Ротвейлер 4 года

Стереотип «злой ротвейлер» давно утвердился в умах людей, мало знающих собак этой породы. На самом деле ротвейлеры – серьезные животные, имеющие уравновешенный характер и умеющие держать себя в абсолютном спокойствии. Однако ротвейлеры могут разозлиться. Давайте разберемся, в каких случаях собака проявляет агрессию, и что делать в такой ситуации.

Кто вожак стаи, или причины возникновения иерархической агрессии

Одомашненные собаки, как и дикие собратья, продолжают жить по принципу стаи. Только теперь в их стае состоят хозяин и его семья. Для собаки не существует понятия «равенство», поэтому ей важно знать, какое место она занимает в иерархии своей стаи. Только тогда она будет чувствовать себя в безопасности.

Есть два варианта развития событий: либо владелец определит место ротвейлера в стае, либо пес сделает это сам. Если сразу не показать ротвейлеру, кто вожак, он не упустит возможности занять главенствующее положение.

Если ротвейлер рычит, не слушается, кидается на хозяина, на посторонних, значит, владелец что-то упустил в воспитании. Такое поведение не может быть внезапным. Когда щенку позволяют вести себя подобным образом, он вырастает самоуверенным и непослушным псом, готовым в любой момент защитить свои или нарушить чьи-то права.

Зачастую владельцы ротвейлеров не обращают внимания на первые проявления их доминантности и позволяют им много лишнего: спать, где вздумается, кушать первым, идти всегда первым и многое другое. Такие, безобидные, на первый взгляд, вещи и делают из собаки вожака. Если же хозяин захочет что-то изменить в привычном укладе жизни ротвейлера, он столкнется с его доминантной или иерархической агрессией.

Бывают случаи, когда ротвейлер слушается хозяина, но рычит на других домочадцев. И это также плоды неправильного воспитания. Нельзя допускать, чтобы пес считал себя главнее кого-то из домочадцев. Иерархическая агрессия – самый опасный вид агрессии, способный привести к серьезным конфликтам между собакой и членами семьи. Злой ротвейлер способен на многое.

Профилактические методы

Чем раньше начнется профилактика доминантного поведения ротвейлера, тем меньше будет проблем с проявлением иерархической агрессии. Вы должны стать для него вожаком с первого дня появления в доме.

С местом, где щенок будет спать, нужно определиться раз и навсегда. Нужно останавливать каждую попытку залезть в кресло, на кровать и другие места, где отдыхаете и спите вы и члены вашей семьи. Чтобы показать собаке свое лидерство, можно время от времени прогонять ее с запрещенного места и устраиваться там вместо нее.

Если ротвейлер решил перекрыть вам дорогу и улегся посреди комнаты, нельзя обходить или перешагивать через него. Правильные действия – освободите себе дорогу, отодвинув пса ногой. Если он зарычал, значит, проблемы с агрессией присутствуют. Продолжайте в том же духе, пока собака не перестанет мешать вашим передвижениям.

Никогда не позволяете ротвейлеру выходить из комнаты, дома, квартиры, подъезда раньше вас. Уважающий хозяина пес должен всегда идти вторым.

Во время кормления ротвейлер может агрессивно относиться к вашему присутствию, не давая убирать миску в положенный срок. Скорее всего, вы позволяли ему есть раньше, чем вы, или подкармливали со своего стола. В любом случае начинайте вырабатывать в животном выдержку – заставляйте ждать, пока покушаете сами. Пока ротвейлер ест, держите миску положенные пятнадцать минут и убирайте, несмотря на возмущения. Вы вожак – вы решаете, когда и сколько ему есть.

Никогда не проявляйте излишней ласки. Это не сделает собаку счастливей, но расширит ей границы дозволенного. Должна присутствовать только строгая дисциплина и своевременное «хорошо» или «молодец».

Также собака не должна проявлять агрессию, если вы забираете, принадлежащую ей вещь. Только лидер может решать, когда начинать игру, а когда заканчивать. Поэтому нельзя позволять растущему щенку становиться собственником игрушек. Если ротвейлер начал рычать – отругайте его, одновременно встряхнув за загривок.

Поведение собаки, способной укусить, корректируют с помощью поводка – дергайте, пока она не отпустит игрушку. Если этого не происходит, дождитесь, когда пес самостоятельно ее бросит. Затем выкиньте игрушку – ротвейлер больше никогда не должен играть с ней.

Если вы затеяли со щенком игру в перетягивание каната, ни в коем случае не отпускайте канат, если он начал злиться. Иначе вы дадите ротвейлеру понять: стоит мне зарычать, и я получу все, что захочу.

Все домочадцы должны сделать то же самое. Так ротвейлер еще щенком усвоит, что в иерархии семьи он стоит после всех и не станет проявлять агрессию к вашим родным.

В определенные сроки пес должен проходить специальные курсы, с помощью которых у него вырабатываются навыки послушания, уважения и защиты хозяина. Узнать подробности вы можете в статье «Особенности дрессировки ротвейлеров».

Агрессивный пес – исправление ситуации

Ротвейлеры, конечно, не убийцы, как многие о них думают. Но если у вас растет агрессивная собака, в будущем она может стать опасной как для вас и вашей семьи, так и для случайных прохожих.

Прежде, чем приступить к исправлению ситуации, оцените свои силы. Возможно, ваш пес энергичнее и сильнее вас. Тогда вам будет нелегко убедить его в своем превосходстве. Никогда не вступайте с ротвейлером в открытый конфликт без полной уверенности в своей победе. Отступив, например, во время борьбы, вы лишний раз убедите собаку, что именно она занимает лидерскую позицию.

Определитесь, в каких случаях вы можете держать ситуацию под контролем. Надавить на ротвейлера, заставляя его сменить модель поведения, можно с помощью:

  • поощрения за правильное поведение в виде лакомства, свободных прогулок, дружеских похлопываний;
  • наказания за неповиновение путем лишения любимых вещей;
  • физического воздействия;
  • кастрации.

Если ротвейлер продолжает проявлять иерархическую агрессию, несмотря на все ваши усилия, вам придется отдать собаку на перевоспитание тому, кто сможет с ней совладать. В запущенных случаях, когда злой ротвейлер вышел из-под контроля, начал игнорировать любые команды и стал бросаться на всех подряд с явным желанием укусить, его усыпляют.

Иерархическая агрессия – не единственный вид агрессии, к которой склонны ротвейлеры. Инстинкты, чувство собственности и многое другое может вызвать у собаки злость.

Когда собака превышает свои полномочия

Ротвейлер – служебный пес, способный охранять хозяина, его семью, имущество и вверенную ему территорию. За такие качества и ценятся собаки этой породы.

Раз ротвейлеру разрешают и даже заставляют охранять территорию, то он начинает считать ее своими владениями. Постепенно у него вырабатывается территориальная агрессия. Она проявляется, когда на его владения заходит чужой, будь то животное или человек.

В идеале, так и должно быть, ведь собаку именно для этого и завели – охранять. Однако пес может превышать свои полномочия и проявлять агрессию не только к посторонним, но и к вашим гостям. Особенно опасно, когда ротвейлер начал считать своей территорией и те места, где вы обычно с ним гуляете.

Как и в случае с иерархической агрессией, вам придется корректировать поведение собаки. Если ротвейлер остается агрессивным к посторонним, вам придется прятать четвероногого охранника в вольере или комнате, когда приходят гости. А перед прогулками надевать на него намордник и не снимать, пока не вернетесь домой.

Еще один вид агрессии, проявляющийся под воздействием рабочих качеств собаки – защитный. Если ротвейлер посчитал, что хозяин или другие члены семьи в опасности, он бросается на защиту. Это правильно, но иногда животное действует без повода.

Обычно так ведут себя суки, когда у них появляются щенки. Став мамой, собаке начинает казаться, что посторонние люди хотят причинить вред малышам. И у нее срабатывает защитная реакция.

Иногда ротвейлеры проявляют агрессию, защищая самых уязвимых членов семьи. Например, маленького ребенка. Многие хозяева совершают большую ошибку, позволяя собаке день и ночь охранять их ребенка. Привыкнув всегда быть на страже, ротвейлер может рассматривать всех посторонних людей, как угрозу безопасности.

В данном случае переучить животное крайне сложно, ведь защитная реакция основана на природных инстинктах. Это лучше предотвратить, чем исправлять.

Поздняя социализация – причина развития агрессии

Для поддержания физической формы, ротвейлера еще щенком необходимо выводить в парки или на специальные собачьи площадки. Там же он должен научиться общению с собратьями.

Впервые столкнувшись с миром вне родных стен, щенок чувствует себя растерянно. Некоторые хозяева в такие моменты неправильно воспринимают поведение малыша. Они считают, что он проявляет не страх, а беспричинную агрессию к окружающему миру. И своими действиями владельцы только усугубляют ситуацию.

Рассмотрим пример, когда хозяин впервые приводит своего щенка туда, где гуляют другие собаки. Естественно, владелец надел на питомца поводок, так как боится, что он убежит. И вот к щенку направляется взрослый, но дружелюбно настроенный пес. Его цель – знакомство с новичком, не более того.

Опасаясь, что чужая собака покалечит маленького щенка, хозяин начинает уходить и тянет его за собой на поводке. В итоге молодой ротвейлер не может ни чужака с достоинством встретить, ни убежать, – натянутый поводок уводит его прочь. У щенка один выход – зарычать или залаять. Взрослый пес уходит от неадекватной собаки, чтобы найти более общительного товарища для игр.

Хозяин расценивает поведение щенка, как нервную агрессию. Ему и в голову не приходит, что он сам вынудил собаку поступить так. Сердобольный хозяин начинает ее успокаивать добрыми словами и дружескими похлопываниями. Ротвейлер же воспринимает хозяйские утешения, как поощрение его агрессии, – он зарычал, хозяин похвалил, а чужак убежал прочь.

Если такая ситуация повторится три-четыре раза, то собака и в будущем продолжит агрессивно относиться к собратьям. Хозяин должен был разрешить щенку самостоятельно разобраться в ситуации, несмотря на его неуверенность. Тогда бы малыш сообразил, что бояться нечего, и стал бы дружелюбнее относиться к другим собакам. Ничем не подкрепленная агрессия постепенно бы исчезла.

Если ротвейлер будет правильно воспитан, своевременно социализирован в обществе, значит, он будет уверенным в себе. Знающие свое место собаки, умеющие общаться с людьми и собратьями, показывают агрессию редко и только по определенному поводу.

А вы сталкивались с собачьей агрессией? Поделитесь, пожалуйста, в комментариях своей историей.

Если статья вам понравилась, поставьте, пожалуйста, лайк.

Ошибки воспитания. Рассказы о ротвейлере Жардане. Фото ротвейлера.

До приобретения ротвейлера и в первые месяцы его жизни в нашей семье я не понимал одну очень важную вещь.

Дрессировка и воспитание собаки – не одно и то же.

Собака, отлично выполняющая команды, может при этом воровать, гадить в квартире, проявлять агрессию к членам семьи, но идеально сидеть, лежать или стоять. Собака, наученная сидеть часами на выдержку или приносить по команде предмет, при этом может вступить с хозяином в драку из-за какой-то вещи или порвать салон автомобиля, если её там оставили, ломать мебель и портить хозяйские вещи, выть, оставшись одна дома…

В чем же разница?

Если собака, выдрессированная выполнять команды, но не научена элементарным вещам в плане правил поведения при проживании с человеком, то какой от этой «науки» прок в быту? Что толку, если пёса выполняет безукоризненно команды, но «забивает на Вас с прибором», как только отойдёт на метр в сторону.

С момента появления щенка в нашем доме мы очень много времени уделяли его дрессировке, но некоторые вещи остались за пределами нашего внимания. Это и привело к серьёзным конфликтам с кобелём ротвейлера, несмотря на то, что он безукоризненно выполнял все известные ему команды, не гадил, не воровал, не рычал у миски, спокойно давал делать уколы и любые гигиенические процедуры, в общем, был милым душкой, пока не почувствовал силы, чтобы заявить о себе…

Типичная ошибка большинства людей – собака «умная», если знает и выполняет команды.

Но если она дерётся со всеми собаками подряд, кидается и кусает без разбору людей, не пускает хозяев на диван, который считает своим. Если собака делает садки на ваших друзей, мажет слюной случайных прохожих, пытаясь с ними знакомиться? Вступает в конфликт с детьми и с Вами из-за обладания каким-то предметом – какие команды здесь помогут.

Чтобы собака, проживая в обществе людей, не доставляла дискомфорта людям и ладила со всеми, с кем ей приходится пересекаться – она должна быть воспитана.

Воспитание – это не тупое заучивание команд.

В чем заключается воспитанность человека. В том, что он знает правила и нормы поведения в общественных местах и в отношениях с другими людьми. Он не создает дискомфорта людям, живущим рядом с ним.

Отношение детей к окружающим, знание правил поведения в той или иной ситуации родители формируют у ребенка день за днём, год за годом по мере его роста. Если упустить период взросления, то взрослого человека перевоспитывать бесполезно.

Собаки, как и люди, рождаются психически и физически незрелыми. Их нервная система, характер и привычки формируются под воздействием окружающей среды.

С самого первого дня пребывания щенка в Вашем доме Вы должны заниматься его воспитанием.

Объяснять малышу, что «можно», а что «нельзя».

Как себя следует вести с членами семьи.

Как нужно относиться к другим животным, живущим в вашем доме или по соседству.

Что можно брать, а что нельзя.

Что можно грызть, а что нельзя.

Как нужно реагировать на приход гостей или чужих людей в Ваш дом.

Каждый день, шаг за шагом, по мере знакомства Вашего щенка с окружающим миром Вы должны формировать у него такое отношение к окружающим вещам, событиям и людям, чтобы Вам в будущем было комфортно с собакой появляться в компании людей, гулять на улице, чтобы Вы не боялись оставлять собаку одну дома из-за того, что вернувшись вечером, обнаружите свою квартиру лежащей в руинах. Чтобы не ждать, что собака начнёт «строить» ваших домашних…

Как это сделать?

Методично, день за днём объяснять маленькому четвероногому недотёпе – что такое «хорошо» и что такое «плохо».

Специалисты рекомендуют дрессировкой собаки заниматься, начиная с 8-10 месяцев, когда у щенка более или менее окрепнет психика, и он будет в состоянии выполнять упражнения на выдержку, будет достаточно скоординирован, чтобы выполнять сложные последовательности команд.

А до этого он должен быть хорошо социализирован и воспитан.

Без социализации (приучения собаки к социуму, жизни в сообществе с другими индивидами, соблюдая правила совместного проживания) и без воспитания, на мой взгляд, дрессировка домашней собаки бессмысленна.

