формы. Шея относительно короткая и низко посаженная. Хвост короткий, толстый у основания и постепенно утончающийся к концу, в спокойном состоянии опущен, в возбужденном слегка приподнят кверху.

    Шерстный покров состоит из недлинного, прямого жесткого волоса и густого подшерстка. Окрас чепрачный, багряный, серо-багряный. При чепрачном окрасе бывают неяркие желтые или белесые подпалины. Допустимы небольшие белые отметины на груди и лапах. Русская пегая гончая выведена путем подлития крови английской лисьей гончей, так называемого фоксгаунда, к русской гончей; как самостоятельная порода оформлена в 1925 г.

    Рис. 3. Русская пегая гончая (выжловка).

    Тип конституции и высота в холке те же, что и русской гончей, от которой она отличается бочковатостью, менее выраженной высокопередостью. Голова не имеет заметно выраженной клинообразной формы. Переход от лба к морде выражен резче, чем у русской гончей.

    Уши висячие, больше, чем у русской гончей, на концах закругленные. Хвост несколько длиннее, чем у русской гончей. У русской пегой гончей имеется типичная манера носить хвост изогнутым, в виде сабли, и круто поднятым кверху.

    Шерстный покров такой же как у русской гончей, но остевой волос несколько короче. Окрас черно-пегий в румянах. Допустим окрас серо-пегий в румянах и багряно-пегий, ноги и хвост белые. Подпалины (румяна) желтого цвета.

    Н. П. Кишенский в своей книге «Ружейная охота с гончими» писал: «Ни одна другая порода охотничьих собак не требует на этот счет столько умения и навыка; все они, кроме гончих, обычаем и свойством поставлены в более удобные условия жизни, а между тем именно от гончих требуются в совокупности качества других пород. Что в самом деле требуется от гончих? — Железные ноги и сила, следовательно, качество скаковых собак, злоба — качество травильных, тончайшее чутье и вежливость — качество легавых. Отнимите любое из этих качеств — и гончая никуда не годна».

    Много гончих гибнет и пропадает на охоте. Часто молодая собака, пущенная в полаз, вдруг побудит лисицу и уйдет со слуха. Не каждая из них вернется к хозяину, а иногда еще хуже — попадает в острые зубы волка. Пропадает и молодняк гончих из-за неправильной, неумелой нагонки. Часто на полевых испытаниях и на охоте мы видим совершенно неприученных ни к рогу, ни к наклику собак. Не выполняются самые простейшие правила дрессировки и нагонки — этим наносят ощутимый урон породе.

    Прежде чем идти в лес с молодой гончей, собаку необходимо приучить к рогу, свободному хождению на сворке, выполнению команд «стоять», «ко мне» и так далее. Без усвоения всех этих правил гончая, пущенная в лес, становится неуправляемой.

    Приучить щенка к ошейнику нетрудно. Для этого сначала надевают легкий ошейник, потом заменяют широким и водят на сворке, поглаживая, ободряя и давая лакомство. Ни в коем случае нельзя бить упрямую собаку. В крайнем случае ее лучше посадить на цепь, а когда утомится, поводить на цепи. Постепенно собака покорится, и успех непременно обеспечен.

    С трехмесячного возраста начинают приучать гончую к рогу. Перед кормлением каждый раз трубят «позыв» в один и тот же рог, чтобы, запомнив мотив, гончая на охоте и в нагонке валила только на свой рог и не шла на чужой. Гончие легко приучаются к рогу своего ведущего и на всю жизнь запоминают манеру и тон его звучания. Весь день надоедливо трубить рожком нельзя. Это вырабатывает у собаки равнодушие к вашим сигналам и мешает охотиться другим. Важно увидеть, как заблудившийся щенок остановился и в растерянности слушает. Тут надо немедля потрубить. В данном случае звук вашего рога будет воспринят собакой с большой радостью и навсегда останется в ее памяти как музыка, предшествующая желанной встрече.

    Иногда, заблудившись в лесу, молодая гончая воет. Ей нужно ответить рожком. Обманывать собаку — звать рожком на след, которого нет, а потом ловить на поводок — недопустимо. Собака должна хозяину верить, обман — плохая школа.

