Русско польская гончая

Русско-польские гончие, как помесь собак, вывезенных из Польши в Россию с нашими аборигенными, появились у нас в результате, так сказать, двух волн завоза в Россию гончих разных пород, разводившихся в Польше. Первая волна относится к началу 19 столетия, когда наша армия возвращалась из Западной Европы после поражения Наполеона, а вторая волна (еще более обильная) этого завоза приурочена ко времени подавления польского восстания, когда вернувшиеся военные снова понавезли с собой множество собак.

Причиной успеха польских гончих в России и их широкого примешивания к русским была прежде всего мода на иностранное. Кроме того, развитие ружейного способа охоты с гончей также способствовало успеху польских собак.

Польские гончие пришлись по вкусу в России ружейникам своей необычайной вязкостью, а также и пешестью, которая позволяла зайцу под такой собакой ходить на малых кругах и тихим ходом, удобным для стрельбы. Нет сомнения, что польская гончая сильно испортила русскую породу, передав помесям свою сырость и стомчивость, лишив их злобы и сделав тем самым негодными для охоты на волка (среди польских и русско-польских бывали и есть даже такие, которые не гонят не только волка, но и лисицу).

Польская гончая

Современные, так называемые, русско-польские гончие не обязательно являются помесью исключительно польской и русской пород, а сплошь и рядом имеют в себе примесь не только всевозможных гончих пород (арлекина, брудастой, русской пегой), но, зачастую, и не гончих. Именно этим и объясняется та исключительная разнотипность, которая свойственна этой группе собак.

Кинологический съезд не смог составить для русско-польской гончей развернутый полный стандарт и ограничился лишь кратким и весьма неопределенным наброском описания русско-польской гончей . Польско-русские гончие, как сильно перемешанные гончие, носят черты общие то с польской, то с русской гончей. Есть гончие в желтых подпалах, есть в красных подпалах. Голова этих гончих в большинстве тупорыла, с широким черепом, но попадаются и в типе русских гончих. Одеты они сравнительно бедно с блестящей псовиной. Ноги у этих гончих прямы, но много вздернутых на ногах. Гон в большинстве с подвесом. Часто встречаются с прибылыми пальцами. Уши длинные, в трубку и круглые.

Брудастые гончие, вероятно, происходят от скрещивания различных гончих с овчарками. Главная отличительная черта — жесткая, клокастая, щетинистая, довольно длинная шерсть, особенно на бровях и бороде, что делает их похожими на русских овчарок.

В 19 и начале 20 столетия брудастые гончие были в России не так уж редки. Были даже целые стаи этих собак. По имеющимся сведениям брудастые гончие отличались страшной злобой и были неисправимыми скотинниками. По-видимому, последняя их особенность и была причиной того, что после революции они были истреблены и как порода исчезли.

На выставках в России очень редко попадались единичные экземпляры гончих русского типа с щетинистой псовиной на морде, очевидно, являвшиеся дальними потомками брудастых собак.

Все прочие породы гончих в России теперь считаются несуществующими, хотя немало еще встречается собак с теми или другими чертами то арлекина, то польской гончей, то брудастой. Поэтому следует сказать несколько слов об этих породах и их признаках.

Арлекины, по мнению ряда авторитетов, произошли от помеси русских гончих с долматинскими догами. Родиной их считается юго-запад России. По сообщению Н. К. Кишенского расцвет этой породы был на рубеже 18 и 19 веков.

В 19 столетии стаи арлекинов были у некоторых помещиков средней России. Н. П. Пахомов в своей книге Породы гончих называет следующие стаи арлекинов: Чижова, Солосцова (Пензенская губерния), Улагай (Курская губерния), Витмана (Северный Кавказ), стая першинской охоты от собак Дельвига. К моменту первой мировой войны арлекины были у братьев Шустовых и в помеси с фоксгаундами у Щербатовой (Звенигородский уезд).

Уже одно это перечисление говорит, что арлекины были довольно распространенной породой. Однако в послереволюционные годы они не сохранились в чистом виде и все, что выставлялось на советских выставках под видом этой породы, представляло собой лишь помеси самого различного характера, объединенные только мраморным окрасом, да нередко столь типичной для арлекинов белоглазостью или разноглазостью.

Общий облик арлекинов отличался следующими главными признаками: сухим сложением, крупным ростом, сухой и узкой головой с тупой мордой, бочковатостью ребер, некоторой вздернутостью на ногах и подрывистостью, придававшей собаке борзоватый вид. Наиболее яркими признаками являлись мраморный или мраморно-пегий окрас с розовато-желтыми подпалинами и оригинального цвета глаза (радужная оболочка): пестрые, белые или разные — один белый, а другой темный.

Последние две черты — окраска шерсти и цвет глаз оказались исключительно стойкими и могут появляться в потомстве даже через много поколений после того, как в данной линии была вязка с арлекином. Этим и объясняется, что до сих пор все еще появляются гончие мраморного окраса или разноглазые, хотя настоящих арлекинов нет уже 40 лет.

Польская гончая (Польский огар) — подробное описание породы собаки, фото, видео, особенности содержания и история происхождения породы

Содержание:

Фото: Польская гончая (Польский огар)

Страна происхождения: Польша

Группа 6: Гончие и близкие породы

Секция 1: Гончие

Подсекция: 1.2 Средние

Дрессировка: Хорошо дрессируются.

Окрас: чепрачный или черно-подпалый.

Размеры: Высота в холке 56 — 66 см, вес 25 — 32 кг.

Использование: Охотничьи собаки. Польский огар – выносливая собака, которая работает в паре или в одиночку. Обладает великолепным чутьем и характерным лаем, который сливается в одну ноту и доносится до охотника даже на большом расстоянии. Одинаково хорошо показывают себя на любой местности, включая пересеченную.

Физические нагрузки: Это, прежде всего, охотничья собака, и для поддержания ее в хорошей форме необходимы большие физические нагрузки и продолжительные прогулки.

Характер: Дружелюбная, компанейская собака.

Содержание: Польская гончая абсолютно не приспособлена к жизни в городе.

Грумминг: Требуется регулярная чистка шерсти щеткой.

Уживчивость: Очень дружелюбная, компанейская собака.

Болезни: Здоровая порода.

Рацион: В рацион гончих обязательно нужно включать различные минеральные добавки, витаминизированные препараты и рыбий жир. При этом следует точно знать, какое количество минеральных добавок нужно ежедневно давать питомцу. Подробную информацию по этому вопросу может предоставить ветеринар.

Продолжительность жизни: около 14 лет.

История происхождение породы:

Точная история происхождения польской гончей неизвестна.

Строение тела и ареал обитания может свидетельствовать о том, что польская гончая является родственницей собаки Св. Губерта. По одной из версий, вследствие тесных контактов между Польшей и Францией, кровяные гончие в типе бладхаунда попали в Польшу, где их скрестили с местными охотничьими собаками, похожими на борзых.

Меньший вариант польской гончей исчез во время Второй мировой войны.

Глаза косо поставлены. Темно-карего цвета.

Уши довольно длинные. Низко поставлены. Свободно висящие, на концах слегка закругленные.

Корпус. Несколько растянутый. Массивный.

Шея сильная, мускулистая, со складками и подвесом.

Конечности мускулистые, с крепким костяком. Лапы с очень плотно собранными пальцами.