Воспитанием собаки необходимо заниматься с самого первого дня пребывания щенка в вашем доме. Ученые считают, что наиболее оптимальным для прививания различных навыков является период до 4-5 месяцев.
В это время работают природные механизмы, которые не зависимо от воли щенка запечатлевают в его мозгу: «кто он и каков».
Малыш получает знания об окружающем мире, непосредственно соприкасаясь с явлениями и объектами.
Не умея их идентифицировать на основании личного опыта, так как такого опыта у него пока просто нет.
И в этот период он впитывает информацию «как есть».
В первые месяцы жизни собака получает большую часть информации из той, что ей предстоит усвоить за всю жизнь.
Дальше щенок будет соотносить имеющиеся знания, со вновь приобретаемыми. А это уже переучивание и адаптация.

К примеру, если щенка приучить ходить в туалет дома на газеты, а потом из-за длительного карантина вовремя не «переучить» делать свои дела на улице, то такая собака будет всю прогулку мужественно терпеть все свои «дела» до момента окончания прогулки, пока не вернётся домой и не найдёт подходящую для справления своих естественных нужд поверхность (газеты). Но с таким же успехом в первые месяцы жизни собаку можно научить ходить в туалет только на газон (в траву), или на тротуар, или на сточную решетку у дороги. Жардан знает, что на тротуаре какать нельзя. И будет зимой карабкаться на отвалы снега на обочине, а летом бежать к ближайшему газону.

Отнимать щенка от матери до 2-х месяцев не рекомендуют — тогда он не получит элементарных навыков поведения с себе подобными. Не обучится позам подчинения старшим и т.д.. Не имея опыта общения с особями своего вида в первые недели жизни, щенок может не идентифицировать себя, как собаку. Т.е. будет себя считать человеком или кошкой (если будет расти среди котов). А это в последствии приведёт к тому, что собака не сможет спариваться с собаками, а будет считать своими половыми партнёрами представителей животных, с которыми выросла.

Закладывая правильные нормы поведения с первых дней, Вы прививаете собаке те модели поведения, которые приемлемы и удобны Вам. Если в этот период воспитанием собаки не заниматься, то после 4-5 месяцев щенка придётся перевоспитывать. Отучать от одних стереотипов поведения и прививать другие. А это куда сложнее, чем просто воспитание.

В первые месяцы жизни щенок принимает всё на веру. Подражает окружающим, принимает правила и модели поведения «как есть», поскольку других он не знает. Но если собакин к примеру привык прыгать по мебели, делать на Вас садки и кусать молочными зубами за руки, за ноги, то через несколько месяцев будет проблематично объяснить щенку почему ещё вчера кусаться было можно, а сегодня — нельзя.

Люди отдают своих собак на курс дрессировки специалистам (признаюсь честно, у меня тоже были такие мысли, относительно защитно-караульной службы, так как я сам не знал — как научить собаку правильно кусаться. ) Спецы учат собаку правильно кусаться и повиноваться им на площадке.

Но за пределами дрессировочной площадки и в отсутствие дрессировщика – собака не выполняет ни команды, ни защитные функции, которым её обучили без Вашего участия. А как была она невоспитанной и необученной правилам поведения в вашей семье и в вашем доме с членами семьи – так и останется некомфортным и пакостливым неучем, вне зависимости от числа дипломов по тому или иному курсу дрессировки или послушания.

Мы с семьёй увлеклись изучением команд и послушанием. НО.

О наличии некоторых вещей мы просто не догадывались.

Не зря в народе говорят: «Лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать».

Мы не имели возможности регулярно общаться с опытными собачниками и не имели представления, каким образом привить собаке тот или иной навык.

Каковы наши «стратегические ошибки».

1. Никакие книги не заменят реального общения с опытным человеком. Опытный кинолог, регулярно наблюдая за Вашими отношениями с собакой, вовремя увидит все недочеты, возникающие в Ваших взаимоотношениях с питомцем. Иначе о наличии проблемы Вы узнаете лишь тогда, когда Ваша жизнь из-за выходок питомца начнет превращаться в ад.

2. Я, как человек достаточно развитый физически и сильный, почему-то решил, что с помощью силы смогу урегулировать любые разногласия и любой возникающий с собакой конфликт. Фатальная ошибка.

3. Члены моей семьи, чувствуя во мне опору и обманываясь по поводу моего могущества, решили, что если собака слушается меня, то без всяких усилий с их стороны обязана будет слушаться и их. Каждый из членов семьи должен самостоятельно выстраивать отношения с собакой. Это непреложный закон стаи.

Моя бабушка детство провела в деревне на Украине.

Нас (внуков) учила всему на живописных примерах из жизни и фольклора.

Жила в той деревне деревенская дура. Мало того, что её Бог умом обидел, да она ещё и не выговаривала половину алфавита.

Поэтому была посмешищем для всех жителей.

Люди идут в поле на работу. Дура следом за всеми. Кто-то на дороге обронил грабли. Дура остановилась и рассматривает находку :

— А сё то таке? (А что это такое?)))

Подошла близко, шевелит носком ступни грабли, лежащие штырями вверх…

И наступает на грабли всей ступнёй. Деревянный держак с огромной силой бьёт её в лоб.

— А, ссссёёётови юды, покати, та хиба з мозьно на доёге габи ёзить. (А, чертовые люди, проклятые, да разве ж можно на дороге грабли класть?!))))))))

Дура-дурой, а как только получила в лоб — так сразу сообразила что нашла))))

Мораль: дураки учатся на своих ошибках.))))))

Трудно даже самому себе признаться… но это сделать нужно.

Дану уже седьмой год. С высоты прожитых с ним вместе лет мне стыдно самому и перед ним — каким же я был бестолковым, когда взялся за его воспитание — воспитание щенка.

Это не позерство.

И не попытка самобичевания.

На своем примере я попытаюсь разделить – что было следствием неправильного поведения собаки, а что вызвано моими ошибками или отсутствием понимания и кинологических знаний.

Мысль описать наши хождения по воспитательным мукам возникла именно тогда, когда я понял, что делал многие вещи в корне неправильно и увидел методы и способы, посредством которых можно найти общий язык в принципе с любой собакой.

Путь, по которому необходимо двигаться в правильном направлении, мне указала тогда знакомая по интернет-форуму – Ирина Майер (её ресурс сегодня http://www.rottweiler-klub.com)

Ирина, если когда-то прочтешь – искренне признателен тебе за то, что ты повернула мне мозги в вопросах воспитания собак в нужном направлении .

Объяснила, на какие грабли я наступаю)))

Доминантность и агрессивное поведение собак по отношению к своим хозяевам – это проблема, созданная людьми, а не врожденное качество собак.

Проблемные собаки, семейные конфликты с участием собак и покусы членов семьи – удел новичков или людей, держащих уже не первую собаку, но упорно не желающих (или не умеющих) хоть немного вникнуть в психологию животных.

У людей, давно и хорошо знающих собак, нет собак ни доминантных, ни бестолковых. Просто есть более склонные к определённым занятиям и видам дрессировки, есть менее способные к каким-то видам деятельности и менее одарённые. Опытный человек сразу видит в процессе привития первых навыков послушания — на что способна собака (способность к обучению, храбрость/трусость, податливость/упорство, наглость/неуверенность и т.д.)

Зная, как собаки мыслят, каким образом приспосабливаются к окружающей среде и вживаются в стаю… опытный человек сразу определяет поведение собаки в рамки, из которых нет выхода агрессии и своеволию.

При правильном подходе к воспитанию у собаки не возникает мыслей о возможности соперничества с хозяином, собака со щенячества ориентирована на послушание и конструктивное сотрудничество.

Откуда же тогда берутся собаки, кусающие своих хозяев, кидающиеся на детей, держащие в страхе всю семью?

Несколько примеров из нашей с Даном ранней жизни.

Для человека, опытного в вопросах воспитания животных, все их манеры и повадки – вещи очевидные и не вызывающие проблем.

Но для человека, впервые столкнувшегося с миром собак, любая ситуация из-за непонимания и отсутствия знаний может перерасти в неразрешимую проблему.

Жардан делает первые шаги, на улицу ещё не выходим. По книжкам я узнал, что к ошейнику и поводку нужно приучать заранее. Сначала одеваем ошейник – и пусть щенок играет дома в ошейнике, чтобы привыкал. Когда привыкнет — к ошейнику пристёгиваем поводок и пусть бегает с поводком.

Сначала при одевании ошейника Дан был в шоке. Он сразу ложился на пол, прижимался к полу и с опаской ждал чего-то страшного.

Нет бы как-то подбодрить малыша… Я, не понимая и не умея это сделать, предоставлял ему разбираться с этими страхами самостоятельно. Мало-помалу он к ошейнику привык.

Стали пристёгивать поводок. Ужас-ужасный. Малютка в шоке… ничего, привыкнешь.

Сейчас это кажется нелепым, но тогда я думал буквально следующее:

— Это же свирепый ротвейлер! Он и так бесстрашный — чего же с ним церемонится? Чтобы он со щенячества мне на шею сел? Со мной этот номер не пройдёт…

Я реально не понимал, что это крошечный ребёнок и для каждого возраста нужны свои методы воздействия. Ребёнка нужно держать в строгости, но при этом не обижать его, ласкать. Ведь мы в принципе заменяем малышу маму.

Вроде он по обвыкся, носится по дому с пристёгнутым поводком.

Стали брать поводок в руки. Сначала все время оглядывался – кто это ему не дает ходить? Потом смирился вроде, понурив голову ходит следом за мной по квартире на поводке.

К моменту, когда закончился прививочный карантин, щен весил уже 16 кг . Выношу на улицу, ставлю на землю, беру поводок в руки. Ротвейлер впадает в ступор. Он упирается всеми лапами при попытке сдвинуть его с места.

— Что? Идти не хочешь? Доминируешь надо мной. ))))

Беру за поводок и начинаю тянуть за собой волоком. Щен врезается в утоптанный снег лапами. Пудовую гирю на шипах тянуть по улице — занятие неинтересное и утомительное.

Народ откровенно ржёт. Протянув так или иначе метров 50-100, разворачиваюсь домой. Заношу на руках на 4-й этаж…Прогулка не удалась…

Так продолжается несколько дней. Я уже в бешенстве. Оценивая поступок щенка человеческими мерками (что в корне неправильно), понимаю, что он надо мной откровенно издевается.

Но день за днём ситуация с прогулками на поводке не меняется.

Я нервничаю, щен боится и нервничает… все напряжены, НО воз и ныне там.

Решив, что с моей собакой что-то не так, и это уникальный случай в практике дрессировки)))))))… решаюсь наконец позвонить Заводчикам.

Аня смеётся над моей «ужасной» проблемой.

— Берешь поводок, резко дергаешь кистью руки по направлению движения (в сторону куда тебе нужно идти).

— И всё. — я не верю её словам, решение не может быть таким простым…

— И всё. Только дергай не сильно, а резко. А то можешь травмировать шею щенка.

— Но ему же будет больно, если резко дёргать?! – опять примеряю ситуацию по человеческим меркам. Мне его жалко, не хочется применять к нему насилие.

— Да не будет ему больно. Просто ты дашь ему понять, что будет по-твоему. Точка. А когда ты тягаешь его за шею волоком, думаешь ему не больно.

В эффективность совета НЕ ВЕРЮ. Телефонный разговор был поздно вечером.

Утром собираемся на Куликово поле. Битва титанов)))

Выношу, сажаю на снег. Дан принимает оборонительную позицию.

Передо мной маленький широколобый, упёртый ослик. Смотрит, насупившись исподлобья, готовится к моим нападкам.

Наматываю поводок на руку. Делаю шаг вперёд и резко, но не сильно дергаю поводок вперёд на себя.

Щенок привстал, приподняв попу со снега в направлении рывка.

— Рядом! — дергаю ещё раз… и О ЧУДО. Малыш встал и пошел следом за мной.

Моей радости нет предела! Чувствую себя полнейшим кретином. Ну почему я сразу не додумался позвонить Ане.

Кто-то из мудрых сказал: «Не нужно приписывать злому умыслу то, что вполне объяснимо глупостью».

Не нужно додумывать и приписывать собаке какие-то пакостные или злые мысли. Собака не может догадаться, чего Вы от неё хотите, если Вы её этому не научили.

Щен боится идти, когда его тянут за шею, он не понимает зачем это нужно? Я нервничаю, злюсь. Собака, чувствуя мое напряжение, тоже нервничает, но отчего – не понимает.

Круг замкнулся – я злюсь на него, а он от этого боится и не понимает что нужно делать. Стоило лишь подтолкнуть его в нужную сторону, и проблема тут же решилась. Всё гениальное – просто.

Однажды мне владелец 2-х месячного щенка сказал:

— Представляешь, она садится и, глядя нагло мне в глаза своими блестящими пуговицами, срёт. Я её за это наказываю, а она назло срёт. Это что – доминирование.

— В два месяца она ещё абсолютно не умеет терпеть. Вот только пришла к ней мысль, что хочется в туалет – она тут же присела и какает. А с «независимым видом» она это делает не назло, а лишь потому, что для собак какать или писать – естественно. В отличие от людей они не стесняются это делать. Тем более, что она пока просто не знает, что в квартире это делать нельзя. Чуть подрастет, научится терпеть — покажешь ей где это нужно делать, и проблема решится сама собой.

Кстати, мы за неделю научили Дана ходить в туалет на картон, а когда пришло время гулять на улице – всего за пару недель лужи и кучки в квартире исчезли. Исчезли в принципе, навсегда.

Стоило только людям подсказать нам, как правильно это сделать (смотри рассказку «Туалет»)

Но бывает и по-другому…

Люди умеют любую ситуацию довести до абсурда.

Есть у меня давний знакомый Гена. Это человек немаленького роста и большой физической силы. Но добродушный добряк.

Мы видимся редко. Однажды, когда Данка у нас только появился, встретили на прогулке Гену с супругой.

— Саша, вы решились взять такую серьёзную собаку?! Вы представляете, какая это ответственность.

Я знаю, что у Гены был доберман. Вот, думаю про себя, сами добермана взять не побоялись, а с ротваком я не справлюсь, что ли?

— Мы знаем, насколько это серьёзно – самоуверенно заявил я, хотя все наши передряги были впереди и о том, что нас ждёт, мы не имели тогда никакого представления…

Гена и его жена лишь многозначительно покачали головами.

— Ну, если вы справитесь…

Спустя шесть лет.

На прогулке с Данкой случайно оказываемся у дома Гены, а тут и он выходит из машины! Поздоровались, сто лет не виделись! Мол, как дела? Гена спрашивает :

— Как собака? Справляешься?

— Сейчас всё в порядке, раньше были трудности, но вроде разрулили всё…

— Саш, ты же знаешь, что их ни в коем случае нельзя бить? Надеюсь, ты его не бил? — с участием спрашивает Гена

— Да всякое бывало, а как твой доберман, жив ещё?

И Гена с тяжелым вздохом поведал мне следующее…

Он взял щенка с установкой от «знающих людей», что собака серьёзная и её необходимо держать в страхе.

Первые же проблемы со щенком (туалет) переросли у них в неразрешимый конфликт, который закончился трагически.

Щенок, как и положено ребёнку, писал и какал где хотел.