    К командам «стоять», «отрыщь» приучают перед кормлением. Нужно добиться, чтобы по команде «отрыщь» собака бросила корм. Тогда на охоте можно смело брать убитого зверя. Команда «стоять» нужна, чтобы в нужный момент на охоте взять собаку.

    В наших условиях выполнение команд особенно важно. Утверждение, что это якобы снижает вязкость, лишено всякого основания. Старейший эксперт-кинолог, «отец русских гончих» Н. П. Пахомов писал в своей книге «Полевые пробы гончих»: «Не убивает же страстность в легавой ее стойка, заставляют же легавую после взлета преодолевать совершенно инстинктивную в ней потребность броситься вслед за улетевшей птицей. » Далее Н. П. Пахомов указал, что невыполнение правил — есть просто нежелание некоторых «. лентяев-охотников потратить время на то, чтобы приучить молодую гончую к немудрым требованиям вежливости и позывистости. Дрессировка гончих нужна. Она может сделать из охоты приятный отдых, только она может сделать охоту добычливой, а не случайной».

    Важное требование — спокойное отношение гончих к домашним животным. Их к этому нужно приучать с щенячьего возраста, особенно тех, которые слишком злобны и выращены в городе. Самый простой способ — на сворке подводить собаку к птицам, к скоту, одергиванием или наказанием терпеливо приучать к равнодушию. Если сразу не приучить гончую и ей удастся зарезать домашнее животное, отучить такую собаку потом почти невозможно.

    После того как гончая усвоит все команды, ее берут в нагонку. Правильной нагонкой можно усилить важные качества собаки: полаз, добычливость, но неумелая нагонка порой навсегда портит собаку или ведет к ее потере. За последнее время во многих областях гончие гибнут от волков, которых развелось так много, что охотиться с гончей по снегу крайне опасно. Старики, чтобы уберечь собаку от нападения серого разбойника, на шею ей на сыромятном ремешке привязывали бубенчик. В центре ремешок делали чуть пошире ушка бубенчика (чтобы он не соскакивал), а концы ремешка — тонкими. Если гончая зацепится за сук, ремешок должен оборваться. Приучали гончих к ношению бубенчиков заблаговременно до охоты. Собак с бубенчиками волки не трогали.

    В нагонку молодую собаку берут десятимесячным щенком, Но, как рекомендовали наши опытные гончатники В. И. Казанский и Д. Федорин, можно начинать и раньше в зависимости от физического развития. Знакомить же с лесом гончего щенка можно и с четырех месяцев. Но нельзя забывать, что настоящая нагонка, когда собака через день-два работает в поле по 4-5 часов, отличается от часовой прогулки по лесу. Если шестимесячному щенку давать возможность часто гонять зверя по 4-5 часов, включая розыск и гон, собаку можно «посадить на ноги». Помню, как впервые я наганивал пятимесячную русскую пегую гончую Скрипку. Собака была вязкой, но после 30-40 минут гона ложилась, а отдышавшись, принималась вновь. Собаку я испортил. Тогда я начинал водить и наганивать гончих, слушая советы гончатников и, конечно, много наделал ошибок. Беда в том, что молодой «бесчутый» охотник следует без разбора всяким советам. А многие, даже опытные гончатники берут на охоту щенков — пусть, мол, привыкает.

    Длительность нагонки зависит от погодных условий и физического состояния собаки. Обычно в первый день достаточно 3-4 часов работы в лесу. Перегрузка приносит вред И тем, что щенок может подорвать подошвы, и тем, что у него появится апатия к гону как к изнурительной и непосильной работе. При нагонке, как и при охоте, в середине дня нужно дать собакам 20-30 минут отдыха.

    Я помню, как старый московский гончатник-эксперт В. X. Браушкин брал на охоту восьмимесячную русскую пегую гончую Волгу и пускал ее в паре с осенистым выжлецом Малышом. Волга оказалась настолько вязкой, что к вечеру ее часто снимали с гона и не раз уносили на руках в деревню. Идти сама она не могла. Выросла она очень слабой, на выставке с натяжкой получала «хорошо». Правило для всех гончатников одно — не затягивать, а втягивать собаку в работу, учитывая все условия.