Хвост длинный, саблевидной формы. Поставлен довольно низко.

Шерсть средней длины, плотная. Чуть длиннее на спине, нижней стороне хвоста и задних сторонах бедер. Подшерсток густой, плотный.

Собака польская гончая очень дружелюбная, компанейская собака, которую легко воспитать и которая легко приспосабливается к жизни в семье. Хотя этой собаке нужен вожак, иногда она проявляет самостоятельность и любит свободу во время прогулки, не теряя при этом своего хозяина из виду. В доме польская гончая ведет себя спокойно, кажется даже ленивой, не любит зря лаять, не проявляет излишней суетливости, но в то же время для подвижного человека будет выносливым спутником.

Содержание и уход:

Абсолютно не приспособлена к жизни в городе. Требуются пространство для движения, физическая нагрузка.

Польские гончие легко переносят колебания температур.

Польские гончие впервые появились в России еще в XVIII веке, но в сравнительно ограниченном количестве и не оказали большого влияния на дальнейшее существование русских и англо русских гончих.

После наполеоновских войн, в самом начале XIX века, вместе с возвращением нашей армии, побывавшей в Польше, стали в значительном числе ввозиться польские гончие и мешаться с нашими.

Из записок Березникова, приведенных выше, мы уже видели, что и он, повинуясь очевидно общей моде, привез себе из похода польских собак, которых затем перевел, остановив свой выбор на англо-русских.

Что же заставило собственно наших охотников навести с собою польских гончих и примесью их к нашим испортить русскую гончую? Конечно, прежде всего, мода. Многие были прельщены большим ростом и внушительным видом польских гончих, многим импонировало то, что в них текла западная кровь, а большинство слепо подражало примеру привезти с собой нечто редкое, нечасто у нас встречающееся.

Польская гончая (акварель)

Особенно широкие размеры распространение польских гончих получило у нас после подавления польского восстания, когда вернувшиеся военные снова понавезли с собой массу собак. Чрезвычайно благоприятно для этого успеха польских гончих, и их примешивания к нашим, послужило и развитие ружейной охоты, охватившее после падения крепостного права широкие слои населения.

Для ружейной охоты польские гончие были удобны тем, что отличались необычайной вязкостью и, раз подняв зайца, держали его, чуть ли не целый день. Их пешесть тоже многим нравилась, так как заяц ходил на сравнительно небольших кругах, шел очень тихо и представлял тем самым большие удобства для выстрела. Зато польская гончая была гораздо менее злобна, по волкам почти не работала, была более стомчива и, хотя и имела недурные голоса, но во многом уступала русской, среди которой часто встречались фигурные и особенно низкие (башурные) голоса.

Как это часто и случается, охотники кинулись, следуя моде, из одной крайности в другую. Как у псовых охотников, увлекшихся паратостью, злобностью и вежливостью английских собак, стал замечаться массовый переход к англо-русским,— так и у ружейных тяга к польским приняла те же широкие размеры.

Привезя к себе в самые глухие углы польских гончих, и не имея под рукою других производителей, владельцы этих собак в скорости же перевязали их с русскими, испортив надолго русскую гончую этой примесью.

Польская гончая дала более тяжелый, сырой склад, что заметно сказалось, прежде всего, в голове, которая стала более широколобой, тупой, часто даже с переломом. Эта же примесь испортила и породный окрас русской гончей, загрязнив ей голову и уши, которые у русской были дотоле чисто желтыми, дала красный подпал, сделала чепрак чересчур сильно выраженным, и лишила русскую гончую характерного ее признака — подшерстка. Глаза вместо косого разреза стали более круглыми и частенько были более глубоко посаженными или же наоборот выпуклыми, на выкате.

Польская гончая дала и пятый, прибылой палец на задних ногах, терпимый для Польши, где большого снега и сильных морозов почти не бывает, и совершенно непригодный у нас, когда, работая по снежной корке, гончая резала его себе до крови и надолго выходила из строя.

К сожалению, как говорит Сабанеев, в польской литературе не имеется оригинальных капитальных трудов о польских гончих, почему нам и приходится пользоваться описаниями русских охотников, проживших долгое время в Польше, видевших их, и охотившихся с ними 1 ( 1 Когда книга уже была набрана, я получил от И. И. Шидловского из Ленинграда сообщение, что им куплена книга на польском языке о гончих. К сожалению, я еще не имел возможности с ней ознакомиться.).

Так, С. Ф. Давидович 2 ( 2 «Очерки охоты в юго-западном крае». – «Журнал Охоты», 1875 г., XII.) пишет: «Пород у нас две, одна крупная, другая поменьше. Первую породу называют у нас литовскими огарами. Это большие, сильные псы, очень пригодные для охоты за крупным зверем и на ровной местности, но для охоты в местах гористых тяжелы. Вследствие этого у нас охотники предпочитают породу маленьких гончих».

Вилинский 3 ( 3 «Заметки об охоте в Ковенской губернии». – «Журнал Охоты», 1876 г., X.) перечисляет и описывает три породы гончих: больших, напоминающих огаров, средних и мелких (не более 28,6 сантиметров росту).

Сахацкий 4 ( 4 «Заметки об охоте в Привисленском крае». – «Природа и Охота», 1879 г., IV) говоря о том, что породы перемешаны до неузнаваемости, выделяет наиболее часто встречающиеся и имеющие более устойчивый вид, две породы польских гончих: большие или паратые, обычно называемые огарами, и маленькие или пешие.

Губин, давший в своей книге подробное описание польской тяжелой, с которой он очевидно был знаком, о польских паратых говорит очень мало, очевидно смешивая их с какой-то другой породой, так как в числе типичных признаков перечисляет «длинную, прямую шерсть, как у сеттера, длинный гон, опущенный книзу и завернутый «в кольцо» с привесью на нем и уборною псовиною, как у борзых собак».

Кишенский, как практик и первый теоретик ружейной охоты с гончими, несомненно, много видевший собак, дает, пожалуй, наиболее правильное описание чаще всего встречающихся пород и, не вдаваясь в особые подробности, перечисляет все наиболее существенные и характерные для той или другой породы признаки.

В последнее время среди провинциальных охотников встречается немало имеющих гончих, которых по стандартным признакам нельзя уложить в рамки ни одной чистой породы и которые, являя из себя всевозможную мешанину, обычно относятся на выставках в группу польско-русских или русско-польских, как называют ее некоторые судьи.

На этом мне хочется несколько остановиться, так как это является сейчас больным вопросом нашего судейства и вообще всего дела дальнейшего ведения гончих.

Прежде всего, мне хочется отметить чрезвычайно важный и показательный факт. Как я, так и все другие судьи по гончим, объехавшие не один десяток выставок и перевидавшие на них не одну тысячу гончих, свидетельствуют, что с одной стороны типичных (я уже, конечно, не говорю о кровных) польских гончих у нас нет, а с другой, что и польско-русских, более или менее однотипных, схожих между собою, укладывающихся в какие-либо более или менее четкие формы, почти не встречали. Все попадающееся настолько различно, настолько разношерстно, что дать этому какое-либо стройное описание, подогнать под них какой-либо стандарт, невозможно. Все они характеризуются лишь наличием нескольких, а то и одного из тех признаков, которые принесла собой польская гончая и которые я уже перечислил выше.