Гена не имел представления — как научить собаку ходить в туалет где положено?… И за каждую кучу… тупо его избивал.

Читайте так же:  Цвергшнауцер дома

Добер быстро подрос. Но проблемы с туалетом не продвинулись ни на шаг. Он, как считал тогда Генка, упорно гадил в квартире назло всем (те же наглые глаза, что и у двухмесячного щенка).

Гена его методично избивал в надежде, что мозги у собаки рано или поздно станут из страха на место.

Доберман стал огрызаться по-взрослому. Их разборки переросли в серьёзные драки с результирующим забиванием добермана, ввиду явного физического преимущества Гены.

— Саня, что ты думаешь? Он стал срать и ссать мне в кровать. Не сыну, не жене. Только в мою кровать.

Он был умный. Ты не представляешь, насколько он был умный. Он все понимал. Он смотрел на меня ТАКИМИ глазами.

Но я не мог понять, что он хочет мне сказать…

После очередного побоища я ему сказал: «Ещё раз нагадишь — и ты покойник».

Он насрал мне в кровать.

Я взял жекан большого калибра (чтобы сразу и не мучился), взял ружье и отдал знакомому… сам не смог.

Он умер сразу после выстрела в голову.

Голос у Генки задрожал.

— Я потом только сумел найти книги, много книг. Ты же знаешь, в середине 90-х таких книг не было. Перечитал их и понял – я во всем был виноват сам, он не понимал, чего я от него требую, он бы все понял, если бы я сумел объяснить. Ты не представляешь его глаза… Саша! Никогда не бей свою собаку. Слышишь? НИКОГДА.

Только теперь мне стали понятны многозначительные взгляды Гены и его супруги по поводу ответственности за собаку…

Гена не знал, как приучить собаку ходить в туалет на улицу. За это он добермана застрелил.

Примерно с 4-х месяцев у Дана стал проявляться такой заскок.

Идёт он на прогулке. Вдруг останавливается, как будто о чем-то вспоминает и… разинув пастёнку, несётся на меня.

Он бегает вокруг меня кругами, пытаясь цапнуть за ногу и тут же отскакивает. Глаза у него в это время задорно-шальные. Типа – ай да я.

Я «Фу»-каю, прикрикиваю «Нельзя» — ноль эмоций.

Отгоняю его поводком, лозинкой или прутиком: «Сейчас получишь по жопе. » – это заводит его ещё больше. Он неистово резвится, а я тревожно думаю – что же с этим буду делать, когда он подрастёт.

Дан растёт. Когда я отгонял его руками, он стал пытаться прихватывать меня за руки. Опять же пока я размышлял – как мне справиться с новой напастью – он разорвал мне рукав дублёнки, а потом и вовсе его оторвал…

Со временем вопрос решился очень просто.

Я научил его, что кусать нельзя, а толкаться можно. Ну нужно ему именно так выпустить пар – пусть резвится, и мне немалая физическая нагрузка, и он доволен (при этом ТАК он себя ведёт только со мной, ни с друзьями ни с кем из девчонок ротвейлер ни разу такую забаву не затевал).

И теперь иногда сам его зову: «Давай играть?»

Он четко понимает — какую игру я имею ввиду.

Для окружающих это выглядит так. Ротвейлер с диким рёвом кидается на меня, клацая зубами, как будто бы хочет меня разорвать. Я принимаю его тело ладонью сбоку в районе шеи или бок челюсти (кто знаком с единоборствами – делаю блок-накладку) и с силой отвожу его голову с линии атаки, отталкивая от себя, а сам ухожу телом в противоположную сторону. Он отлетает и с разворота идёт на новый заход…

Те, кто видят нашу забаву впервые – в ужасе шарахаются в сторону. Для тех, кто не знает Дана – он ревёт и швыряется абсолютно не по-детски.

В глазах какое-то безумное выражение, но только я понимаю, что это не злость, а обыкновенный азарт борьбы. Это игра и по-настоящему он никогда меня не укусит.

Но стоит мне сказать: «А по жопе. » Он тут же начинает сматываться от меня кругами, приглашая за ним побегать.

Всё, что нужно было для решения проблемы – объяснить собаке, что можно, а что нельзя.

Но тогда я «записал» эти Данкины «закидоны» в «копилку» его доминантности.

Все знакомые, хотя бы отдаленно слышавшие о ротвейлерах, но не имевшие никакого представления о грамотном воспитании собак, мне говорили – это собака, которая рано или поздно на тебя кинется. В этот момент ты обязательно должен его побить. Побить сильно, тогда он тебе подчинится.

Ну нет у нас опытных собачников, а такая установка в отношениях с собакой – распространённый среди людей стереотип.

Сейчас мне это кажется абсурдом и абсолютной дикостью, а тогда…

Я с детства занимался боксом, единоборствами. Решение конфликтов силой – вполне обычный способ вправить мозги зарвавшемуся человеку.

Так что же я с собакой не справлюсь. Ха! Пусть только попробует…

И я с маниакальным упорством стал ждать и выискивать проявления доминантности. Сам проявлял излишнюю агрессивность там, где это совершенно неуместно. И, наоборот, пускал слюни жалости там, где нужно было быть твердым и решительным.

Лишь спустя много лет, когда я слышу о доминантности и вижу, что очередная семья наступила на одни и те же грабли, которые когда-то придумал идиот, решивший что собаку обязательно нужно ломать силой… искренне радуюсь, что сумел, пусть и с трудом, через эти грабли перепрыгнуть.

И мне не понадобилось, как Генке, для разрешения проблем пользоваться жеканом…

Жардан стремительно растет.

Периодически подчиняется неохотно. Вернее, дома он выполняет всё «на ура», но на улице возникают иногда проблемы с подходом и с подбиранием остатков еды, поеданием экскрементов.

Сейчас могу с уверенностью сказать –это было только от моего неумения научить.

И тем не менее… ротвейлер ворчит, но подчиняется.

Я, наслушавшись страстей о доминантности, заставляю его подчиняться молча.

К примеру, чищу ему уши. Он рычит (а по факту — просто ворчит). Я начинаю его муштровать, типа, будешь делать молча, никуда не денешься. Недовольство кобеля растет. Он возмущается ещё больше. Ротвейлер на самом деле в недоумении. Он подчиняется мне, позволяет делать то, что я от него требую.

Так что же тебе, хозяин, ещё нужно? За что ругаешь? За что наезжаешь?

— Ах так? Опять за свое? Рычишь? Доминируешь? (какой дурак сказал обычным людям это слово, оно стало проклятием для большинства собак)))

По факту я сам сознательно нагнетаю напряженность в отношениях между мной и ротвейлером.

Я не знаю черты, до которой он может терпеть, и пока не знаю, что стоит за этой чертой.

И тут наступаю на очередные грабли.

В процессе воспитания я сам (пусть и по незнанию или от дурацкого бесстрашия – в данном случае отсутствие страха нельзя назвать конструктивным) постоянно противопоставляю себя собаке. Пытаясь оказывать на ротвейлера физическое воздействие, задаю тон нашим отношениям. По незнанию я показываю своей собаке, насилие это норма.

Отношение собаки к хозяину нужно воспитывать, как у детей к родителям. У нормального человека в адекватной семье никогда не возникнет мысль решать силой конфликты с отцом или с матерью. Если отец скажет Вам, что Вы не правы – разве Вы полезете с ним драку? Можно с ним не согласиться. Можно спорить, доказывать свою правоту. Но драться – никогда.

Я сам делаю себя равным собаке. Даю ему повод думать, что со мной можно вступать в единоборство. Роковая ошибка.

Видишь – я сильнее тебя?!

Он видит. Стремительно растет, набирает (не без моей помощи) мышечную массу, вырабатывает уверенность в себе. Он постоянно пробует свои силы.

Иду на прогулке.

Вдруг.. земля ушла из-под ног, небо перевернулось, и я навзничь падаю на землю, рефлекторно по спортивной привычке сгруппировавшись… Тем не менее, обвалившись всем телом оземь назад, упав на спину, лишь чудом не разбиваю затылок.

Пытаюсь сообразить – что произошло.

Мой ротвейлер, пробегая мимо меня сзади… ударил головой под колени, оторвав меня тем самым от земли, грохнул плашмя и радостно понёсся дальше, как будто этого и не заметил.

Подбегает, весь светится от счастья.

— Ну как, Сань, у меня получилось!? Правда, ЗДОРОВО.

Я его восторгов не разделяю и со свирепым видом, встаю, отряхиваясь с земли, думая, как же мне этого босяка за такую проказу наказать? А для этого для начала его нужно поймать. Он кругами радостно носится вокруг меня.

А я «записываю» в свою копилку ещё одно подтверждение его «доминантности».

Спустя какое-то время иду по лесу.

Сокрушительный удар в спину на уровне лопаток. Ощущение, как будто на меня свалилась бетонная плита. Ноги подогнулись. Мгновенно падаю лицом в землю. Всё, что успел сделать при падении – рефлекторно выставил руки перед собой, что позволило сильно не разбить лицо (ударился подбородком и носом).

Теперь я знаю, почему я упал. Это мой ротвейлер придумал новую игру… ))) Сзади с разбега он прыгнул мне на спину всем телом…

Он с завидной изобретательностью регулярно меня ронял.

Я поражался его физической мощи.

В период, когда он валял меня как кеглю, ему ещё не было года, а во мне было весу под 100 кг . Но он головой спокойно сдвигал в сторону любого члена семьи или взрослого мужика, когда ему нужно было куда-то пройти или пролезть. Занимаясь всю жизнь спортом, я заново учился у Дана двигаться. Если человек действует рукой или ногой, то собака в любое движение вкладывает усилие всего тела, что многократно усиливает эффект. Так умеют двигаться только некоторые мастера восточных единоборств, которые в своих техниках используют не силу удара, а реверсивное движение тела, отправляя энергию всего тела в нужную конечность (руку или ногу).

Я тогда искренне считал, что он меня провоцирует на конфликт, вроде как бросает вызов. А на самом деле.

Только спустя годы я понял, что щен мне достался жизнерадостный, наглый, уверенный в себе. И не было ничего плохого ни в его уверенности, ни в его наглости.

Он быстро вырос в бесшабашного, здорового, сильного оболтуса, которому нужно было учиться двигаться, куда-то девать и тратить свою неимоверную, прибывающую буквально с каждым днём силу и энергию. Он валял меня и играл со мной, как с собакой – наскакивал, толкал, опрокидывал. Понятно, что в том, что тебя собака сбивает с ног, нет ничего приятного. Но тут также нет ничего ни от агрессии, ни от доминантности.

Ротвейлер рос, наслаждался жизнью. А я видел в этом какой-то подвох. Мне просто нужно было учить его манерам. А не готовиться к неизбежному, на мой взгляд, поединку….

Нам 10 месяцев. Жардан уже знает все команды, выполняет их и слушается, хотя периодически начинает тупить.

Из книг и со слов Заводчиков знаю, что ротвейлеры имеют привычку проверять характер хозяев на прочность. Т.е. упрямо и методично они пытаются противопоставлять себя хозяину – не слушаться, не выполнять команды и т.д.

Но это теория. А что на практике. Я пока не понимаю – как это «испытывать хозяина на прочность».

Только минуту назад мой пёс прекрасно слушался и выполнял все мои требования и вдруг… стоит дурак-дураком, явно не понимая, что я ему говорю и чего от него требую. У меня ощущение, что он меня не слышит. Кричу громче – ноль эмоций. Завожусь, нервничаю – собаку как будто подменили — не мой кобель, ощущение, что он в первый раз меня видит.

На самом деле ротвейлеры с маниакальным упорством периодически отказываются выполнять команды, проверяя, что за этим последует. Если навык собакой усвоен и вдруг, ни с того ни с сего, она отказывается его выполнять – ни в коем случае не спускайте это на тормозах. Добивайтесь обязательного подчинения. Иначе если ротвейлер поймёт, что выполнять Ваши требования необязательно – он и не будет их выполнять, хоть закричитесь.

Жардан систематически отказывается подходить на прогулках. Причем это в момент отказа повиноваться не спровоцировано никакой агрессией с моей стороны, колбасить меня начинает потом. Это происходит с перерывами в 2-3 недели, сильно воюем за послушание, а потом вроде бы слушается… и снова вырубает слух.

Причем это происходит так: в обычной жизни он отлично знает что такое «Ко мне», «Рядом» и по первому зову приходит, находясь на любом отдалении. Если чем-то увлекся, то может отреагировать на второй призыв. Отработке подхода по команде я уделял очень много времени.

Если его усажу или поставлю по команде «Место» на выдержку и уйду на большое расстояние (метров 150-200), например, на прямом участке лесной дороги, то он по первому зову несется сломя голову. Он уже давно реагирует на жест рукой, так же как и на команду «Ко мне». На таком отдалении он спокойно, не шевелясь, находится в той позе, в какой я его оставил 8-10 минут назад (тогда больше в лесу не пробовал). А на близком расстоянии дома он у меня стоял на выдержку 30 минут! Дольше держать его не стал, так как он затек весь.

В произвольный момент времени он вдруг отказывается слышать, но с самого начала он понимает, что переступил грань дозволенного и не подходит уже потому, что знает, что ему влетит. Я экспериментировал со всякими вкусняшками. На вкусняшки он не ведётся — страх получить взбучку сильнее. Но, тем не менее, он с маниакальным упорством снова и снова переступает черту.

Почему я считаю, что он это делает сознательно? Потому, что когда он уходит, то нагло смотрит в глаза, не отводя взгляд, а когда «приступ смелости» у него заканчивается, то он глаза прячет или смотрит как бы заискивая. А в момент ухода это взгляд волка.

Выходим на прогулку, дошли до леса, я его отпустил, чтобы он поделал свои дела. Он отбежал подальше и перестал меня слышать. Я разозлился, но решил его не наказывать. Развернулся и пошел по направлению к дому, благо он сразу сходил по делам и поплёлся за мной. Я, вроде в наказание, пожурил его и прогулку тут же прекратил, типа чтобы неповадно было.

Мое счастье победителя было недолгим — на следующее утро, как только я его отпустил с поводка, он сделал свои дела и сразу пошел в направлении, противоположном моему движению. Как я его ни звал, он так и не подошел. Я пошел к дому, но этот номер уже не прошел — он за мной идти не стал. Минут 15 я стоял у подъезда на промозглом ветру, пока он не подошёл. Можете представить моё состояние. Несмотря на то, что наказывать его мне было очень жалко, я его основательно «взбодрил» и не разговаривал с ним до вечера.

Четыре дня мы жили душа в душу, а воскресенье утром шли уже по направлению к дому через территорию школы. На улице -27С, сильный ветер. Людей практически нет, мы идем без поводка. Он немного отстал.

Ротвейлер останавливается, несколько мгновений смотрит исподлобья. Как бы раздумывая. Потом, глядя мне в глаза, по диагонали, не отводя взгляд, уходит! Уходит за металлический забор и скрывается из виду за тиром.