    Первый теоретик ружейной охоты с гончими Н. П. Кишенский писал по этому поводу в книге «Ружейная охота с гончей»: «Мне уже пришлось говорить, что раньше годовалого возраста гончих на настоящую охоту употреблять не следует, а этим увлекаются многие и портят собак». Однако он не исключал возможности нагонки 8-9-месячных щенков, ибо общего и безошибочного правила относительно начала нагонки быть не может. Но позднее начало охоты лучше раннего, и если дорожить гончими, лучше опоздать несколькими неделями. Такого же мнения придерживается и Н. П. Пахомов.

    Большинство, гончатников за то, чтобы с раннего возраста знакомить гончую с лесом, причем сразу же ее нужно отучать подходить к незнакомым людям. Это важное и главное условие, иначе можно потерять молодую собаку.

    Наганивать лучше весной по зайцу. Осень для молодых гончих — тяжелая пора — лист облетает, и побудить зверя нелегко. Весной же заяц-беляк не так западает, как осенью во время линьки, кружит ровно и почти всегда на слуху. Поэтому нагонщику легче помочь собаке во время скола. Лисица же часто уводит ее со слуха, иногда на многие километры, да и зверь этот осторожный — чуть где подшумишь и «поминай как звали» — ищи потом ветра в поле. Старый завет опытных гончатников — у вязкого охотника вязкая собака. Никогда не уходите со скола и в одно утро не гоняйте нескольких зайцев — это только портит собаку.

    По этому поводу Н. П. Пахомов писал в книге «Гончие собаки и охота с ними»: «Некоторые охотники в угодьях, где много зайцев, часто бросают после скола разыскивать потерянного зверя и принимаются искать другого. В результате гончая тоже приучается бросать одного зверя и отправляется на поиски следующего. Молодую гончую надо заставить разбираться после скола в следах до тех пор, пока она не поднимет зайца вновь. Лишь такая гончая будет удачной и приятной».

    В лесных угодьях с достаточной численностью зайца обычно через несколько выходов молодая гончая может самостоятельно побудить и погнать зверя. Для того чтобы ускорить подъем зверя, охотнику следует с молодой гончей идти не по дорожкам, а по зарослям и порскать: покрикивать, посвистывать.

    Среди молодых гончих встречаются довольно способные особи, которые с первого выхода в лес уходят далеко в полаз, активно обыскивают глухие места и только изредка наведываются к ведущему. Однако зачастую молодая гончая робко ходит за ведущим или отходит недалеко и тотчас бросает поиск, как только ведущий перестал порскать или скрылся в кустах. Не нервничайте и не спешите ее браковать. Из таких собак тоже в конце концов выходят отличные гончие. Ласка и упорство принесут желанный результат. Старайтесь такой собаке первого зверя показать. Это сделать легче в саду, на поруби, где вскочивший русак будет легко замечен. Иногда молодая гончая от избытка сил, получив свободу, резвясь и играя, гонит голосом по следу ведущего или другой взрослой собаки. В этом случае излишняя отдача голоса — не что иное, как темперамент молодой собаки. Из таких гончих выходят довольно верные работники. Терпение и труд поставят все на свое место. С возрастом гончая станет более уравновешенной и скупой на голос. Но бывает, что гончая и после двух лет не бросает привычки идти с голосом довольно длительное время по несуществующему следу — следу хозяина, или другой собаки. Это уже пустобрех, потомство от которого брать не следует, и на охоте из такой собаки ничего толкового не получится.

    После нескольких заходов в глухие места зверь, наконец, поднят. Молодая собака погонит его до первого поворота, до первой потери следа (скола) и вернется к ведущему. Ругать, наказывать ее за это нельзя. Нужно побыстрее добежать до того места, где собака закончила голосить, и потоптаться там по спирали, все время порская и подбадривая гончую, до тех пор, пока она не найдет потерянный след только что стронутого с лежки зверя. И так повторить несколько раз. Со временем настойчивость при исправлении сколов станет хорошей привычкой собаки. Эта привычка закрепит и усилит в собаке такие важные качества, как вязкость, мастерство, полаз и добычливость. Когда молодая гончая долго не появляется к ведущему и не слышно ее гона, следует потрубить.