Интересно отметить, что I Кинологический съезд, имевший место в декабре 1925 года, переходя к польским и польско-русским гончим, не мог выработать по этим причинам для них определенного стандарта и оставил описание их, сделанное Кишенским, которое, конечно, ни на точность, ни на полноту не могло претендовать.

Хуже всего то, что частенько в группе польско-русских на выставках попадаются и просто разнообразные вымески, которых снисходительность судей оставляет не только на ринге, но и присуждает им награды. Исторически это сложилось благодаря тому, что в самом начале устройства выставок судьи боялись излишней строгостью отпугнуть массу от выставок и присуждали бронзовые медали группе собак, являвших из себя конгломерат различных пород, но все же не утерявших окончательно облика гончих. Теперь время несколько изменилось, выставки завоевали себе прочное место и больше не должно быть места поощрению всяких вымесков, идущих под этикеткой польско-русских гончих, если мы хотим серьезно заняться делом восстановления породности, типичности и работоспособности наших гончих.

Читайте так же:  Аффенпинчер породе

Этот вопрос уже стал освещаться в печати и первой ласточкой была статья М. Алексеева «Об изжитии польско-русской гончей», напечатанная в № 3 «Собаководства» за 1930 год.

Наконец, в этом году на Всеукраинской выставке в Харькове судейская коллегия по гончим по моему предложению выделила в отдельную группу всех гончих, не укладывающихся в рамки какой-либо определенной породы, наименовав ее «помесями, не вылившимися в определенный тип», премировав до поры до времени гончих, входящих в эту группу, за их сложку медалями, однако же, не выше малой серебряной.

Привожу описания польских гончих по Кишенскому которые были утверждены Кинологическим съездом, и описание польско-русских, составленное съездом.

ПОЛЬСКАЯ ГОНЧАЯ «ОГАР»

На эту породу долгое время не обращали должного внимания. Только после второй мировой войны польские охотоведы начали возрождать эту весьма важную породу собак, особая роль в этом принадлежит собаководам-практикам Картавику и Павлушевичу.

Польский «Огар» – собака среднего роста с крепким торсом, шерстью средней длины и густым подшерстком. Более длинная шерсть на спине, задних ногах и хвосте. Основная масть – черная или темно-серая с желтыми подпалинами, расположенными высоко и без четких очертаний, как у словацкого копова. Конечности, шея и голова темной окраски. Допустимы белые отметины в виде залысин на голове, шее, конечностях и на хвосте. Кобель достигает в высоту 60–65 см, сука 55–60 см. По темпераменту это необщительная собака с мрачным нравом, производит впечатление неповоротливой и тяжелой. Движения ее кажутся медлительными и неуклюжими, передвигается она тяжелой рысцой. Зверя поднимает звонким раскатистым лаем и в его преследовании очень настойчива и вынослива.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Похожие главы из других книг:

20. ПОЛЬСКАЯ НИЗИННАЯ ОВЧАРКА

20. ПОЛЬСКАЯ НИЗИННАЯ ОВЧАРКА Происхождение. Польская низинная овчарка принадлежит к потомкам бергамской пастушьей овчарки, завезенной финикийцами.Описание. Польские низинные овчарки — это сильные мускулистые собаки среднего размера: рост кобеля — 43–52 см, суки —

Русская гончая Одна из старых пород охотничьих собак. Современная гончая сложилась в конце XIX века из разнотипных стай собак этой породы, широко распространенных в России и разводившихся без единого стандарта по личным вкусам их владельцев.Конституция крепкая. Собака

ГАННОВЕРСКАЯ ГОНЧАЯ

ГАННОВЕРСКАЯ ГОНЧАЯ Телосложение крупное, мускулистое. Голову держит горизонтально или с наклоном. Спокойна и серьезна.Голова пропорционально большая, в черепе широкая, умеренно выгнутая морда постепенно суживается к носу. Лоб умеренно морщинистый. Морда

БАВАРСКАЯ ГОНЧАЯ

БАВАРСКАЯ ГОНЧАЯ Телосложение более легкое, очень подвижное, среднего размера. Тело более длинное, сзади немного крупнее, мощнее.Голова не должна быть тяжелой; череп между ушами довольно широкий и умеренно выгнутый; лоб умеренно покатый. Морда не длинная, не острая.

ШТАЙЕРСКАЯ ГОНЧАЯ

ШТАЙЕРСКАЯ ГОНЧАЯ Занимает второе место по распространению после словацкой гончей (копова). Эта порода возникла путем скрещивания истрийской и ганноверской гончей. Штайерская гончая относится к породам с жесткой, ровной, чуть волнистой шерстью, которая надежно защищает

Русская гончая

Русская гончая Выведена в России для охоты на зайца, лисицу и волка. Данная порода, считающаяся одной из самых старых русских, получена из местных гончих (лебедевских, алексеевскихи др.).Собака пропорционально сложенная, с широким крепким костяком, сухой и развитой

Эстонская гончая

Эстонская гончая Порода выведена в Эстонии путем сложного скрещивания биглей, фоксхаундов и швейцарских гончих с местными гончими. В 1954 г. эстонская гончая утверждена как самостоятельная порода.Рост собаки ниже среднего, сложение крепкое. Высота в холке для кобелей – 45

Финская гончая

Финская гончая Эта порода была выведена в XIX в. финским кузнецом Таммелином, который скрестил немецких и скандинавских гончих с фоксхаундом.У финских гончих окрас трехцветный – рыжечепрачный с белыми отметинами на морде, груди, конечностях, животе и конце хвоста. Высота

Гончая Гамильтона

Гончая Гамильтона Порода имеет и другое название – «гамильтонстеваре». Выведена в XIX в. в Швеции графом Гамильтоном, основателем Шведского клуба собаководства, в результате скрещивания английского фоксхаунда и немецких гончих. Гончая ГамильтонаГончая относится к

Гончая Шиллера

Гончая Шиллера Порода выведена в Швеции Пьером Шиллером, отсюда второе название собаки – «шиллерстеваре».Получена в результате скрещивания швейцарских, немецких и австрийских гончих. Используется в основном для охоты на зайца и лисицу.Собака относится к группе средних

Польский огар

Польский огар Польская гончая, или польский огар, выведена в Польше в XVIII в. Точное происхождение не выявлено. Используется для охоты на мелкого зверя, обладает прекрасным чутьем, врожденной страстью к преследованию зверя, азартом.Относится к группе средних гончих. Собака

Русская гончая Общий вид, рост, тип конституции и поведения. Собака выше среднего роста, крепкого типа конституции. Высота в холке кобелей 58–68 см, сук 55–65 см. Высота в крестце на 1–2 см ниже высоты собаки в холке. Индекс растянутости для кобелей около 105, для сук около 107.

Эстонская гончая Общий вид, рост, тип конституции и поведения. Собака ниже среднего роста, крепкого, сухого типа конституции. Высота в холке для кобелей 45–52 см, для сук на 3 см меньше. Высота в крестце на 1–1,5 см ниже высоты в холке. Индекс растянутости для кобелей 108–110, для

Польско-русские гончие

Несмотря на то что охота с гончими с давних времен пользовалась большим почетом у поляков, во всей сравнительно с русской крайне бедной польской охотничьей литературе, сполна мною собранной, нет решительно ничего о породах местных гончих. В первой охотничьей книге, описывающей специально охоту с гончими, Яна Остророга, вышедшей в XVII столетии, говорится только о лечении, наганивании гончих и охоте с ними, а о ладах собак приводится несколько общих фраз. То же полнейшее игнорирование пород замечается и в позднейших сочинениях, даже вышедших во второй половине XIX столетия.