На мои призывы — ноль эмоций. Я обегаю тир с другой стороны — его там нет. Возвращаюсь на место, откуда он ушел — он вернулся и ушёл по натоптанной в снегу тропинке в другом направлении. Пытаюсь к нему приблизиться — он не подпускает, держит дистанцию.

Я уверен, что он с самого начала знает, что идет на конфликт. Так как я могу его наказать только за неподход на прогулке или за поедание дерьма. То есть не было такого, чтобы мы сначала поссорились, а потом он не подошёл. Как бы на фоне безоблачного неба конфликт разжигает он.

Кобель на расстоянии в упор смотрит мне в глаза. Вот тут я абсолютно четко не ошибаюсь. Это новый взгляд. В этом взгляде вызов. Он меня не боится. Прекрасно понимает, что переступил черту. Взгляд взрослого зверя.

— Ко мне, я сказал.

Он опускает голову чуть ниже к земле, но взгляд от меня не отводит, смотрит в глаза. Он прекрасно понимает, что мне его не догнать и не поймать.

Я двигаюсь в его сторону – он не дает сократить дистанцию. Вот это номер.

— Жардан, рррррядом! — рычу я.

Его это как будто даже забавляет. Что ты, Саша, ещё можешь сделать?

Я в шоке. Не верю происходящему. Противостояние продолжается в течение получаса. Он не дает мне подойти к себе. Уже сам промерз, как бобик. Но, тем не менее, он упорно меня не подпускает.

Я не то, что рычать – убить его готов. Руки и ноги занемели от холода. Бьёт озноб. Но понимаю, что если его оставить здесь — он просто погибнет. Уже не до воспитания. Если я иду домой без собаки, то вряд ли его когда-нибудь ещё увижу. При такой температуре после квартирного содержания он не проживёт на улице и дня.

Я же знаю, что он обморозится! Если бы не мороз, я бы его измором взял. А так — пришлось сесть на корточки и минут пять, раскрыв объятия, звать самыми ласковыми именами…

И вдруг происходит изменение. Дурацкий огонек в его глазах пропал. Он становится жалким и беспомощным. Его трясет от холода (-27 с сильным ветром это не игрушки). Он всё-таки подошёл, как шакал к земле прижимается, в глаза заглядывает, в общем — бедная овечка.

Его победил не я, а мороз.

Взрываясь изнутри, знаю — если подошёл, то наказывать нельзя, пришёл с ним домой. Обычно я ему: «Сидеть, место». Открываю дверь, захожу сам, могу даже снять верхнюю одежду, а уже потом говорю «Домой, лежать, место!». Он заходит, ложится и ждёт, пока ему вытрут лапы. А тут я ему «Сидеть», а он внаглую в квартиру и сразу пошёл на кухню! Я — «Ко мне», он — ноль!

Трандец. У меня чуть не случился эпилептический припадок! Наказывал со вкусом, от души. А потом весь день переживал, что вломил этому уродцу!

Звоню Заводчикам. Аня ответила : «Все делаешь правильно, придется маленько потерпеть, переходный возраст, заодно и на прочность проверяет.»

Но мне всё чаще приходится его тягать за загривок, придавливать к земле, бить поводком, так как ничего другого он порой не понимает. Применение физического наказания меня беспокоит. Я понимаю, что кобель ротвейлера – упрямое, своенравное существо и т.д.

НО. Суть проблемы с моей стороны:

1. Я боюсь сломать его психику непрерывным прессингом за провинности, чтобы он не стал трусливым.

2. По этим же соображениям у меня сердце кровью обливается, когда приходится его наказывать, но интуитивно я понимаю, что если ни на какие уговоры он не ведется, то порка — последний способ «достучаться» до его здравого смысла.

3. На его стремление делать по-своему мне начхать, но то, что я могу в этой «борьбе» потерять с ним взаимопонимание, стать чужими — зачем же тогда собака, явно не для того, чтобы непрерывно прессовать её за провинности.

В том, что в этой борьбе выиграю я – для меня тогда сомнений не было (уверенность эта была ничем не мотивирована), но если он сломается, будет меня просто бояться или, наоборот, озлобится – кому нужна такая победа?

В семье его никто не боится, все ставят на место. Как бы нет поводов ему чувствовать себя привилегированным и, тем не менее, стремление делать по-своему из мальчика так и прёт. Думаю: “Может ему не показывать, что мы его любим?”

Но тогда он с большей вероятностью на всех озлобится, если только наказывать.

Очень хочу верить в то, что он этот период просто перерастет. Уверен, что если бы такое противостояние было с человеком, то многие люди уже давно бы сломались от такого пресса, а этому ротти — хоть бы хны!

Если я его с поводка не спускаю или гуляем на длинной ринговке — мальчик святой, откликается буквально на движение поводка, выполняет все команды с первого раза. На поводке у него иногда бывают заезды — пытается идти впереди меня, тянет — жестко пресекаю. Или натягивает поводок в сторону проходящих мимо собак — тут «Фу, рядом!». Если этого мало — ощутимый рывок, и проблема решена.

Именно после первых проб своих сил в виде не подходов, он стал швыряться на всех собак без разбора. Как только собака на горизонте – прёт, как танк, в её направлении.

У нас большую часть года – зима. Удержать рвущегося с поводка ротвейлера – проблематично, так как не за что зацепиться, а ноги просто скользят вслед за собакой. Едешь за ним, как на лыжах. Это тяжело и утомительно. Не прогулки, а черт знает что.

В этот период ротвейлер начал проявлять агрессию к незнакомым собакам и к людям. Люди шарахаются от его выпадов.

Его отношение к собакам – тема для отдельного разговора.

Но поскольку речь идёт о «звоночках»…

Дану второй год. Гуляли с ним в лесу, выходим на лыжную трассу. Навстречу идет женщина с двумя ротвейлерами – кобель и сука.

Раньше кобель швырялся на Дана, несколько раз Данке доставалось от него. Женщина после стычек говорить со мной отказывается. Предлагает нам не гулять там, где гуляет она, и тогда её кобель нас не тронет. Но мы встречаемся всегда в разных местах и обычно Буч без поводка.

Дан в это время уже швырялся на всех собак. А тут увидел своего неоднократного обидчика.

Шерсть дыбом, утробно ревёт. Я на рыхлом снегу могу устоять на месте, поэтому с силой его одёргиваю. Он меня не слышит. Весь сосредоточен на ротваках. Чужой кобель (удивительно, но, к нашему счастью, в этот раз на поводке) с силой попёр в нашу сторону.

Дан становится невменяемым. Я таким его ещё не видел. Он в бешенстве.

Кричу ему «Лежать!». Но он не слышит. Не реагирует ни на что. Сипло рёвет, зависнув на цепи-удавке, пытаясь добраться до чужого кобеля…

— Л-е-ж-а-ть. — сильно давлю ему на холку.

— Лежать. — и я всем телом наваливаюсь на холку сверху, пытаясь его уложить.

Жардан с рёвом вскидывается на меня и … я не узнаю его. Он меня не видит.

Ярость застилает ему глаза. Он в бессознательном состоянии. Взгляд пустой, только ненависть и злость.

И вот тут я совершаю величайшую глупость. Вместо того, чтобы попытаться его отвлечь и успокоить – я принимаю вызов его неповиновения.

Дурацкий период ожидания проявления «доминантности» закончен.

Буквально в этот миг я на подсознательном уровне понимаю – это то, чего я боялся и ждал.

— Ты не будешь на меня так смотреть. — поводок был одет петлёй на руку и намотан на запястье. Хватаю его двумя руками сверху левой за круп, правой за холку. С силой отрываю от земли и движением вперёд от себя переворачиваю в снег.

— Клац. — его челюсти ударяют в миллиметре от моего лица. Только мой правый локоть отвел неизбежный укус. Глаза пустые, во всем его теле — только желание добраться до меня….

— Что-о-о-о-о-о-о. — тут уже я из человека превращаюсь в зверя….

Первый раз в его жизни бью кулаком сверху вниз… он обрушивается от удара в снег и тут же пружиной выстреливает из-под меня…

Отлетаю, опрокинувшись на попу, лишь правой рукой успев упереться в землю и не перевернуться на спину…

-Клац. — левая рука привычным движением бьёт на опережение в челюсть, и его бросок не достигает цели…

Мгновенно вскакиваю на ноги. Он тоже на ногах, очумело после хука в челюсть крутит головой…

В этот момент я понимаю, что он остался на поводке, накинутом мне петлёй на левую руку…

В доли секунды он сумел прийти в себя и молча кинулся на меня, разинув пасть… Левой рукой, дёрнув поводок, срываю его с линии атаки и бью ногой в грудь…

Он отлетает и снова в прыжке пытается меня достать. То, что у меня в руках поводок – лишает его манёвра, а мне дает преимущество.

— Клац. — к меня разорваны штаны, а он получает очередной удар ногой в голову…

— Клац. — получает ботинком по шее…

И тут у меня в голове становится пусто и ясно.

Бью его ударами, отточенными многолетними тренировками. Нет уже ни страха, ни злости. Просто пытаюсь вывести из строя противника. Только это не обычный противник. Такого врага у меня никогда в жизни не было.

Передо мной с ненавистью клацает челюстями моя собака. В его глазах какой-то будто бы зеленоватый огонёк. Сродни тому, как фотовспышка засвечивает глаз. Они ничего не выражают. Он смотрит и не видит. Смотрит на меня, но как бы сквозь меня.

Всё его естество пытается добраться до меня…

И вдруг у меня возникает единственная и какая-то нереальная в своей четкости и нелепости мысль:

— Интересно, а как долго мы так будем драться.

Злость уступает место здравому смыслу. У Дана из пасти идёт пена… Он ревёт, швыряясь на меня, как дикий зверюга…

Ну не убивать же мне его.

— Клац! Тук! Клац. Тук.

Дан отлетает от очередного удара ногой в грудь. И тут я как-то непроизвольно, сам не понял почему, сказал:

Хлоп. — и Жардан уселся на попу.

Мочилово прекратилось так же внезапно, как и началось.

Я в шоке. Дан в шоке….

Тётя с ротваками мгновенно улетучилась, как только у нас началось побоище.

К Дану начинает возвращаться осмысленное выражение глаз. Он явно не понимает — что это было с нами такое. От него валит пар. От меня валит пар.

Хозяин и собачка на прогулке. Полный ПИПЕЦ.

Я в прострации. Наверное, никогда до этого у меня не было такого состояния. Что делать дальше? Как нам теперь с ЭТИМ жить.

— Лежать! — Дан медленно улёгся…

— Стоять! — встал, тяжело дышит….

— Ко мне! — подошел…

— Лежать. — лёг у моих ног.

Присаживаюсь рядом с ним. Меня всего трясёт от возбуждения, но где-то на подсознательном уровне понимаю, что последнее слово должно быть за мной…

— Ты никогда не будешь так больше делать. — наклоняюсь над ним…

Рычу ему в морду, глядя в глаза:

Ротвейлеры по характеру молчаливые (как правило лают мало), но неисправимые ворчуны.

Чтобы мы ни делали с Даном (чистим ли уши, капаем глаза, вытираем лапы или стрижем когти) – он всё время ворчит – утробно, низкочастотно рычит.

Таким образом он высказывает отношение к происходящему – мол, мне это не нравится, но раз уж нужно – делай, я потерплю. Только имей ввиду, Саня – мне это не очень приятно.

Кто бы тогда знал, что это норма? Такая манера у него появилась только по мере взросления. Раньше он так не «разговаривал».

Жардан в ответ на мои «нависания», утробно зарычал.

Только спустя время я понял, что таким образом он выражает свое отношение к происходящему.

Мол, ладно, Сань, понял, хватит меня уже распекать…

Я со своим идиотским упорством решаю, что он должен принять безоговорочную капитуляцию молча.

Беру его рукой за загривок и, склонившись, приподнимаю его за холку от земли:

— Ты не будешь на меня кидаться и рычать…. ПОНЯЛ.

В то же мгновение в его глазах вспыхивает снова зелёный огонек бешенства:

Бабах. Он получает с левой кулаком в затылок… и… так и остается лежать уткнувшись головой в снег, прижав уши, не шевелясь.

Только в этот момент я как-то ясно и отчетливо понимаю, что всю эту заваруху с начала до конца спровоцировал САМ.

Дан полежал, прижавшись к земле всем телом. Потом повернулся на бок, выставив передо мной живот.

Рассказываю, а самому больно и противно.

Я, ожидая от собаки проявлений доминантности за любой проступок, доводил его до нервного срыва.

А потом… не нашел ничего лучше, как когда кобель оказался на грани… подлить масла в огонь и, загнав его в ситуацию, когда он просто не мог не защищаться, затеять с ним кровавое побоище.

Но тогда я этого не знал, не понимал и мне ситуация виделась совсем иначе…

Несмотря на то, что я побил свою собаку ногами и как будто бы победил … у меня осталось ощущение, что что-то не так.

Тогда я был абсолютно уверен, что он кинулся на меня ни с того, ни с сего. Казалось, что это было проявлением доминантности в чистом виде. Мы подрались и я, Благодаря тому, что практикую единоборства, сумел его победить…

Только спустя много времени я понял – что в той ситуации было не так.

Это не было ни нападением, ни дракой, ни признаком доминантности.

Я сам зажал Жардана в угол.

Он был на взводе из-за чужого ротвака, а я стал провоцировать его, вызывая агрессию на себя (это у людей называется «полез под горячую руку»).

Начав трепать его за холку и не реагируя на предупреждающие рыки взрослеющего кобелины (рыков раньше не было, и я не понимал их значения)… я просто вынудил его сделать предупреждающий бросок.

Для меня это выглядело, как попытка укуса в лицо, которую я предотвратил локтем. Но со временем я понял – насколько ротвейлер быстрее меня в атаке.

ЕСЛИ БЫ ОН ХОТЕЛ МЕНЯ ТОГДА УКУСИТЬ, ТО УКУСИЛ БЫ.

Читайте так же:  Доберман щенки коричневые

Он броском предупредил меня: не лезь – укушу. За что заработал по морде и… понеслась.

ОН НЕ РЕШИЛСЯ МЕНЯ КУСАТЬ.

Но укусить, даже несмотря на то, что я его мутузил ногами — не решился.

Только за штаны цапнул, да за ботинок.

А за тело не рискнул.

Иначе я имел бы после той потасовки бледный вид…

Я не видел выхода из этой ситуации и он, огрызаясь на меня, будучи загнанным в угол, тоже не понимал, что происходит и зачем. Именно поэтому он так скоренько и среагировал на команду «Сидеть».

Теперь я понимаю — он абсолютно четко боялся и не хотел конфликта со мной, но я пошел против его инстинкта самосохранения.

В этой ситуации для меня был единственный плюс – хорошо, что я совершил такую глупость, когда ему было полтора года, а не три или больше. Если бы я так лоханулся, когда Жардан заматерел – он порвал меня на тряпки.