    Особая жилка гончатника приводит охотника в высшее напряжение, нет ничего милее, чем слушать заливистый гон. И кто хоть раз познал эту страсть, навсегда кровно связан с гончими. Недаром в старину при ярком гоне охотники пускались в пляс и снимали шапки — «это в острове взревела стая» — «что твой Россини, что твой Бетховен!».

    Гончую напускают там, где держится заяц. Беда, если попадется «набеглый» зверь,- он может сразу «задать прямика» и увести собаку со слуха. Перед напуском не забывайте, чтобы гончая стояла без ошейника. Обычно молодая собака, пущенная в полаз, не уходит далеко. Для того чтобы иметь с ней постоянный контакт, а также легче побудить зверя, из далекой старины дошли до нас чарующие звуки порскания — веселые покрики: добудь, добудь, здесь он, косой, давай, давай, милая, доберись, так, так, а-ля, а-ой! Порскать нужно всегда одним и тем же манером. Гончие обладают удивительной памятью и привыкают к голосу своего хозяина. Помню, впервые такому голосистому порсканию я учился у опытного гончатника и эксперта А. К. Лидума. В лесу он ходил не спеша, в кармане у него всегда были сладости для собак. Если гончие долго не показывались, он останавливался и весело покрикивал: «Давай, Юга, добудь, добудь, Гулик, ааяй!» Таким контактом он развил у гончих самостоятельный, толковый и широкий полаз.

    О нагонке написано очень много, однако до сего времени остались спорные места. Например, как лучше наганивать молодую собаку — в одиночку или со старой собакой? Дело в том, что в этом вопросе есть как положительные стороны, так и отрицательные. Последних значительно больше. Почему? Во-первых, молодая гончая в паре приучается работать, надеясь на другую гончую. Во-вторых, обычно опытные гонцы, обладая широким полазом и зная местность, уводят так далеко первый раз попавшую в лес гончую, что она часто не возвращается к хозяину. В-третьих, старая гончая, может иметь и отрицательные качества — слабоголосость, непозывистость, гон в пяту и тому подобное. Молодая гончая сразу эти качества перенимает. Известный кинолог и эксперт Н. Н. Челищев писал в кратком руководстве для молодых охотников: «Как ни странно, но молодежь охотнее перенимает у старых (гончих) пороки, чем достоинства, и надо это обстоятельство особенно иметь в виду при выборе старых собак для наганивания».

    Опытные гончатники знают: если один раз взять молодую гончую в нагонку с опытной собакой, потом десять раз сходить, чтобы настроить молодую на самостоятельную вязкую работу в одиночку. Если молодая гончая происходит от рабочих собак, воспитывалась на свободе при хорошем кормлении, она самостоятельно должна приняться работать. Нагонкой в одиночку из нее можно выработать дельную рабочую собаку, которая позже в силу необходимости всегда будет работать в паре.

    Самым решающим и главным в нагонке является выработка мастерства и вязкости — никогда не уводите собаку со скола и не ищите другого зайца, не оставляйте гончую в лесу одну, не занимайтесь посторонними делами — сбором грибов, подмениванием и стрельбой рябчиков и так далее.

    Для того чтобы помочь своей гончей на сколе, охотник должен обладать определенным мастерством, знать повадки зверя, разбираться в скидках, петлях. Сделайте с собакой круг, сначала небольшой, а затем, расширяйте круги, ободряя собаку порсканием. Желательно заметить, где собака стеряла след (смолкла), потому что скидка зайца, как правило, находится несколько сзади места, где смолкла гончая. Это очень важно.

    Вязкость — настойчивость в преследовании зверя, наследственное качество гончей. Однако бывают гончие настолько невязкие, что нагонка и охота с ними — одно наказание, и ничем это важное качество им не привить.

    Очень часто молодые собаки голосят по жировым следам и даже отдают голос по птице. Со временем, когда гончая погоняет зайца разок-другой, она перестает голосить попусту. Если собака слишком копается на жировых следах и отдает голос, охотник обязан взять и увести ее.

    Нередко бывает добор — отдача голоса, когда зверь еще не поднялся с лежки. Добор часто передается по наследству и никакими усилиями исправить это не удается. Добор по зайцу — порок, так как пока гончая голосит, зверь поднимается с лежки и «накидает ей столько двоек», что она долго и томительно «бубнит» по лесу.