Как это ни странно, но польские гончие описывались только на русском языке и притом русскими охотниками исключительно в журналах «Природа и охота» и «Охотничья газета». Сведения, ими сообщаемые, с первого взгляда довольно полны, но на самом деле очень отрывочны, сбивчивы и противоречивы, и для того чтобы вполне разобраться в этих сведениях, надо прожить много лет в Западной России с целью изучения гончих, много ездить, проверить описания пород по указаниям старых охотников-поляков, разыскать старинные портреты гончих, по слухам имеющиеся у многих польских магнатов, и наконец, порыться в архивах и библиотеках и поискать, не найдется ли где печатных и письменных сообщений об охоте с гончими и о гончих собаках, доставлявшихся из Франции и Германии. Может быть, со временем выставки собак в Варшаве принесут большую пользу в этом отношении и дадут возможность ознакомиться с имеющимся налицо материалом и уцелевшими породами и разновидностями. Киевские выставки, к сожалению, до сих пор не привели в этом отношении ни к каким положительным результатам, и никаких ни местных, ни польских пород и разновидностей на них не показывалось.

Любовь к охоте с гончими унаследована поляками от французов, с которыми они были в постоянных сношениях начиная с XVI столетия. От них они и получили сан-губеров, от которых произошла главная и наиболее типичная порода т. н. тяжелых польских. Польские короли и магнаты имели парфорсные стаи и охотились на французский лад, борзые всегда исполняли у них довольно жалкую роль резервов. С течением времени парфорсная охота заменилась ружейною, которая началась здесь очень рано — в XVII веке, тогда же было написано руководство к ней (Остророга). Порода или, точнее, породы французских гончих постепенно смешивались с местными охотничьими собаками (тоже северного типа) и различными расами немецких, курляндских и русских гончих, образовав большое количество подпород и разновидностей, особенно в местностях, смежных с Великороссией. По-видимому, эти разновидности настолько перемешались между собою, что ни одна из них не имеет постоянных, точно определенных признаков. Главная причина тому — почти полное отсутствие стай и больших псарен, на которых всегда заботились об однотипности собак. Псовых охотников в северо-западных губерниях, даже в юго-западных и Могилевской и Черниговской губерниях, очень мало, и они держат гончих английских и англо-русских; в Привисленье же после восстания * и освобождения крестьян псовая охота окончательно исчезла. Во всей Западной России, включая Прибалтийские губернии, громадное большинство охотится с ружьем, и если держат гончих, то 1-2 смычка. Хотя в некоторых местностях, наприм., в Северо-Западном крае, вообще в Литве, гончих собак больше, чем легавых, но здесь, кажется, обращают внимание только на качество гончих и не обращают никакого внимания на их внешность, имея самые смутные понятия не только о породах, но и о ладах вообще гончей.

* ( . во время польского восстания. — Имеется в виду польское восстание 1863-1864 гг. (январь 1863-го — май 1864-го) в Королевстве Польском, Литве, части Белоруссии и на Правобережной Украине против царского самодержавия.)

Знакомство русских охотников с польскими гончими, главным образом тяжелыми как самыми типичными, начинается в конце прошлого столетия. Выше было упомянуто, что ссыльные польские конфедераты привели в Костромскую и Вологодскую губернии гончих св. Губерта. Огромное количество тяжелых польских и огаров было доставлено в центральные губернии после наполеоновских войн. Все эти гончие в скором времени смешались с местными русскими, послужив только к ухудшению их охотничьих качеств и очень мало облагородив их грубую, дворноковатую наружность и обманув расчеты отставных офицеров-помещиков, прельщенных внушительным видом польских гончих и литовских огаров * . После первого польского восстания ** повторилось то же самое: отставные военные снова привели в свои имения массу польских гончих, а сосланные поляки положили основание русской ружейной охоте с гончими, до того времени в центральных губерниях неизвестной. Но особенное значение приобрела эта охота в шестидесятых годах, когда новое польское восстание совпало с освобождением помещиков от крестьян, а вместе — и от собак и сосланным административно полякам пришлось учить охоте с гончими молодое поколение.

* ( Огар означает по-польски гончую.)

** ( . после первого польского восстания. — Имеется в виду польское восстание 1830-1833 гг.)

Влияние польских гончих заметно до сих пор во многих гончих, даже в стаях псовых охотников, всего менее нуждавшихся в этой подмеси. Таковы польско-костромские гончие Кашкарова, русско-польские Левашова (позднейшие), Кареева, Селиванова, Буцкого и др. Все они отличались закругленными ушами и некоторою сыростью склада, но русская кровь в них преобладала, что весьма понятно, так как все польские породы гончих, тем более тяжелая пешая, не годились для псовой охоты, потому что (кроме последней) никогда не были стайными гончими, а одиночными, которые удовлетворяли требованиям ружейных охотников почти в такой же мере, как костромские и русские пешие.

Ввиду сбивчивых и противоречивых сведений о польских и польско-русских гончих приходится ограничиваться, так сказать, сводом этих данных в хронологическом порядке, не вдаваясь в дебри комментариев, соображений и критики. Предоставляем приведение этого материала в порядок туземным охотникам.

Первое указание на польских гончих встречается у С. Ф. Давидовича * . Он говорит, что охота с гончими в Юго-Западном крае не особенно распространена и вообще составляет монополию землевладельцев и богатого класса, но гончие (подружейные) ценятся дороже легавых. «Пород у нас две, одна крупная, другая поменьше. Первую породу называют у нас литовскими огарами. Это большие, сильные псы, очень пригодные для охоты за крупным зверем и на ровной местности; но для охоты в местах гористых тяжелы. Вследствие этого у нас охотники предпочитают породу маленьких гончих». В примечании сказано: «Наши гончие обыкновенно черные с подпалинами; большая часть из мелкой породы с белыми ошейниками, и иногда белый цвет преобладает. «

* ( «Очерки охоты в Юго-Западн. крае». — «Ж. импер. общ. охоты», 1875, XII ** .)

** ( . овчарки кавказских татар. — В дореволюционной литературе татарами часто называли различные народности тюркоязычных мусульман. В данном случае Л. П. Сабанеев имеет в виду, вероятнее всего, народности Дагестана.)

Д. А. Вилинский немного позднее * писал, что охота с гончими в Северо-Западном крае весьма распространена и гончие многочисленнее легавых. Многие держат по паре и больше, а потому ублюдки встречаются реже. По его мнению, здесь встречаются три породы: большие, средние и малые.

* ( «Зап. об охоте в Ковенской губ.». — «Ж. импер. общ. охоты», 1876, X ** .)

Первые напоминают известных огаров, редки, преимущественно в Россиенском уезде (у Микшевича, Христиановича). По ладам они несколько напоминают английского пойнтера, но несравненно плотней. Рост достигает 14 1 /2 вершков; собака на высоких прямых ногах, без прибылых (пальцев), сложение пропорционально и несколько поджаро. Голова сухая и узколобая, с длинной мордой; глаза темные, выразительные; уши небольшие, тонкие, в трубку и несколько откинуты назад. Гон соответственно тонкий, псовина короткая, лоснящаяся. Рубашка чаще всего черная в густой подпалине или багряная с чернетью по хребту. Зверогоны, сганивают лисиц.