Никогда не загоняйте собаку в безвыходную ситуацию, заставляя её защищать свою жизнь на уровне инстинктов.

Никогда не вступайте в драку с ротвейлером, если Вы не уверены, что сумеете её выиграть.

На самом деле Вы можете забить собаку до смерти (если она Вас реально боится), но выиграть честный бой голыми руками у взрослого кобеля, настроенного на Ваше поражение… для подавляющего большинства людей – это утопия

От укуса такой собаки у человека наступает болевой шок. Когда собака будет разрывать Ваши мышцы и связки, дробить зубами Ваши кости – поверьте, Вам будет не до обороны.

Домой я шел раздавленный и понурый. Я не спускал его с поводка, через каждые 10- 15 метров заставляя отжиматься от земли сериями «лежать-сидеть-стоять».

Когда зашел домой и стал рассказывать жене и дочке о том, что произошло – они сначала решили, что я их разыгрываю:

— Что ты такое говоришь, чтобы наш Данка-лизун кинулся? Не может такого быть! Ты это все придумал.

Но, глядя на мое подавленное состояние они допустили, что что-то такое было, только я уж очень сильно сгущаю краски и преувеличиваю.

А потом жена сказала вообще неожиданную тогда для меня вещь:

— Все говорили, что он рано или поздно кинется, а ты его должен побить. Ты его побил. Теперь всё будет хорошо.

Я почему-то не разделял её оптимизма и не понимал происходящего, поэтому сказал:

Лена абсолютно бесшабашно отнеслась к этому происшествию, пока ротвейлер не кинулся на неё…

Несмотря на все мои предупреждения и убеждение, что с собакой должен заниматься каждый член семьи… супруга считала – раз кобель слушается меня, то обязан слушаться и её.

Я в отъезде. Понимаю, что к прогулке собаки вернуться не успеваю. Звоню домашним, чтобы выгуляли Данку.

К моменту, когда приехал домой – жена ещё гуляет с ротвейлером…

Вдруг врывается в квартиру, вся взъерошенная, нервная, на взводе:

— Одевай ему намордник и держи его… Я сейчас тебе покажу как на меня швыряться.

— Лена, успокойся, расскажи толком – что произошло?

А её всю трясёт:

— Держи его, говорю! Я забью его до смерти, чтобы и мыслей не возникало на меня швыряться! – и, обращаясь к Жардану:

— Я научу тебя, как надо на хозяев смотреть.

Лена — человек миролюбивый и не агрессивный. Чтобы её довести до ТАКОГО состояния нужны очень серьёзные причины… Не разделяю её взведённого состояния:

— Лена, остынь, рассказывай – что произошло?

… Мы гуляем с Даном на пустыре под мелкими соснами, Дан без поводка…

В нашу сторону идёт женщина с сукой добермана. Я ему говорю:

А он повернулся ко мне и смотрит исподлобья…

— Рядом, сказала. — он на секунду задержал на мне взгляд, а потом, не спуская с меня своих наглых глаз… пошел к суке добермана.

Остановился… Подбегаю к нему, а он так не хорошо на меня смотрит… Хватаю за ошейник-цепочку:

— Я кого зову. Рррр-ядом!

Дан, глядя мне в глаза, оскалился и зарычал…

— Что? Ты ещё рычать будешь?

Наклоняюсь в его сторону и ВДРУГ … Взгляд ротвейлера становится каким-то отсутствующим. Смотрит на меня, но как будто бы сквозь, вроде как меня не видит… С рёвом, оскалившись, вскидывается, клацнув зубами у меня перед самым лицом!

Я еле отскочила.

— Я испугалась… Знаешь, в этот момент как будто это совсем чужая собака была, не наш Жардан — чужой и дикий кобелина.

— Саш, держи его – я его побью.

— Нет, бить ты его не будешь, тем более в наморднике. Но сама видишь, что воспитанием собаки заняться пора. Теперь ты видела — на что способен твой лизун.

— Лучше бы мне этого никогда не видеть…

С этого момента у Лены появился страх перед Жарданкой. Вернее, даже не страх. Она реально взглянула на вещи и поняла, что в отношениях с собакой всё может быть по-другому…

Это была не паника, она достаточно уверенная в себе женщина. Но ощущение, что может быть по-другому, напрочь развеяло её сентиментальный и романтический настрой по отношению к воспитанию собаки. Лена увидела в Жардане соперника, и это новое вИдение ей не понравилось. Девчонки решили заняться Данкиным воспитанием…

В стае каждый член сообщества должен самостоятельно выстраивать взаимоотношения со всеми другими членами стаи.

Конечно, можно воспользоваться авторитетом вожака и в момент конфликта призвать на помощь в нашем случае меня.

— Папа (Саша), а меня Жардан обижает.

Естественно, я вмешаюсь и поставлю зарвавшегося кобеля на место.

Но. Это будет воздействие моего авторитета здесь и сейчас. В любой момент в моё отсутствие собака может обыграть любую конфликтную ситуацию в свою пользу.

Собаки отлично понимают, что всю жизнь прятаться за авторитет вожака ты не станешь и при первой представившейся возможности, предъявят тебе счет. Тогда придётся – либо пересидеть бурю, спрятавшись от собаки вне зоны её досягаемости, пока снова не придёт на помощь вожак… Либо.. всё-таки выяснять отношения с собакой самостоятельно.

Это проще сделать в момент роста щенка, чем вступать в противоборство со взрослым, матёрым животным.

В момент конфликта Дана с Леной у неё хватило здравого смысла не «дожимать» ситуацию до конца, не вступать в драку с кобелём так, как сделал сдуру я. Но у неё тогда уже был опыт моего противостояния. И я жену и дочку наставлял – ни в коем случае при проявлении ротвейлером агрессии не вступать с ним в открытый конфликт. Зажмите свои эмоции в кулак и ждите моего возвращения, там разберёмся…

Не помню какой был праздник.

К этому моменту я уже прочел кучу разных книг о воспитании. Среди них были книги, пропагандирующие гуманизм в воспитании собак, а были сочинения, которые меня тогда шокировали.

Например. А.Власенко «Секреты опытного дрессировщика (нестандартные и экстремальные ситуации)» ООО «Издательство Астрель» 2002 г . В аннотации к этой книге написано «Правдивые дрессировщицкие рассказки о собаках, собаководах и о том, чего не найти в пособиях по дрессировке и что всем уметь необязательно, но каждому понимать следует».

К этому моменту я прекрасно знал, что стоит за Жарданкиными предупреждающими рыками. Понимал, что последует в случае, если я снова перегну палку – снова кровавое побоище с собственной собакой, в котором не факт, что я выйду победителем…

Методы, используемые профессионалами при воспитании собак со сложным характером, в ведомственных питомниках СССР при чтении мне казались запредельно жестокими, но когда мне пришлось столкнуться с неприкрытой агрессией моего питомца… то книжная жестокость не казалась мне уже такой нелепой и неуместной…

Так вот. Какой-то всенародный праздник (типа майских).

Везде полно народу «навеселе». Лишь спустя годы я научился в такие дни быть особо бдительным и уходить на прогулках подальше от греха и от разгулявшихся народных масс…

А тогда мы выходим из подъезда и движемся вдоль соседского дома. Дан на коротком полуметровом поводке, намордник у меня в руках…. Вместо ошейника – рывковая цепочка. Поводок пристегнут на «живое», подвижное кольцо. Период, когда Дан продолжает швыряться на встречных собак. Пытаюсь по мере сил бороться с этим явлением….

Навстречу – пьяная вдрыбаган компания.

— Вот это псина. — громко кричат, подзадоривая друг друга перед женами-девчонками, молодые мужики…

— А ну-ка, укуси меня?! Попробуй. Гав, гав, ры-ы-ы. — один выскакивает из толпы и начинает потешаться над Даном…

Жардан ракетой пошел в атаку и завис, задыхаясь, на цепочке-удавке…

Пьяным море по колено. Их это забавляет.

— А ну, попробуй, укуси. – один мужик вертит у Дана перед носом ногой…

Жардан, как ездовая собака… сначала откинулся всем телом назад, а потом резко сорвался с места всем телом и пошел в атаку, потянув меня по асфальту за собой, как сани по снегу…

— Фу, фу. — ору я, не в силах удержать разъярённого кобеля на месте…

Сгруппировавшись, делаю захват рукой Жардана за шею и потихоньку задираю ему голову, пытаясь отвести его взгляд от полоумного мужика… И тут, заглянув Жарданке в глаза… вижу уже знакомое мне состояние – он в ярости и никого не видит. Смотрит сквозь меня. Понимаю, что разговаривать с ним в таком состоянии бесполезно. Вступать с ним в драку тоже нет никакого желания.

Вспоминается шокировавшая меня книга, и я не придумал ничего лучшего, чем использовать удушение… Жардан тянет меня по асфальту. Я притягиваю его к себе поводком, всё туже затягивая цепочку-удавку у него на шее.

Пьяные придурки понимают, что если сейчас он вырвется (или дотянет меня до них), то им будет уже не до смеха… Дан с ненавистью, задыхаясь, пытается добраться до обидчиков…

Вопли стихли. Жены подхватывают своих разудалых мужей под руки и, дико оглядываясь, тянут их подальше от нас.

Молодому ротвейлеру Жардану уже всё равно. Ему нужно съесть обидчика. Цепь затягивается на шее всё туже. Кобель хрипит, но его наступательный напор не стихает. Мне удалось остановить своё скольжение по асфальту, зафиксировавшись ступнями ног в бордюр… Глаза ротвейлера на выкате, но тяговое усилие он не прерывает и меня по прежнему не слышит…

— Фу, Жардан, фу… нельзя…

В это время с балкона первого этажа ко мне обращается мужик, который попыхивая сигареткой, наблюдает за происходящим.

— Слышишь, парень, а ты не думаешь, что твоя собака за такие фокусы когда-нибудь тебя убьёт.

Я, сопя от усилия и продолжая удушение не сбавляющего наступательного напора кобеля:

— А ты хочешь, чтобы он так кинулся на тебя.

Мужик смотрит на меня, открыв рот:

— Тогда закрой пасть и не умничай, со своей собакой я сам разберусь.

Что это — моё хамство? Или неоправданная жестокость? Об этической стороне дела я подумаю потом, дома. Сейчас для меня важно, чтобы Жардан не сожрал пьяного человека, кидающегося в атаку на кобеля…

В момент, когда угрожает опасность и конфликт нежелателен, никоим образом не стоит противопоставлять себя собаке.

Проще, сразу забыв про гордость, развернуться и уйти от конфликта, отвлекая собаку от угрозы, чем заниматься удушением или потом снимать собаку с пьяного придурка, если она его таки достанет.

Когда люди пьяные и их много, это создает у каждого участника событий иллюзию безнаказанности. Ну и что, что собака? Нас вон сколько.

Для примера — похожая ситуация, только для нас уже совсем другие обстоятельства. Дан к этому времени слушается. Мы — одна команда.

Не помню — День пограничника или военно-морского флота…

Идём с ротвейлером с прогулки по лесу. На объездной дороге, навстречу толпа человек 10-12. В основном ребята 25-30 лет, т.е. не дети. С ними пара девчат. Все пьяные.

— Эй, мужик! Дай закурить!

Продолжаю движение по противоположной стороне дороги.

— Опа. Ты что не понял, коззззёл? Дай закурить!

Вся толпа останавливается. Говорят про меня всякие гадости. Несколько человек отделяются от толпы и идут к нам с недвусмысленными намерениями…

Командую Жардану «Место!».

Понимаю, что в одиночку мне с такой оравой не справиться. А пьяные решительные морды не оставляют сомнений в их намерениях…

Снимаю с Жардана ошейник-цепочку. У меня получается цепь-поводок, которая заканчивается более тяжелым ошейником-удавкой. Нападающие ухмыляются, остальные потянулись за первыми…

— Что, сука, биться будем. — кто-то снимает часы, разминают демонстративно кулаки, обступая нас с Жарданом…

Жардан весь съежился, превратившись в комок мышц. Я не питаю никаких иллюзий по поводу наших шансов на успех. Нас обоих сильно побьют. Когда Дана начнут толпой бить ногами — он почти наверняка он кого-то сразу укусит. А может, не выдержит напора и убежит. Я не знаю…

У меня есть несколько секунд до момента, когда что-то менять будет уже поздно. Конечно, мне страшно, только дурак не боится когда ему угрожают увечья… Хотя всего трясет нервная дрожь, в предвкушении всплеска дикой дозы адреналина, как можно спокойнее говорю:

— Ребята, давайте только потом без взаимных претензий. Вы не оставляете нам выбора – мне придётся только убивать… пару человек я цепью потяну за собой, пару покалечит или убьёт ротвейлер. Завтра утром, лёжа в реанимации, вам ни кто не поверит, что на десять рыл напал один человек с собакой. Начнём.

Нападающие меняются в лице. Кто-то должен начать первым. Наверняка именно этого «кто-то» и потяну за собой на «тот свет» я или ротвак…

Жардан стоит БЕЗ ПОВОДКА, оскалившись и утробно рыча. Никто не знает, что у него на уме, но все прекрасно понимают, что в любую секунду он может сорваться в атаку – его ничто не держит.

Я знаю, что Данка боится не меньше меня – нас просто затопчут. Но они об этом не догадываются. И никто не решается первым двинуться на ротвейлера, который всем своим видом выражает непоколебимую уверенность идти до конца…

Кто-то после паузы говорит:

— Мужик, ты — дурак.

Я молчу. Ожидаю кого бить первым…

— Пацаны, да он вольтанутый! Что с него взять? Придурок! – загомонили на разные голоса.

Понимаю, что всё, мы выиграли – нападения не будет.

— Мужик, тебе лечиться надо.

— Хорошо, — ухмыляюсь, — обязательно учту ваши пожелания.

Прекрасно понимаю, что хамить нельзя. Один неверный шаг — кто-то сорвётся и нам капец.

Вот и результат воспитания))) Отличная выдержка и послушание подействовали на врагов гораздо эффективнее, чем удушение с выпадающими из орбит глазами…

А я хочу гулять.

Данке третий год. Зима.

На прогулке встречаем двух бесхозных лаек. Отпускаю ротвейлера поиграть с ними… Возятся, борются, бегают друг за другом.

Вечер следующего дня. На улице никого. Идем с прогулки, Дан без поводка. На подходе к дому из-за соседнего дома появляются вчерашние лайки-приятели. Не помню зачем, но мне нужно было поскорее попасть домой. Сегодня, к сожалению, не до игр.

Он разворачивается и не спеша идёт в сторону собак.

Продолжает движение, лишь слегка замедлив шаг…

К этому времени команду «Место» он выполняет не задумываясь, «на автомате».

Кобель остановился, повернул голову в мою сторону, смотрит исподлобья мне в глаза…

— Р-р-р-р-рядом. — рычу на него…

Ноль эмоций. Прекрасно понимаю, что это очередной «заскок» с проверкой меня на прочность. Если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе.