    Есть гончие, которые голосят попусту. От слабоголосых гончих нужно избавляться, ибо это такой порок, который ничем не исправить. При нагонке умело пользуйтесь рогом и накликом. Главное правило — никогда не обманывайте собак. Наклик необходим когда охотник перевидел зверя и хочет «насадить» собаку на след, а не тогда, когда нужно взять ее на сворку. Трубят в рог, чтобы «снять» собаку. Уходя из дома в нагонку можно и нужно потрубить. Молодые гончие сразу запоминают эти звуки. Когда гончие хорошо валят на рог, охотник просто обязан дать лакомство. Однако это правило многие не выполняют, а иногда по непонятным причинам даже наказывают собаку, мол, вот непутевая, где-то болтается, или еще хуже — без конца трубят в рог. В этом случае гончие вообще перестают приходить на рог.

    На полевых испытаниях часто видишь, как хозяин (ведущий) не может наставить гончую на след зайца. В этом случае накликом нужно пользоваться энергично и умело. Старые опытные нагонщики накликают так: вот, вот, вот, а-ля, аля, а-ля — кажется, лес дрожит. Однако на охоте, особенно по лисице, наставлять собаку лучше позывом в рог, соблюдая необходимую тишину и осторожность. Правило одно — как на охоте, так и в нагонке надо меньше шуметь, не пугать зверя и накликать или трубить в рог только при крайней необходимости.

    Если время нагонки совпадает с сезоном охоты, то лучшей школой для молодой гончей будет подранок. Собаке дают возможность изловить раненого зверя и потрепать его, но не рвать. После того как собака успокоится, нужно подойти, погладить ее и спокойно принять трофей.

    В местах, где обитают косули, следует избегать нагонки молодых гончих, ибо гончая всегда охотнее гонит косулю и это станет нежелательной привычкой. Если молодая гончая нагоняется вместе с опытной собакой, то они должны быть равных ног (обладать одинаковой скоростью), иначе молодая отстанет, потеряет веру в свои силы, испугается, начнет искать хозяина, и это со временем перейдет в лень. Нагонка молодой собаки должна быть основана только на ласке и максимальном контакте с ней.

    Наганивая собаку, нужно держать ее в рабочем теле, то есть чтобы гончая была не слишком жирна. Ни в коем случае нельзя брать в нагонку гончих после болезни, особенно чумкой, необходим перерыв в несколько месяцев.

    Сделать гончую собаку вязкой, мастеровитой, вежливой — задача трудная, требующая навыка, терпения, а главное — неистовой любви к собакам, к лесу, к гону. Ничего нет легче, чем испортить самую лучшую из гончих, казалось бы, самым невинным одним случаем.

    Поэтому молодому гончатнику, кроме перечисленных правил нагонки, требуется соблюдать следующие:

    — никогда не наганивайте молодую гончую по пороше, так как собака привыкает гнать только «на глазок»;

    не наганивайте ночью, эта нагонка портит собак, так как гончая привыкает гонять несколько зайцев;

    — при напуске не забывайте подавать команду «стоять» и давать лакомство, когда гончая выполняет команды хозяина-нагонщика;

    — никогда не бейте собаку, только ровным и ласковым отношением можно завоевать ее доверие;

    не ходите в нагонку большой компанией;

    — всегда помните, что главное качество гончих — чутье. Неправильным содержанием, кормлением можно его испортить и никакой нагонкой не восстановить;

    — приучайте гончую гонять в любую погоду, в любых условиях — в болоте, мелколесье и так далее.

    Использованы материалы Б. Марков, эксперт республиканской категории «С молодой гончей»,»Охота и охотничье хозяйство № 10 — 1987 г.»

    Похожие статьи:

    Кто снимался в шарпейКто снимался в шарпей

    Китайский Шар-пей — порода, начало которой погребено глубоко в песках времени. Не вызывает сомнения, что прародители этих собак жили при Ханьской Династии, относящейся к периоду 200 годов нашей эры, таким

    Вторая прививка чихуахуаВторая прививка чихуахуа

    Это многостраничная тема (всего страниц в этой теме — 276)Последние сообщения – в конце темы Для чего нужны прививки собаке? Многие заболевания, от которых может защитить прививка, смертельны для собаки