Вторая — средняя — встречается всюду. Рост средний, туловище плотное, ноги толстые, нередко с прибылыми; голова чрезвычайно широколоба, морда тупая, уши толстые, закругленные, висящие прямо вниз, средней длины; гон толстый, ятаганом; глаза темные. На вид собака массивна, покрыта средней длины грубой псовиной; на задних ляжках псовина несравненно длиннее и мягче, на гоне тоже образует средней длины подвес; голова же, уши, передние ноги и задние ниже колен покрыты совершенно короткой псовиной. Рубашка чаще всего черная с подпалинами, которые окрашивают собаку кругом и подвес с гона. Нередко замечается подгрудок. Собаки эти мягкого нрава, с хорошим чутьем, выносливы, но пешие, верно гонят и по черной тропе и по пороше, особенно хорошо по русаку; в зверогоны не годятся и волчьего следа часто боятся.

Мелкие гончие не более 6 1 /2 вершков (?), б. ч. черно-пегие с подпалинами на губах и на груди или красные, как лиса-огневка. Собака несколько растянута и плоска, на прямых ногах, с пропорциональной, прекрасно развитой головой. Глаза темные, уши средней длины, круглые, висячие прямо вниз; гон тонкий, прямой; псовина короткая (но бывают длинношерстные, подобно сеттеру). Чутьисты и очень параты. Голоса их до того тонки, что во время гона кажется, будто поют птицы. Зябки.

У границ Курляндии, в Поневежском и Шавельском уездах, попадаются длинношерстные курляндские гончие, по виду похожие на сеттеров-гордонов * .

Читайте так же:  Палевый пекинес

* ( О курляндских гончих, брудастых, длинношерстных и короткошерстных имеются лишь отрывочные сведения опять-таки только у русских охотников.)

Собственно о гончих Привислинского края (главным образом Люблинской губ.) писал только Сахацкий * . Он говорит, что здесь встречаются б. ч. ублюдки и он не встречал ни одной стаи, порядочно подобранной по росту и окрасу. Породы перемешались до безобразия, и теперь едва можно различить сохранившиеся в очень малом числе две породы польских гончих.

* ( «Заметки об охоте в Привисленском крае». — «Прир. и охота», 1879, IV. Еще ранее в «Ж. охоты и коннозаводства» Недолин упоминал о каких-то литовских длинношерстных гончих с большими ушами у г. Полетилло в Люблинскому.)

«Одна порода роста больше среднего; лоб несколько выпуклый и широкий, затылок развитой, с шишкой (гребнем); ухо небольшое, но грубоватое; морда относительно тонкая и довольно сухая; нос непременно черный; губы с небольшими брылями; толстая мускулистая шея; крепкие, пропорционально длинные ноги; несколько поджарый зад; на задних ногах шпоры — важный признак породы. Белых отметин не должно быть, по крайней мере мне кажется, что белый волос означает происхождение собаки от нечистокровного производителя. Установившаяся порода вместе с особенностями своей организации и характера должна непременно выработать и свою масть. Масть польских гончих слагается из черного и желтого цветов; могут быть различия в большем или меньшем преобладании черного цвета, т. е. собака этой породы может быть подпалена или тонко, так что желтый цвет окрашивает только внутренние стороны ног, подбрюшье и пуговицы (очки) над глазами, или же так, что желтый цвет расплывается широко, но во всяком случае черный цвет преобладает.

Собаки этой породы отличаются силой, нестомчивостью и вязкостью, которая может быть названа злобностью (?). Поднявши, они гонят горячо, ровно, неутомимо, и хотя вследствие быстрого гона изредка скалываются, но скоро выправляют, отыскивая на кругах потеряный след. Зато ищут они вяло и как будто лениво. Но редко славливают. Называют их большими или паратыми гончими. Очень хорошо гонят коз; некоторые, будучи пущены в козью кнею, не подают голоса даже по зрячему зайцу, хотя в других местах отлично гоняют их. Обыкновенно их называют огарами.

Другая — маленькая, или пешая, гончая, которую зовут просто гончею. Главное отличие ее в значительно меньшем росте и серо-желтой заячьей масти ее. Спина темная, изредка переходящая в черный цвет; вообще же собака мастью чрезвычайно напоминает зимнего русака, только вместо белых подпалин (?) имеет желтые. Желтизна, разумеется, бывает то ярче, то бледнее, то общий цвет темнее; во всяком случае, собаки эти не черные, а всегда серо-желтые или желто-серые. Складом пешая гончая гораздо нежнее паратой: головка небольшая с (относительно) длинными и тонкими ушами и сухою мордой почти без брылей. Спина несколько длинна, а потому ноги относительно коротковаты. Насколько вид, т. е. выражение, паратой гончей суров и строг, настолько физиономия пешей добродушна и мила. Собаки эти теперь очень редки. Ищут охотно и резво, поднимают быстро и гонят верно, скалываясь реже больших, потому что гонят тише, хладнокровнее. В охоте на зайцев эти собаки незаменимы; коз гоняют хорошо, но скоро утомляются и решительно не могут соперничать в бешеной скачке с паратыми и не выдерживают бесконечного бега козы».

Н. П. Кишенский описывает в своих «Записках» три главные породы, именно: польских тяжелых, польских паратых и польских маленьких, или заячьих, гончих * . Описания двух последних близко подходят к описаниям Сахацкого.

* ( «Записки о руж. охоте с гончими». — «Прир. и охота», 1879, VII стр. 17-19.)

«Польская паратая. Гончая среднего или высокого роста, с вытянутою борзоватою мордой, узким и высоким черепом, очень большими черными навыкате блестящими глазами, низко посаженными, средней длины, треугольником ушами. Колодка несколько лещеватая и борзоватая; зад короткий и широкий; ноги сухие, тонкие и высокие; хвост слегка изогнутый, носится отлого; псовина желтая, довольно длинная; хвост с редким подвесом. Масть блестяще-черная, в ярко-красных подпалинах; разница бывает только в оттенках подпалин, которые иногда переходят в очень темно-красный цвет; других мастей эти гончие не бывают.

Гончая эта очень парата и порядочно вынослива; гонит по всякому зверю одинаково хорошо, но на волка и даже лисицу не злобна, если дело доходит до схватки, поэтому сганивают эти гончие сравнительно редко. Чутье у них хорошее, но они стекают больше низом, разыскивают быстро и широко. Голоса у них очень звонкие, несколько протяжные, обыкновенно высокие дисканты; басов Никогда не бывает. Гон чрезвычайно азартен. В стаях служат хорошо и гонят очень дружно, но стая редко сваливается в кучу, а гонит врассыпную. К старости эти гончие делаются менее параты и многие разбиваются ногами до полной негодности. Из них выходят очень хорошие паратые одиночки, достаточно вязкие. Польские паратые гораздо нежнее к холоду, чем костромские, и им нужны хорошие замшеные хлева, которые надо затворять.