К этому времени я значительно изменил свою тактику при проведении воспитательных мероприятий.

Если Жардан ВДРУГ отказывался выполнять какое-то мое требование, то я… сначала заставлял его выполнить команду, которую он выполнял не задумываясь. Потом, следующую команду, которую он так же выполнял практически бессознательно. А уже потом, когда мозги ротвейлера становились на место, и он подчинялся, в завершение заставлял его всё-таки сделать то, что он сразу выполнить отказался.

До этого вечера моя тактика работала безотказно.

Подхожу к нему (он уже подчиняется, остановленный командой «место») и говорю:

В это же время к нам подбежали лайки…

Кобель стоит, насупившись, и не шевелится, хотя эту команду выполняет так же, как и «Место» не задумываясь…

— Л-е-ж-а-ть, я сказал.

Кобель стоит столбом.

— Нет, ты всё-таки ляжешь – говорю я и нажимаю ему на холку рукой, заставляя прилечь на укатанный снег тротуара…

Силы, чтобы уложить кобеля, у меня не хватает. Не могу его склонить к земле…

— Лежать. – и становлюсь коленом ему на холку.

Стоит не шелохнувшись.

Ах ты ж, гад. — в азарте становлюсь ему на холку вторым коленом и отрываюсь от земли, надеясь его всё-таки уложить.

При моем весе под сотню кг, кобель остается неподвижным, как изваяние. Такое ощущение, что я взобрался на бетонный постамент))))

— Что. — хватаю его за ошейник-цепочку и перестёгиваю карабин на «живое» кольцо, задумав удушением вернуть его к реальности.

Грозный рык и оскал в мою сторону. Он прекрасно знает, что последует за этим перестёгиванием карабина…

Мне уже всё равно. Несмотря на его возмущенный рёв, срываю его с места, перекрывая кислород удавкой и уверенно тяну за собой. Кобель упирается всеми четырьмя лапами, зависает на удавке, не давая себя тащить…

Оскал с морды уже не сходит. В глазах светится знакомый мне не понаслышке дурацкий, полубезумный блеск…

Мне пофигу, хоть зарычись, но всё равно будет по-моему…

Тянуть тушу весом полцентнера очень тяжело. Периодически останавливаюсь, чтобы передохнуть и пытаюсь-таки вернуть его к сознательному состоянию командами «Рядом», «Сидеть», «Лежать». Он меня всё равно не слушает и не слышит.

Уже на подходе к подъезду, когда кобель понял что мы сейчас зайдём домой, он упёрся на месте и не даёт себя сдвинуть. Глухо, утробно рычит, но сдвинуть с места себя не позволяет…

— Да хоть зарычись. – резким, отработанным уже до автоматизма движением, дёргаю поводок всем телом, вперёд на себя, тем самым до упора затягивая удавку на его шее и… ротвейлер вскидывается на задние лапы и с ревом, став передними мне на грудь, клацает у меня перед носом зубами…

Бабах. Спустя почти год после побоища на лыжной трассе, со всей силы бью его кулаком в морду, и он опрокидывается в снег…

Несмотря на сопротивление, беру за шкварник и практически на весу волоком затягиваю, как мешок с цементом, на 4-й этаж…

Он стоял на выдержку в коридоре квартиры больше часа. Ещё добрый час потом ложился, вставал, садился, ходил по квартире рядом… пока окончательно не потух дурацкий огонёк в его карих, любимых, но в это время абсолютно чужих глазах.

Мы с ним после этого не разговаривали почти неделю. Причем не разговаривали все члены семьи.

Всё, в чем я ошибся на этот раз – дал команду, заставляющую кобеля занять подчинённое положение в присутствии незнакомых собак. А дальше уже просто нашла коса на камень.

Ну и два упрямца, как бараны, стукнулись и упёрлись лбами…

После склоки из-за права прогулки с лайками мы с Жарданом больше серьезно не ссорились. Тем более, никогда больше не дрались.

Я, надеюсь, навсегда исключил этот вариант решения конфликтов из своего воспитательного арсенала.

Я сам допустил в наших отношениях возможность противостояния с собакой.

Мне и пришлось расхлёбывать результаты своих «педагогических новелл».

К этому времени я додумался поискать варианты решения наших проблем в интернете. До этого больше доверял книгам.

Мне повезло и на форуме сайта http :// www . rotweiler . ru / встретил людей, которые помогли мне во многом лучше понять истоки моих проблем и указали пути их решения. После этого были другие форумы, круглосуточное сидение в сети за компьютером в попытках отыскать таки истину…

Забавно, но чем старше становится Дан, тем более толковые книги о воспитании попадаются мне на глаза.

Эх, если бы сразу всё знать))))))

Сейчас возникла мысль – сделать на сайте раздел, что-то типа «библиотека», где описать книги, которые оказались реально полезными при решении наших с собакином проблем.

Но это тема для другого разговора.

« В ваших руках сформировать из семьи порядочную стаю . Не откладывайте это дело «на потом» и помните: что посеешь, то и будет потом огрызаться!» ( Гриценко В.В. Воспитание и дрессировка собаки. – М.: « Аквариум-принт », 2008.-352 с.: ил.)

Возникает вопрос – а что, мы вот так вдруг перестали с ротвейлером ссориться.

Все внезапно поумнели и начали учитывать интересы друг друга.

Жардан — парень весьма непростой. Стратег ещё тот.

Ему бы в шахматы играть на мировом уровне, а не хозяину козни строить))))

Состояние наших взаимоотношений я бы определил, как противостояние двух супердержав , которые всеми силами непрерывно пытаются оттяпать друг у друга кусок территории. Службы внешней разведки непрерывно ищут способы и методы напакостить сопернику, но когда интрига становится явной – все делают вид, что ничего не заметили … И с утроенным энтузиазмом начинают снова искать лазейки в сложившихся отношениях для получения дополнительных привилегий для себя))).

Или, в крайнем случае, высылают из страны нескольких дипломатов)))))))))))))))))))))))))

Мы всегда занимались воспитанием и дрессировкой самостоятельно.

Поэтому дрессировочной площадки как таковой у нас никогда не было. Отработка навыков послушания и изучение команд происходили в любом месте – дома, на улице, в тайге, на речке, на озере т.е. там, где мне вздумается.

Поэтому основные навыки и команды Жардан выполнял в принципе одинаково хорошо, независимо от места, где происходит занятие.

Насколько хорошо он понимает мои требования.

На каждой прогулке где-то до 2,5 лет мы занимались послушанием.

Минимум по 15-20 минут в день, ежедневно отрабатывали основной набор управляющих команд, упражнения на выдержку, аппортировку любых предметов. Обязательно ежедневно хождение на поводке рядом с поворотами и сменой направления движения. Остановки в произвольных местах — оставляю собаку «сидя-лёжа-стоя» на выдержку, а сам продолжаю движение.

Выполнение основных команд на расстоянии сначала в зоне слышимости, а потом и в зоне видимости (со временем перешли на жесты). Т.е. фиксирую собаку на месте командой, отхожу на 100- 150 метров и оттуда даю команды.

Подзываю. Начинает движение в мою сторону.

Остановка в произвольном месте маршрута командой и отработка «сидеть-лежать-стоять» в месте остановки на расстоянии.

В принципе он знает все команды и смысл многих разговорных слов досконально.

Но меня поначалу смущало то, что периодически он начинал тупить. Тогда я считал, что это шло от плохо усвоенного навыка и налегал на послушание с новой силой.

Сначала я учил с ним команды на русском. Он выполнял всё очень прилежно. Потом ротвейлер начал косить под непонимание.

Из-за недостатка опыта я тогда решил, что мои команды он выполняет, а те же команды девчонок – невсегда и поэтому тупит. Т.е. как бы девчонки позволили ему думать, что эти команды выполнять не обязательно.

Я решил переучить с Данном команды на немецком языке. На это ушло буквально две недели. Я давал сначала команду на русском («Сидеть») и тут же на немецком « Зиц ».

Он моментально сообразил, что это одно и то же. Русские слова я стал использовать всё реже, а немецкие — чаще. Буквально через два-три занятия он четко понимал значение слов на обоих языках.

При подаче команд на немецком языке я добивался безоговорочного подчинения. А девчонкам использовать эти команды запретил. Теперь я понимаю, что фактически мы шлифовали ранее усвоенные навыки. С таким же успехом можно было добиваться беспрекословного подчинения на русском.

Дрессировка щенка происходит в два этапа. Сначала в игровой форме или с помощью пищевой мотивации Вы прививаете собаке навык, объясняете ей, что от неё требуется при подаче того или иного слова или сигнала.

Когда навык усвоен и собака понимает, о чем идет речь и что от неё требуется, тогда команду отрабатывают до автоматизма. При необходимости — при помощи принуждения.

Но тогда мне казалось, что он плохо усвоил тот вариант команд, а уж этот вариант я ему в голову втолдычу …

И сейчас в любой игре на « Аус !» он моментально открывает пасть, а на «Дай!» с девчонками может попытаться перетягиваться.

Но спустя некоторое время он стал периодически тупить и при подаче немецких команд. Ладно…

Я стал увеличивать время тренировок, муштруя его до полного автоматизма.

Это продолжалось примерно до 2,5 лет, пока я не понял, что все навыки им усвоены просто отлично и нет смысла тратить впустую время на муштру. Только тогда я осознал свои огрехи и упущения в воспитании и начал помалу затягивать гайки. К этому времени он понимал всё уже по жестам. И если я могу заставить его лечь минимум тремя способами («Лежать», «Плац» и жест открытой ладонью от уровня плеча вниз параллельно земле), то говорить о том, что он не понимает, что я от него требую, уже не приходится.

Тут дело в другом.

Типичной ошибкой большинства начинающих собаководов является то, что свою собаку, как члена семьи, они отождествляют с человеком. Отсюда «растут ноги» у большинства проблем.

Собаке приписывают человеческий образ мысли, додумывают за неё мотивацию и причины тех или иных поступков, рассуждая так, как рассуждают люди.

Из всех одомашненных животных собака наиболее близка к человеку по социальным связям с себе подобными и по структуре сообщества. Но это совершенно другой биологический вид.

Это в первую очередь СОБАКА.

В этом нет ничего обидного или унизительного для Вашего питомца.

Оставаясь собакой, она может быть и членом семьи, и любимцем, и балованным ребёнком. Только ребёнком СОБАЧЬИМ.

Этот собачий сын, как бы Вы ни старались, всё равно будет жить по правилам, привитым его виду многовековой природной селекцией. Природу не переделать.

Потрудитесь изучить и понять, как думает и чем руководствуется в своих поступках собака — и Вы избавитесь от большинства проблем, связанных с воспитанием Вашего питомца.

Как только я это понял – всё стало на свои места.

Почему, собственно, ротвейлер должен бежать ко мне, сломя голову, как только я захочу (а хочу я этого через каждые пять минут, всю прогулку, изо дня в день)?

Собака (вопреки официальному мнению, мол, они не умеют думать) – отойдя от человека на расстояние, когда Вы не можете её ни догнать ни поймать – отлично понимает, что есть вещи гораздо более интересные, чем через каждые пять минут бегать туда-сюда по требованию хозяина. Чем она успешно и пользуется.

Можно говорить о разных методах обучения и отработки, шлифовки подхода. Но в случае с Жарданом периодический неподход – это акт неповиновения, протест и попытка раздвинуть рамки дозволенного.

Хотя если говорить о людях – у нас у всех бывает разное настроение. Когда-то мы бодры, полны энергии и готовы свернуть горы … а иногда белый свет не мил – или хворь или какое-то недомогание.

У животных всё происходит точно так же.

Бывает, что собака не в духе по какой-то причине.

Если Вы знаете свою собаку, то обязательно увидите, что её состояние отличается от нормы. В этот день Вам самим не придёт в голову обострять с ней отношения. Периодические « завихи » моего ротвейлера в последние годы можно отнести к категории «он сегодня не в духе».

Если бы мы жили где-то в своем доме, то, возможно, таким мелочам я не придавал бы значения. Но мы живём среди людей. И послушание такой социально опасной собаки в городе, на мой взгляд, должно быть абсолютным.

Вне зависимости от её настроения.

Я решил, что если в течени е 2,5 лет не могу силой заставить ротвейлера подходить ко мне без периодических, раз в несколько месяцев сбоев… то заставлю его это делать хитростью. Никаких криков. Никаких нервов.

Но я ведь умнее…

Собаки — большие бюрократы. Если они что-то привыкают делать, то делают это, не задумываясь , автоматически.

Многолетней муштрой мы выработали автоматическое выполнение таких команд, как «Стоять» и «Место».

Выходим гулять. Кобель отбежал в сторону и…внезапно снова забыл о моем существовании. На команды «Ко мне», «Рядом» не откликается. Ну и славненько. Я не гордый, подойду и сам.

Говорю ему: «Место!» — и он останавливается там, где стоит.

— Молодец, Данка ! (а на самом деле – ослик Иа — он уже подчиняется. ).

Подхожу без нервов к нему. Беру на поводок. Никаких эмоций. Никаких унизительных команд (типа «Лежать» при незнакомых собаках).

— Рядом! – начинаем опять же автоматическое движение на поводке.

Всё безобидно. Немножко прошли. «Сидеть, место».

Можно уже и усложнить задачу.

И начинается полный курс дрессировки. Это не месть и не конфликт. Просто пришло время заниматься, и это время пришло из-за Жардана )))

Жардан — не дурак . Очень быстро он понимает, что если я говорю «Рядом!», то ему проще подойти, чем не подойти.

Он не совсем понимает, как это происходит. (а ему это знать ни к чему)))). Но он со временем четко усваивает, что всё равно будет по-моему.

У него случается очередной приступ независимости.

Я командую: «Рядом!»

Кобель замирает на месте. Преувеличенно увлеченно рассматривает какую-нибудь соринку на земле, демонстративно не оборачиваясь на первый зов. Как же мне знакомо это состояние его набыченного затылка.

Он не хочет подходить, но и на открытое противостояние не решается. Потому что были и открытые конфликты, и многочасовые отжимания от пола, и стояния/лежания часами на выдержку…

Я не повторяю команду второй раз. Он и первый прекрасно слышал.

Если сейчас я проигнорирую его неповиновение – это будет его первая победа в очередной попытке выйти из- под контроля.

Читайте так же:  Имена для собаки немецкая овчарка мальчик

Следующий заход будет более существенным. Т.е. он предпримет какое-то более открытое действие.

Молча стою, выдерживая паузу, и неотрывно смотрю на него.

И вот тут он разыгрывает разные роли…

После паузы в несколько секунд, стоя спиной ко мне …

— Что, хозяин? Тебе что-то нужно. Сейчас-сейчас, бегом бегу. Только пописаю …

Поднимает лапу и начинает демонстративно писать . Кобели могут метить всю прогулку, иногда создает впечатление, что у них мочевой пузырь безразмерный. Стоит писает . Или делает вид, что писает )))

Оглядывается, как бы оправдываясь:

— Сейчас, сейчас. Видишь, что-то не получается… но причина-то уважительная! Буду с минуты на минуту)))

Или, вроде, уже тронулся в мою сторону.