Польская маленькая, или заячья, гончая. Собака эта, насколько я мог узнать, происходит не из Польши: родина ее Литва, где она, как я слышал, встречается довольно часто и теперь (1879). Роста она очень маленького, и чрезвычайно похожа на лисицу, которой немного побольше; морда у нее острая и короткая, лоб низкий; уши короткие, полустоячие, довольно широкие; глаза желтоватые, навыкате; туловище длинное и узкое; ноги короткие и тонкие; хвост пушистый, носится немного изогнутым, а во время гона стелется. Псовина густая; масть этой гончей бывает или черная в больших темно-красных подпалинах, или несколько буроватая, в последнем случае подпалины бывают светлее и иногда переходят в грязно-желтые. Вообще сходство ее с лисицею так велико, что я знаю несколько случаев, когда опытные охотники принимали такую гончую за лисицу.

Гонит эта гончая из наших зверей только зайца, но говорят, что она хороша и по козам; по лисице и волку она никогда не гонит. Гончие эти средней паратости, скорее паратые, чем пешие; голоса у них очень слабые и мерные, с каким-то вытягиванием, похожим на стон. Маленькая польская гончая — исключительно одиночная гончая собака, даже смычок не гонит дружно: каждая гончая старается гнать своего зайца, а если он один, то одна из гончих гонит, а другая перечит и, перехватив след, начинает гнать, а первая перечит. Эти гончие очень вязки, нередко сганивают матерых зайцев, для чего, если не заперты, одни уходят в лес. Гончие эти не могут долго служить: у них скоро разбиваются передние ноги, так что коленки выгибаются вперед, как у перегнанной, разбитой ямской лошади. Вообще в этой породе гончих нет ничего хорошего. К холоду она довольно вынослива.

Есть еще две породы польских гончих: одна очень пешая, короткомордая, длинноухая; масть или багряная, или под чепраком. Другая — паратая; приметы знаю плохо».

В своем «Опыте генеалогии собак» Кишенский указывает на то, что паратые польские гончие по форме головы и сухостью склада приближаются к пуатевенским, вообще острорылым и легким французским гончим, от которых, вероятно, происходят, образовав в смеси с восточными гончими несколько разновидностей «как и большая часть типов, происшедших от скрещивания двух различных групп, — продолжает он, — тип польской паратой гончей не совсем определенный; под этим общим наименованием можно встретить всевозможные градации сочетаний признаков тяжелых польских с восточными породами. Есть сохранившие в главных чертах формы тяжелых польских, но более сухого и паратого склада; есть с той же «бараньей» головой, как и французские пуатевенские гончие; наконец, длинноухая гончая, но в остальных ладах весьма близко подходящая к костромской восточной гончей и вместе с тем сохраняющая псовину и окрас (псовина без подшерстка и красные подпалины) западной, встречается между паратыми польскими наиболее часто. К ним же, т. е. к производным породам от скрещивания западной и восточной групп, принадлежат так называемые польские огары, от которых знатоки требуют буквального сочетания признаков обеих пород.

Так, огар должен отличаться следующими признаками: голова клинчатая, не прилобистая, затылок поднят, губы с небольшими брылями; уши сидят низко, длиной до конца морды, но неширокие и угольником. Колодка круторебрая и поджарая; гон короткий и чуть изогнутый; на ногах пропорциональна: гончая не должна казаться вздернутой, но и не низкой; наконец, окрас должен быть черный с местным серым подшерстком и резко отграниченными красными яркими подпалинами. Некоторые охотники требуют даже у огара серой (бусой) масти с такими же подпалинами. Шпоры считаются у огаров важным признаком породистости».

Губин, очень подробно описывающий тяжелую польскую гончую, говорит о польских паратых очень мало и подразумевает под ними какую-то другую длинношерстную породу: «Из всех мешаных польских собак более других как бы удалась или охарактеризовалась порода мешаных гончих собак под названием польская паратая гончая, обладающая длинною (?) прямою шерстью, как у сеттера; длинным гоном, опущенным книзу и завернутым в кольцо, с привесью на нем и уборною псовиною на нем, как у борзых собак, и короткою шерстью на голове, ногах с задними прибылыми пальцами и ушах средней величины. Но и эта порода выведенных гончих собак оказалась для псовой охоты также непригодной в силу ее незлобности, мороватости, неприятных (дворноватых) голосов и — самое главное — слабоватости чутья и мнимой ее паратости, выражающейся в проносливой ее резвости и немалой стомчивости».

Самые подробные сведения о польско-русских гончих сообщает Н. А. Вербицкий * . Он говорит только о гончих Черниговского полесья и отличает здесь кроме настоящих польских тяжелых не менее 5-6 пород или подпород (считая в том числе одну брудастую, вернее помесь гончей с овчаркой).

* ( «Гончие Черниговского полесья». — «Охотн. газета» 1890 стр. 51-53.)

Прежде всего Вербицкий делает замечание, что в этой местности название «польских» почти не применяется к гончим; «под именем польских остроушек слывут собачки малого роста, дворняжьего склада, с короткими, приподнятыми и высоко посаженными треугольными ушами, дымчатые, красно-подпалые, в сущности ни к черту негодные, но почти несомненно составляющие особую породу.

Под названием огара известны у нас собаки рослые, вернее огромные (на мой взгляд, самый крупный представитель гончей расы); голова красивая, сухая, с резко выраженным переломом и тупою мордою; глаза темно-карие навыкате; уши довольно длинные, тонкие, закругленные, высоко посаженные; туловище массивное; гон почти прямой, с редким и коротким подвесом (иногда гладкий); ноги сухие, сильные, хотя при массивности туловища кажущиеся несколько тонкими. Шерсть черная с темно-серым, почти черным подшерстком, брови и подпалины, доходящие обыкновенно только до половины голени, ярко-красные; на задних ногах иногда встречается шпора, но присутствие ее не считается обязательным. В некоторых бывает примесь тяжелых польских, выражающаяся в косом (?) разрезе глаз, большей их углубленности и морщинистом лбе. Паратость средняя; работает добросовестно, но бесстрастно; гонит одинаково хорошо по зайцу, лисе и волку; по козе незаменим; злобности особенной не обнаруживает; голос громкий, среднего регистра, без залива». Попадается б. ч. одиночками или смычками; стай не видал; полагает, что в стае огар слишком самостоятелен и потому негоден. Это, по-видимому, вымирающая порода: она трудно разводится, и сука дает 1-2, редко 3-х щенков, которые растут трудно и редко вырастают. Огары имеют замечательно красивую внешность, только конечности их тонковаты. Характер их в высшей степени ласковый, кроткий и миролюбивый: колоссальную силу и страшные зубы они пускают в ход только в крайности.

Порода одноцветных желто-красных или красно-желтых (смотря по преобладанию того или другого цвета) — порода очень устойчивая, упорно передающая в потомство свои признаки даже при скрещивании с собаками совсем другого типа, в сущности представляющая две разновидности: одна — светлее окрасом (золотистая), легче сложением, очень парата и чутьиста; собака вполне стайная, прекрасно гонит всякого зверя, кроме волка, по которому гонит неохотно, пока слышит порсканье. Другая — темнее, более тяжелого и сырого сложения, ниже на ногах; пеши, ленивы и не стайны, зайца гонят неохотно, но волка гонят в одиночку; злобности необычайной; скотинники неисправимые. Главные признаки обеих: необыкновенно красивая львиная голова, тупая морда, умеренно отвислые губы, большие, тонкие, точно тряпки, закругленные, умеренно высоко посаженные уши, угрюмые темные глаза, а главное — характерный золотой окрас. Очень нарядны. Голоса б. ч. среднего регистра, без залива; у пеших встречаются довольно хорошие басы.