— Ну надо же, незадача-то какая ! !! А я только решил покакать. — садится, дуется.

— Не идет что-то, но скоро обязательно появится. И тогда я мухой метнусь!

Или несколько секунд раздумий — интуиция подсказывает, что лучше идти, чем стоять и тогда… он идёт.

Но медленнее выйдет только стоять на месте.

Это поход приговорённого к смерти к месту казни.

Идёт, вздыхает, тянет лапы.

— Последнее: «Прости!» с любимых губ слетает.
В глазах твоих больших — тревога и печаль.
Еще один звонок — и смолкнет шум вокзала,
И поезд улетит в сиреневую даль………))))))))))))))))))))))))))))))))

Как только Дану даешь послабление (заболел, травма), он тут же начинает «тянуть одеялко » на себя, пытаясь пересмотреть все установки в наших взаимоотношениях.

Из этой серии — вроде бы невзначай укладывания поперек прохода с нежеланием уступать дорогу.

Обычно он в проходах никогда не ложится, а даже если и ляжет, то мгновенно уступает дорогу, как только подойдёшь… Т.е. я иду – кобель лежит поперёк коридора. Подхожу молча – он вскакивает и уходит в сторону, как бы крепко, на первый взгляд, он не спал. Он знает – если хочется поспать, то нужно ложиться в сторонке. Укладывание в проходе — уже не сон, а микросаботаж ))))

Но возник малейший повод его пожалеть… и ротвейлер ложится непосредственно в дверном проёме и типа спит … Л юбой член семьи подходит, но ротвейлер с независимым видом храпит, хотя мы знаем, что одним глазом он наблюдает за происходящим.

Реакция нормального человека на приболевшую или уставшую собаку – пусть спит, я переступлю, мне нетрудно. Ошибочка.

Если молча через него переступить, он даже ухом не поведёт.

Но если подойти и остановиться перед ним… то через несколько секунд он встает и молча уйдет с дороги.

Это порядок, установленный годами усиленных тренировок. И не ровейлеру его нарушать.

Наученные горьким опытом собачьих бунтов, в семье никто не оставляет без внимания попытки Дана изменять иерархическую структуру семьи. Все не упускают из виду его хитрые маневры.

Малейшие признаки недовольства, проявленного Даном , порождают усиленные упражнения на воспитание и послушание от тех членов семьи, по отношению к которым проявлено недовольство.

Наступление в попытках раздвинуть рамки дозволенного он ведёт сразу по «всем фронтам». Это и повышенное недовольство при вытирании лап, и нечеткость выполнения команд (выполняет с задержкой или, к примеру, по команде «Лежать» не ложится «сфинксом», а заваливается вальяжно на бок). Тогда говоришь ему :

Нехотя поднимает задницу и укладывается, как положено.

Попытки натягивать поводок и тянуть – тоже часть его «культурной программы», относящейся к пробе сил.

Жестко пресекается. Чем сильнее ты тянешь – тем медленнее мы идём. Вплоть до полной остановки. Как приучали не натягивать – отдельный разговор. Как правило, чтобы вернуть собачку к реальности, хватает сильного рывка на рывковой цепочке.

Жарданке не полгодика. И я — не тот лошок , который пускал слюни жалости.

Резкий, очень мощный рывок поводком, при этом карабин перестёгнут на «живое» кольцо цепи-удавки.

У собачки наступает мгновенный недостаток кислорода.

— Фу, Саша, как грубо! Я ведь просто пошутил … — и все шальные мысли ложатся у ротвейлера на нужное место.

Привередливость в еде.

При наступлении «заскока» может в лёгкую три-четыре дня пробастовать , ожидая другого рациона или тупо надеясь на мясо.

Раньше мы в таких случаях рассыпались перед ним в любезностях:

— Ах ты ж, боже мой! Что же случилось с собачкой? ( при том , что никаких признаков болезни или недомогания у него нет).

И давай потчевать его вкусностями:

— Может, вот это будешь , малыш? А может, это? — пёска носом ковыряется в предложенных ему яствах…

Не хочешь есть. Молча убираю миску до следующего кормления.

Когда надумает поесть — заходит, смотрит в недоумении – куда делась еда?

В следующее кормление ставлю миску.

Не походит. Славненько. 10 минут — и убираю.

В зависимости от его настроя, может пройти 3-4 дня. Водичка есть всегда, еда в назначенное время предлагается.

Когда «заскок» себя исчерпал – с чавканьем съедает то, что три дня есть отказывался.

— Ну и умница, малыш. Я тебя тоже люблю)))))))))))))))))))

Собаки — хорошие стратеги и мастера симуляций.

Жардан заболел, у него сильный понос. Выходим на улицу каждый час-полтора, всю ночь.

Вышли в 4.30 утра.

Дан опорожнил свой кишечник — можно возвращаться домой и попытаться продолжить утренний сон. Я как сонная муха – всю ночь в полудрёме, голова, как барабан… Приходим с ближайшего пустыря во двор. Обычно днём во дворе я Дана с поводка не спускаю. А тут ночь на дворе, он плетётся за мной следом.

От соседнего подъезда разрывается лаем спаниель Бим (тот, у которого львиное сердце). Он всё время болтается на улице один, без хозяев. Кстати, Бим обычно не быкует на Дана, его попытки доминировать над ротваком – в далёком прошлом. Всё закончилось, как только Дан перестал в ответ на Бимкины « закидоны » предлагать ему игры и дружбу. Пару раз пожевал спаниеля — и как бабка отшептала …

А тут давно не виделись, Жардан всегда во дворе на поводке … В от у Бима и возникла иллюзия безнаказанности…

Я уже зашел в подъезд, Дан обреченно плетётся за мной… и вдруг, практически в дверях подъезда, присаживается какать…

— Жардан , да что же ты делаешь на асфальте? Отойди на газон.

Он прекрасно знает, что на тротуаре какать нельзя. Моя первая мысль (от недосыпа):

— Надо же, как его прижало, что даже до газона не дойдёт, бедолага …

Дан отходит в сторону второго подъезда на газон и исчезает из моего поля зрения…

Тут же оттуда раздаются дикие вопли Бима – Дан поймал его и прессует в бетонную стену, чтобы Бим не умничал. Бим орёт на весь спящий квартал, как пострадавший…

— Фу, Жардан , рядом.

Дан выплёвывает Бима и… тут же садится какать прямо на асфальте.

— Сань, разве ты забыл, зачем я сюда пошел? А Бим – это так, просто вырвалось…))))))))))))))))))))))))

Я смеюсь – он меня откровенно развёл на своем поносе)))).

До захода в подъезд ротвейлер так и не покакал, как бы показательно ни дулся…

Жардану седьмой год.

Мы решили сменить часть мебели. Жена порылась в интернет-каталогах и нашла там шкаф, который ей понравился. Объехали все мебельные магазины – такого шкафа не нашли, заказали доставку с фабрики. Но сразу купили понравившуюся мягкую мебель. Оплатили оба заказа и поехали домой.

Приезжает машина доставки, но ребята-грузчики наотрез отказываются заносить мебель, увидев в квартире такую собаку.

Жардан ВСЕГДА встречает гостей, лежа в коридоре по команде. Это его святая обязанность. Мы никогда его не закрываем – кто бы к нам ни пришел (особенно после того, как он однажды оборвал батарею центрального отопления, к которой я додумался его привязать). А тут — не пацаны , а ходячая паника.

— Ладно, Лена, я закрою Жардана в нашей спальне… Жардан , рядом.

Несмотря на всё его недовольство, он нехотя заходит за мной в дальнюю комнату.

Оттуда доносятся охи, вздохи, периодическое басовитое взбрёхивание , пока ребята не занесли и не собрали мебель…

Люди ушли, ротвейлера выпустили, этот случай забыли….

Проходит время (недели три).

Мы с супругой смотрим фильм, кобель безмятежно спит в зале под окном … Р аздается звонок сотового телефона — нам привезли заказанный шкаф. Сейчас приедет машина доставки.

— А куда ты закроешь Жардана ?

Жардан ракетой выстреливает из положения «лёжа» и начинает возмущенно лаять.

Мы сразу с Леной поняли, в чем дело . Хохотали оба до упаду)))))))))))))

Он с первого раза увязал слово «закрою» с сидением в ограниченном пространстве, когда в квартире, в его святая – святых, бродят чужие люди. И, только вскользь услышав это слово, сразу понял, чем это пахнет))))

И на старуху бывает проруха…

Дану седьмой год.

Лена пришла с рынка и положила на стол большой кусок говядины с костью…

Обычно мы сначала размораживаем мясо (не мороженной говядины в наших северных краях не бывает). Дан терпеливо ждёт. Он прекрасно знает, что говядину покупаем в основном только ему.

На свинину или баранину он реагирует абсолютно спокойно. А вот как только достаем говядину – весь исходит слюной.

Правда, если сказать :

— Это не тебе – сникает и с обидой уходит

Но если это ему. Лежит, часами обливаясь слюной, и терпеливо ждёт – когда же ему отдадут его деликатес.

Когда мясо достаточно оттает … кладём его на пол и наступает праздник живота.

У нас в семье живут и кошка и собака. Поэтому, как правило, мы никогда не оставляем еду на краю стола, чтобы не искушать наших питомцев.

Жардан никогда, ни разу в жизни, ничего не взял со стола без спроса. Щенком он туда просто не доставал, а когда подрос, то уже был воспитан и понимал, что брать нельзя.

А тут мясо почти оттаяло. Лена достала его из микроволновки и положила на самый край стола. Рядом с истекающим слюной Жарданом .

Я занимался какими-то делами. Лена вышла из кухни и, вернувшись … зовёт меня:

— Саша, ты посмотри, что он наделал.

Я бегом в кухню. Жардан лежит на полу и с упоением облизывает взятую без спроса со стола говядину…

Что тут скажешь? Конечно, выговор! Мясо забирается и «уходит» в холодильник! Пёс устно распекается до посинения и выдворяется из кухни!

Выслушивает продолжительную нотацию … Н о в этом эпизоде виноваты только мы.

И мы расстроились, пожалуй, гораздо больше Жардана .

— Эх, Жарданка , ну как же ты мог.

Мясо куплено ему. Он об этом знал и с нетерпением ждал его готовности. Оно лежало в полуметре у него над головой. Пёс не устоял перед искушением.

Но это наш просчет, а не его.

Конечно, в этот день он мяса больше не увидел. Отдали ему в воспитательных целях только на следующий день.

Но как же мы расстроились! Понимаем, что по факту наказывать его не за что.

Он не дотерпел буквально минуту. Но не дотерпел из-за нашей беспечности.

Никогда, ни разу, он ничего не взял со стола.

Несколько раз бывало, что после больших праздников тормошил мусорное ведро, которое мы на ночь не потрудились спрятать, а там было много съедобных, по собачьим понятиям, отходов. Опять же — наша вина и недосмотр.

Не искушай собаку — не будет поводов для конфликтов.

Мы его просто подставили. И оба с женой понимали, что лоханулись , как дети.

По факту мы поставили собаку в безвыходную ситуацию, на которую он и купился …

Но сейчас мы не в том состоянии, чтобы драться с собакой от непонимания.

Будем и дальше учиться сосуществовать. Нельзя расслабляться))))

На сегодняшний день, когда я спрашиваю у супруги:

— Лен, а чтобы ты хотела изменить в поведении Жардана ?

— Ничего, меня всё устраивает…

Когда читаю книги о формах нежелательного поведения собак и анализирую нашу с Жарданкой жизнь…

А нет у нас на сегодня никаких форм нежелательного поведения.

Если что-то и происходит – то от нашего недосмотра.

Выходит, если здраво смотреть на вещи, работать над собой и над собакой, а не перекладывать ответственность на других (на собаку, на заводчиков, на дрессировщиков и ещё бог знает на кого), то можно мирно жить, наслаждаться прогулками, не ссориться в быту, радоваться каждому дню.

На прошлой неделе Жардан чуть не помер.

Началось всё в среду, после нескольких часов блуждания по тайге. Похоже, он что-то подобрал с земли. Я даже подозреваю где…

У меня на виду он не подбирает вообще ничего, а вот когда скроется из зоны видимости. может что-то и слопать . Он — зверь, поведение естественное. Мой недосмотр. Но в тайге за собакой и не уследишь…

Во второй половине дня у него начался понос.

Причем всё ухудшалось по нарастающей , как снежный ком. К ночи из него уже лило, как из ведра (каждый час его выводил), а за полночь началась обильная рвота. Я уже грешным делом думал, что это снова энтерит. Взял на работе недельный отпуск.
Рвоту к обеду в четверг удалось остановить. Но понос. Такого дисбактериоза у нас не было никогда.

Четыре дня без сна, как вахта, каждый час-полтора — на улицу, круглые сутки. При том , что ему абсолютно ничего не давали есть.

Попутно, между делом, пожевали Бима )))))

Выходим с ним на улицу. В полуночном угаре.

Жардан ложится на газон, закрывает глаза. И так лежит. Минуту, две, три…

Зову, а он не отзывается. Ему плохо. Очень плохо.

Он не хочет ни ходить, ни играть, ни кушать, ни спать.

Просто лежит не шевелясь.

В этот момент в очередной раз понимаю, как зыбка наша жизнь.

Вот она была и…нету .

Вчера (в понедельник) дело пошло на поправку…

Тараканы в голове

Давненько ничего не писал и повод… лучше бы и не находился.
Вчера, 3 ноября 2011 года, мы повздорили с Жарданом .
Думал — стоит писать или нет, в результате решил что стоит.
Чтобы народ не расслаблялся))).
В общем-то кобель давно хворает на передние лапы, ходим не далеко и не долго.
Лето было тягомотным и нудным и осень такая же – он всё норовит где-то улечься, всего несколько раз вывозил его в тайгу и то так, не далеко от машины побродим, жалею ж вроде.
Даже машину всю лето в гараж не ставил, под домом ночевала, потому что пешком туда ходу по быстрому минут тридцать – собачке ж тяжело, бедной.
Любые закидоны кобеля (в свете имеющейся хвори ) списывал на его недомогание и усталость что ли. Сам ни чего не обострял.
Так, периодически немного послушкой позанимаемся, чтобы не забывал ротвейлер чьи в лесу шишки. И вот от деланной усталости он неспешно перешел к такой же деланной задумчивости, начал в уши баловаться бананами – там вроде не дослышит, а тут не торопясь плетётся – но ведь хромает псинка , тяжело ж ему.
Но, зная нрав своего кобелины … – очень уж похоже на подготовку к бунту.
Всё прямо по накатанной не одним столкновением с ним лбами.
Уши закупориваем, подход с запаздыванием, начинаем демонстративно спать в дверях, именно запирает телом дверной проём и когда подходишь – не уходит, ждёт пока прогонишь, демонстративно дрыхнет .
Пару последних недель стали снова гулять раздельно – вот просто занюхивается собачка хрен знает чем, пока не гаркнешь , то может отстать 200-300 метров.
Ну, блин, не стоять же совсем на месте на прогулках, вроде потихоньку бродим, хоть малость , а двигаться необходимо, хоть и стареет.
Недовольство к встречным и знакомым кто подходит – порыкивает, народ шугается , даже те, кто хорошо его знают.