Маленькие зайчатницы — почти миниатюрного роста, хорошо сложенные, немножко острорылые собачки; уши закругленные, несколько толстоватые; гон тонкий, серпом, довольно длинный; масти большею частью чепрачной, красно-подпалые; у иных встречаются белые пежины, чаще всего на груди, шее и передних ногах, которые в таком случае усеяны красно-желтым горошком, группирующимся преимущественно на лапах. Тонкоголосы, стайны, средней паратости, вначале страстны, но довольно слабосильны и долговременной работы не выносят. Недурны по лисице, но с гона срывают на свежий заячий след. Есть еще порода, складом и окрасом напоминающая зайчатниц, но значительно более крупная. Эти собаки с своими широко расплывающимися красными подпалинами и белыми пежинами, усеянные горошком на конечностях, очень красивы; характерным признаком их служит присутствие лишнего пальца (иногда 2-х) на задних ногах. В стае гонят хорошо, преимущественно по козе и зайцу.

Наиболее ценной по красоте и полевым качествам и более распространенной (в помесях) является порода черных красно-подпалых, по окрасу напоминающих паратых польских, но по статям представляющих много характерных отличий. Собаки эти рослы, хотя и не достигают величины огара, ярко-блестящей черной масти, с яркими же темно-красными подпалинами и таким же подшерстком, так что при известном освещении под косым углом их блестящая черная шерсть отливает огненно-красным цветом. Иногда встречаются небольшие пежины на груди, б. ч. в виде треугольника, на передних лапах и на кончике хвоста. Сложены они необыкновенно стройно и пропорционально: могучая недлинная колодка поставлена на таких же могучих высоких ногах с круглой широкой лапой, дающей отпечаток волчьего следа. Голова сухая, пойнтериного склада, с переломом и довольно тупой мордой; глаза выпуклые, темно-карие, с большими белками, которые ясно обнаруживаются, когда собака покосит глазами в сторону. Ухо тонкое треугольное, но закругленное, довольно высоко посаженное, иногда свертывается трубкой, как у пойнтера. Грудь очень широкая, относительно гораздо шире, чем у огара, который кажется лещеватым. Гон умеренной длины, поднят кверху, почти без подвеса. Очень параты, крайне вязки (и непозывисты); поиск чрезвычайно широкий, на кругах; ищут верхним чутьем. Чутьистее и полазистее всех наших гончих. Одинаково хорошо работают стаей и в одиночку. Сильны и выносливы. Голоса тонкие, без залива. Преимущественно лисятницы; по волку непритравленные не идут, но притравленные обнаруживают мертвую злобу; по козе мало пригодны вследствие своей вязкости и непозывистости».

Читайте так же:  Чихуахуа понос кровью

К этим сведениям можно прибавить еще, что Н. А. Дублянский в «Очерке охоты в Суражском у. Черниговской губ.» говорит, что лучшие гончие приобретались в Могилевской губернии от известных охотников Галынских; но какой породы были эти гончие, — неизвестно. Ган упоминает о каких-то красных литовских гончих.

Не входя в подробности соображения касательно пород польских или, точнее, польско-русских гончих, не могу, однако, не заметить, что большинство этих пород имеет большую или меньшую примесь восточных гончих, а также различных лаек, между прочими и т. наз. лисок, напоминающих лисицу складом, псовиною и окрасом, подобно финским красным лайкам.

По всей вероятности, некоторую примесь восточных гончих или же лаек заключает в себе курляндская гончая, с коротким ухом и подшерстком, описание которой встречается только у Кишенского в его «Записках». Гончая эта «невысокого роста, но сложена очень массивно, несколько сыровато. Морда короткая и толстая, немного брылястая; череп высокий, с развитым гребнем, прилобистый; глаза черные, небольшие, часто впалые, уши недлинные, широкие, лопухом; шея с небольшим подгрудком. Колодка толстая, бочковатая; грудь очень широкая, не очень выпуклая; зад сравнительно узок и мало развит. Ноги коротковатые, круглые и толстые. Хвост мало изогнутый, почти прямой. Псовина гладкая с подшерстком. Масти бывают: черные в красных подпалинах, темно-красные (бурые) в светло-желтых подпалинах и светло-желтые под черным чепраком. Пегих гончих этой породы не бывает, и белый цвет ей не свойствен, так что белые отметины указывают на нечистокровность.

Курляндская гончая очень пешая; она несколько похожа и складом и движениями на молодого щенка — так и хочется назвать увальнем. Гонит она очень верно и обладает отличным верхним чутьем. В больших стаях курляндские гончие не особенно хороши, потому что каждая собака старается вести след и стая растягивается в линию; но для охоты с одним или двумя смычками курляндские гончие превосходны, хотя и разыскивают несколько тихо. Голоса у курляндских гончих частые и отрывистые, без залива, несколько глухие, бывают хорошие басы, но высокие дисканты попадаются редко. Собаки эти выносливы, но далеко уступают в этом отношении русским породам, они отлично гонят по зайцам и лисице, на которую злобны, но по волкам гонят только в стае и не совсем охотно — несколько побаиваются. Говорят, что они хороши по козам и лосям, что, вероятно, справедливо, ибо на их родине эти звери составляют главный предмет охоты высокородных баронов, которые и вывели породу курляндских гончих.

Кроме описанной породы, есть еще разновидность тех же гончих, которая встречается редко; складом эти собаки такие же, но отличаются окрасом псовины, которая на них желто-красноватая в мягких черных крапинах и полосах, так что они тигровой масти. Хотя я и видал несколько раз гончих этой разновидности, но ничего не знаю об их охотничьих качествах; показались они мне очень красивыми * .

* ( Кишенский говорит в «Записках» (1879), что некогда существовала порода гончих белых в мелких желтых крапинах, легкого склада и что он слыхал, что лет 50 назад существовали стаи этих собак: лет 15 назад (т. е. в 60-х годах) у него была гончая этой масти, но, вероятно, уже мешаная; она хорошо гоняла по всякому зверю. Кроме того, он упоминает о каких-то виденных два раза гончих дымчатой масти без подпалин, небольшого роста, длинноухих и, должно быть, очень пеших: их называли ему шведскими (!) гончими.)

Курляндские и большая часть польских гончих — лучшие гонцы по белой тропе, ибо с ними охотятся на родине всю зиму. Постоянная зимняя охота развила в курляндских и польских гончих способность необыкновенно верно гнать по снегу, и они гораздо вернее в стечке именно по белотропу. Мало того, в глубокие пороши они легче идут и, к удивлению неопытных охотников, нередко берут переда сравнительно с более паратыми гончими, привычными только к гоньбе по чернотропу.

Из курляндских гончих никогда не бывало стай при псовых охотах. К нам они попадают случайно и для ружейной охоты. Из помеси с костромскими выходят очень хорошие, но до крайности пешие собаки, отличные одиночки, но тоже неудобные для стай. Складом подходят более к курляндским, но делаются более подбористы и сохраняют отрывистые голоса; только немногие приобретают короткий залив, всегда с перебоем. Роста эта помесь бывает некрупного и окрас псовины сохраняет курляндский. Очень хороша для ружейной охоты. В помеси с польскими паратами курляндские дают, говорят, хорошие результаты, но через несколько поколений, что понятно: эти породы слишком различны и по паратости и складу, и, вероятно, первые поколения дают собак различного склада и качества. Курляндские русские пешие и польские тяжелые самые пригодные для заразистых больших лесов с небольшими перемычками; польские тяжелые скоро тут устают, а костромские годны только привычные, да и те часто ушибаются; английские же совершенно не годятся». Курляндские гончие так же хорошо выносят холод, как костромские.