Вчера вышли вечером поздно. Метель, на улице ни кого. Отпустил кобеля – он шоркается по сугробам, я не спеша бреду по тротуару.
Из темноты появляется пара – парень с девушкой. До них ещё метров 70. Зову – «Рядом!»
Ни как не отреагировав на команду, донюхав увлечённо что-то необычайно интересное, идёт в направлении перпендикулярному ко мне и начинает демонстративно писать.
Издали в темноте не вижу — писает или только ногу задрал.
Но время идёт, ребята приближаются, а моя собачка всё писает, хотя до этого мы минут 15 уже гуляли, не сказать, что натерпелся он прям на столько.

Я сигнальчик принял, но от усталости не придал особого значения.
Ребята уже практически поравнялись со мной, я вынужден был пойти ему навстречу, когда животинка выссалась и соизволила таки ко мне нехотя подойти.
Пристегнул поводок, прошли буквально сотню метров и снова его отпускаю.

Он сразу разрывает дистанцию и уходит через сугробы к 5-ти этажному дому (мы за домом).
Что уж он там нюхает?
Смотрю как снежинки падают с неба в свет уличных фонарей.
Ощущение, что они из тьмы вываливаются в круг света буквально из ниоткуда.
Кругом за пределами круга света непроглядная тьма. Из этой мрачной бездны выпадают планируя и кружа невесомые белые крошки.
Поднял лицо под снег. Холодит и щипает на морозе. Здорово.

В дальнем конце дома на тротуаре появляется силуэт женщины.
Привычно бросаю «Рядом!»

…Стараюсь, как и все собачники для прогулок выбирать места не проходные и не людные.
Мы гуляем без поводка. По первому жесту он подходит, даже сам, видя людей навстречу, сокращает дистанцию. Пристегнул, разминулись, отпустил.
А тут на команду он замер неподвижно, глядя куда-то в стену.

По поводу команды «Рядом» попутно наблюдение. Забавно какие ассоциации образуются у ротвейлера в голове. Я не задумываюсь, что подзываю его в основном в случае, если кто-то покажется «на горизонте».
Вроде подзываю и всё.
Но с годами, когда я говорю «Рядом» Жардан начинает крутить головой по сторонам, высматривая из-за кого же их светлость командой потревожили? И если никого вокруг не видно, то он в недоумении смотрит — мол чего зовёшь, нет ведь ни кого.

Видя, как он выразительно меня не слышит, я уже понял что это. И почему он так долго пять минут назад писал…
— РЯДОМ.
Напряженное тело на прямых ногах в пол оборота ко мне.
Между нами метров семь, он не может не слышать.

Больше двух раз ни когда не повторяю.
Вечер перестает быть томным.
Про красоту невесомых снежинок придется забыть, так как женщина приближается.
Решительным шагом направляюсь к нему.
Уже на подходе слышу недовольное рычание — он прекрасно знает зачем я иду.
Сейчас необходимо будет вспоминать полный курс послушания …
Н о ротвейлер сегодня на это не настроен и… на мою попытку пристегнуть карабин к широкому зимнему, кожаному ошейнику мы достаем зубы.
Какая прелесть!

Это в нашей жизни было уже не раз и не два. У кобелины взыгрывают гормоны или ещё черти что и он из понятливого, послушного и адекватного превращается в агрессивное тупое животное.
Не обращая внимания пристегнул карабин, наматываю поводок на руку и говоря «рядом!» со всей силы сдёргиваю тело питомца вперёд за собой… но тушка упирается всей массой в землю и…только слышен хруст вывернутого запястья – я не готов был к такому сопротивлению и не смог движением кисти сорвать с места 60 упирающихся килограмм.
В ответ на рывок – взгляд сквозь меня исподлобья и гортанный низкочастотный рёв.
— Что? РЯДОМ. Перехватываю поводок двумя руками и реверсивным движением всего тела выбрасываю упирающуюся тушу вперёд… за этим тело, сдёрнутое с места, обозначает в мою сторону атаку, широко раскрыв пасть и гортанно взревев.

Это, товарищи, уже слишком. Необходимо смутьяна призывать к порядку и даю команду, которую он обычно выполняет не задумываясь, просто чтобы переключить его с недовольства на что-то другое
— Плац.
В ответ гортанное рычание…
— Плац. И всей массой наваливаюсь рукой ему на холку, пытаясь уложить силой
Уход из под моей руки и обозначает укус в сторону руки.
Тут же получает кулаком в затылок, но на этом заряд его не иссякает.
Хватаю сзади-сверху за холку и за круп и опрокидываю в снег.
Рычу ему … в оскаленную морду своё недовольство, не обращая внимания на рёв насильно запихиваю в намордник.
Этот…питомец…натурально ревёт.
Идти на поводке отказывается. Не слышит меня. Вообще.

В течени и 40 минут я тягал его ревущего, пугая прохожих по тротуарам пытаясь вернуть к нормальному состоянию, отвлекая какими-то командами. Всё тщетно.
Потянул спину и поясницу, повыдернул запястья, но это злобное, упёртое чудовище вернуть из состояния агрессивного анабеоза так и не удалось.
За разборками он обозлённый забыл поделать свои большие дела.

Уже во дворе нашего дома я решил его отпустить, думаю война-войной , а посрать-то надо.
Он ушел от меня метров на двадцать и отказался слышать.
Ночь. Ни кого.
Метель и ветер. -23С.
Начинает пробирать, уже не до красивых снежинок.
Эта сволочь стоит на расстоянии от меня и не подходит.
Разозлился не по детски и я .
Такое ( неподход ) что-то со щенячества , вернее из подросткового возраста.
Но демонстративно не слышать в 9 лет.

Вы не представляете как он меня своими периодическими выкидосами достал.
Из-за одной собаки, из-за этого нравственного уродца в попытках его понять я изучал много лет кинологию и зоопсихологию. О собаках я уже знаю наверное больше чем о людях)))
Все его поступки для меня предсказуемы и понятны.
Бывает в жизни всякое – недомогание, я что-то не так сделал и собака может взбрыкнуть, кто-то из собакинов или посторонних людей может спровоцировать некие деструктивные эмоции.
ВСЁ ПОНИМАЮ.
Но вот так, на ровном месте с завидным постоянством периодически лезть на рожон и бычить …
Я уже давно пришел к выводу, что мой кобель (не знаю в силу каких причин) систематически не дружит с головой. Что это – генетика, или какие-то предпосылки к лидерству – я не знаю.
Ему через два месяца 9 лет.
О каких пересмотрах иерархии в этом возрасте может идти речь, если отношения давно устоялись? И я совсем не мягкий и не пушистый ни к нему, ни в семье.

В общем … стоял я пронизываемый пургой насквозь, и думал – какой черт меня дёрнул много лет назад завести себе собачку? И как же мне повезло, что эта собачка с завидным постоянством выкидываем мне такие кренделя?

Я пошел домой, а он так и остался стоять в стороне, заметаемый поземкой.
Зашел в подъезд и закрыл за собой дверь.
Минут через 10 подползло к двери и это чудище.
Вышел, забрал, пошли домой.
Что тут уже выяснять? И так всё понятно. Вчера вечером, сегодня утром с ним не разговаривал, он есть ни чего не стал.
Гуляли принуждением на поводке и в наморднике.
Вечером этого инопланетянина попустило.
Припёр свою башню тыкать – мириться, со своими слюнявыми поцелуями.

Если вавка в голове есть, то её не исправишь ни какими видами дрессировки.
Будем доживать свой век … периодически пугая прохожих.
Оно рёв устроило под домом такой, что люди стали в окна выглядывать – вот мол смотри мужик собаку мордует, издевается.
Вопрос ещё кто над кем издевается.

Я не склонен происходящее как-то трагедизировать .
Может потому, что у самого характер. не однозначный.
Мои мать и отец были антиподами.
Отец — сильный, волевой, уверенный в себе. Но вспыльчивый самодур и деспот.
Если только ему вожжа попадала под хвост — мы ловили всей семьёй пятый угол. Таким же он был и на работе — отличный профессионал, но если у него «перемыкало» — он шел на любые конфликты не смотря на лица и регалии.
Мать в противовес ему — очень покладистая, добрая, мягкая. Она никогда, никому не делала зла, не шла на обострение, всегда предпочитала подавить обиду и недовольство в себе, чем идти на конфликт, но болезненно переживала любое происшествие — вдруг кого-то невзначай обидела? (в то время как отец мог закатать человека в асфальт и угрызениями совести после приступов бешенства ни когда не страдал).
В итоге. мне досталось отношение к жизни матери — могу всех понять и простить, вечно маюсь сомнениями чтобы вдруг кого не обидеть. пока кто-то не противопоставляет мне себя))) Тут достаточно наглого взгляда и. просыпается темперамент отца. Как берсерк могу сметать всё на своём пути, не смотря на превосходящие силы противника, пока не уничтожу раздражитель. А потом буду думать, что возможно не стоило этот раздражитель уничтожать, снова уступая чертам характера матери))).

Это не исповедь.
Просто что-то подобное, на мой взгляд, происходит и в сознании моего ротвейлера.
Он очень умный, дорожит нашими взаимоотношениями, тонко чувствует дочку и жену, обожает моих друзей.
Как говорит друг Юрка: — в моей жизни есть единственное существо, которое ТАК меня любит и так проявляет свои эмоции, так неизменно искренне радуется моему появлению — это Жардан .
Являясь по жизни патологическим молчуном, при встрече с Юркой Дан скулит и плачет, воет и лает, выплёскивая свою привязанность как махонький ребёнок.

Мы с ним чего только не пережили. И всегда, буквально в горе и радости мы были вместе.
В силу загруженности и уклада жизни так получается, что с собакой я провожу времени больше, чем с членами семьи, так как пару часов в день контакт с собакой на прогулках обеспечен, чего об остальных близких сказать нельзя.
В обычной жизни нам не нужны команды или жесты, зная друг друга как облупленных мы действуем синхронно на интуиции.

Но вот вступает моему ротвейлеру в голову какая-то его индивидуальная, мать её, особенность.
И пипец .
Это не обусловлено ни воспитанием, ни дрессировкой, ни средой проживания.
Если он может долго не шевелиться, стоя на месте просто по просьбе моего взгляда, или укладывается из движения по моему кивку головой вниз, чтобы не спугнуть птицу или белку. то говорить о том, что его выкидосы от недостатка воспитания или отсутствия социализации не приходится.

Это какой-то механизм природной саморазгрузки психики.
Будучи от природы достаточно жестким и своенравным парнем, он вынужден жить по правилам установленным нами.
Не проявлять агрессии, ни кого не задирать, терпеть чужих на нашей территории, не вязаться с суками, не обращать внимания на агрессию кобелей и т.д. и т.п.
Но организм ищет способы для выплеска эмоций.
Думаю по этим же причинам периодически ссорятся самые близкие и любящие люди — члены семей или друзья.
Мы сознательно подавляем низменные агрессивные замашки, но природа всё равно выдавливает в нас эту агрессию в самых неожиданных местах. И начинается. милые бранятся — только тешатся.
Переругались, переорали, наплакались все и. снова выглянуло Солнышко и диву даешься из-за какого пустяка у тебя или твоих близких (не зависимо от пола) сорвало крышу.

Вот как-то так)))
Но .
п остоянно держать себя в тонусе, чтобы не дай бог где-то не дать слабину, которую твоя собака воспримет как слабость и начнёт наступление по всем фронтам. просто уже нет сил. Мы вроде компаньоны и друзья. но в контексте отношения Жардана к моим слабостям мы все эти годы остаемся конкурентами.
Как только он перестает ощущать на себе моё интенсивное давление — это повод чтобы начать давить на меня.
Природа.
Ни чего личного.

Примерно это же самое мне вечером говорила супруга, когда на вопрос «как погуляли?» я изложил ей нашу очередную войнушку .
Мол не наказывай его — он не виноват. Сань, он же хороший)))
Я и сам это понимаю. Но пустить на самотёк не позволяет здравый смысл — он ведь может выйти из под контроля да и Эго взыгрывает когда он начинает угрожать))) Обычный ответ самоуверенного мужика на угрозу — интересно посмотреть что за этим последует. Или иди до конца и да победит сильнейший. или. не фиг угрожать.
В общем два «удивлённых» индивида судьба собрала в пару))).

Может возникнуть ложное мнение, что мы слишком жалеем болеющую собаку.

С этим у нас всё в порядке)))
Жалеть его мы можем в основном только про себя (молча или между собой), если он получает явные преимущества из него начинает выпирать Эго)))
Но нельзя сказать, что он недолюбленный . Просто скидок на самочувствие в отношениях стараемся не давать.
Про физ. нагрузки.
Пока я его регулярно и конкретно нагружал — у нас проблем фактически не было с 4-х до 7,5 лет.
Т.е. регулярные многокилометровые марш-броски, лыжи, санки, летом велосипед и плавание и просто периодические шатания сутками по тайге нас сплачивали, а у него выдували усталостью глупые мысли о противостояниях.
И я думал уже, что все закидосы в прошлом. Он бычил регулярно, но разумных пределов не переходил. Поэтому в нашей системе координат можно сказать вел себя отлично.
В прошлом году летом он получил серьёзную травму и. понеслась. С июля только к концу осени угомонился.
В этом же году на нагрузках пришлось поставить жирный крест. Натоптыши на передних лапах это часть айсберга, у него проблемы с суставами, а возможно как следствие изменения походки и натоптыши . Это и север и неоднократные травмы лап из-за разных обстоятельств (в тайге всякое бывает).

В этом году я уже смотрю на все его выкидосы абсолютно спокойно.
Это его натура. Если за девять лет он не изменился, то уже не изменится.
Мы всей семьёй знаем его совсем другим — добрым, преданным, милым и не агрессивным. Таким и любим.

Похожие статьи:

Клички для собак мальчиков немецкая овчарка значение

В статье «Значение кличек» собраны самые популярные клички собак (кобелей и сук). Для удобства клички перечислены по алфавиту. К каждой кличке есть описание и этимология слова (происхождение). И что самое

Приют для собак чихуахуа

Очень милая миниатюрная собачка, уход за которой можно доверить даже шестилетнему ребенку. Живет этот очаровательный малыш, в среднем, около шестнадцати лет и по своим размерам прекрасно подойдет для содержания на

Мини такса как кормить

Здоровый щенок таксы, как правило, легко приспосабливается к любому более или менее разумному режиму кормления, даже к неподходящей для большинства таксят «кошачьей системе» — когда еда постоянно стоит в миске.