Зотов в своих «Воспоминаниях» * говорит о каких-то местных — крымских, т. е. татарских, гончих, а именно, что он «предпочитает держать местных собак, которые происходили от известной когда-то породы кокташских мурз Ширинских. Они имели то преимущество перед польскими, что предпочитали козу всякому другому зверю, лучше гоняли по зайцу, не особенно увлекаясь лисицею, по крайней мере не настолько, чтобы бросить для нее козу, как это делали иногда первые, но, что важнее всего, совершенно равнодушно относились к барсуку. Так как они были не то что быстрее, но более привычны или приспособлены от природы к гористой местности, то вскоре они опережали первых. » Далее он говорит, что у мурзанов горной части Феодосийского уезда тоже были хорошие (местные?) собаки. По справкам, однако, выходит, что в Крыму будто бы нет особой породы гончих, а есть только польские и помесь их с английскими; вероятно, найдутся и англо-русские. Надо полагать, что гончие Ширинского тоже какая-нибудь вполне акклиматизировавшаяся порода польских собак, и нет никакого основания считать их за настоящих татарских, т. е. костромских. Во всяком случае, обращаем на них внимание крымских охотников.

* ( «Охота в Крыму». — «Природа и охота», 1884, X, 32, 35.)

На выставках, сколько известно, не было никаких несомненно польских и курляндских гончих, за исключением немногих довольно типичных представителей польских тяжелых.

Эстонская гончая – это охотничья собака с острым умом и прекрасным внешним видом. Любителям активного времяпрепровождения она придется по душе.

Содержание

Описание породы эстонская гончая

Популярность эстонской гончей: 95 место среди 255 пород собак

Продолжительность жизни

  • 12-15 лет
    • кобели: 45-52 см
    • суки: 42-49 см
    • кобели: 15-25 кг
    • суки: 10-20 кг

    Группа породы

  • Гончие
  • Средняя цена

  • 15-30 тысяч рублей
  • Страна происхождения

  • Эстония
  • Характеристика породы эстонская гончая

    Плюсы и минусы

  • выносливость, способность преодолевать большие расстояния;
  • общительность, дружелюбный характер;
  • доброе отношение к детям;
  • уживчивость с другими домашними питомцами;
  • опрятность;
  • сообразительность, высокий интеллект;
  • хорошие сторожевые качества.
  • необходимость частых пеших прогулок;
  • невозможность круглогодичного содержания в вольере;
  • излишняя возбудимость;
  • невысокая популярность породы.
  • Ключевые факты

    Любой охотник мечтает иметь неутомимую, быструю и умную собаку. Это отлично совпадает с характеристикой породы эстонская гончая, не уступающей в работе борзым и пегим представителям. А благодаря небольшому размеру и весу иногда ей нет равных в преодолении всевозможных препятствий. Эта красивая, озорная собака пользуется популярностью не только у охотников. Часто представители породы живут дома, превращаясь в членов семьи.

    Готовая на все ради хозяина, ласковая, дружелюбная эстонская гончая становится отличным другом. При всей игривости и подвижности ее нельзя назвать назойливой. В домашних условиях питомец хорошо понимает границы поведения, мирно сосуществуя рядом с другими животными. К детям собака очень терпима, опасности для них не несет.

    Содержать представителей этой породы просто. Они неприхотливы, чистоплотны, мало линяют. В зимний период их следует держать в отапливаемых помещениях, для теплого времени года им достаточно вольера. Продолжительность жизни эстонской гончей большая, в среднем 12-14 лет.

    Рост самок и самцов отличается. Кобель крупнее, с ярко выраженными мускулами. Сука ниже высотой в холке, аккуратнее по телосложению. Сокращенное название породы – эстонец или эстонка. Несмотря на очевидную страну происхождения, описание породы эстонская гончая предлагает давать клички истинно русские, с уклоном на охотничьи традиции.

    История происхождения эстонской гончей

    За разведение гончих в Эстонии взялись в 50-е годы XIX века. Сначала скрещивали русских и польских охотничьих представителей, затем стали экспериментировать с питомцами, привезенными из Англии. Такое смешение привело к появлению русско-польских, русско-английских пород, распространенных на территории Прибалтики.

    Ситуация изменилась в 1934 году, когда на смену старым правилам ведения охоты пришли новые. Они были необходимы из-за резкого сокращения популяции отдельных видов животных. Так, например, численность косуль находилась на грани полного вымирания.

    По введенным требованиям использовать собак разрешалось при охоте только на среднего или мелкого пушного зверя. Гончей предполагалось быть небольшой, в холке не выше 45 см. Вот тогда начался активный процесс по выведению породы, обладающей невысоким ростом и превосходными рабочими качествами. Кинолог из Прибалтики Сергей Смелков возглавил эту работу, длившуюся два десятилетия и приведшую к созданию охотничьих собак нового вида.

    Специалисты приступили к скрещиванию английского бигля с самыми низкорослыми породами местных собак. Селекционеры считали важным сохранить не только небольшой размер. Внешние данные охотника на зайцев очень их привлекали благодаря сильным плотным лапам, которые подходили для малоснежных прибалтийских зим. Легконогие собаки плохо справлялись с охотничьими тропами, которые становились твердыми как камень.

    К сожалению, не все качества бигля устраивали Смелкова. У английской породы голос грубый, глухой, инстинкт преследования формируется достаточно поздно, а скорость преследования зверя невелика. Это побудило эстонского кинолога обратить внимание на швейцарскую гончую. Хотя ее лапы не были достаточно крепкими, она обладала звонким голосом и рано начинала работать по зверю.

    Существуют интересные факты о том, что в результате селекционных работ по выведению низкорослых особей появились достаточно крупные породы собак ростом 52-60 см. Да и сама эстонка в начале 40 годов прошлого века была разнотипна.

    В 1947 году все пятнадцать республик СССР обязали представить собственную породу собак. В Эстонии к тому времени насчитывалось свыше 800 гончих, ставших результатом смешения представителей эстонской, английской и швейцарской линии. В 1954 году 48 из них приняли участие в охоте на пушного зверя. Специальная комиссия от Минсельхоза СССР следила за процессом, затем признала новую породу, по стране происхождения названную эстонской гончей.

    Сейчас они пользуются популярностью в странах Балтии, на территории России, Финляндии. Несмотря на это, Международная кинологическая федерация в силу объективных причин отказывается признавать породу. Вместе с тем ее в стандарт, принятый в 1959 году, были внесены небольшие изменения, связанные с окрасом.

    Как и все гончие, представляет собой результат метизации фоксхаунда с аборигенными и некоторыми другими породами гончих.

    В конце XIX в. в России в различных охотах более или менее успешно использовали стаи английских, русско-французских, русско-польских, русско-англофранцузских и т. п. гончих. Все они создавались за счет направленной метизации аборигенных пород гончих — в первую очередь прямогонных и костромских — с собаками, привозившимися из Европы. К середине нашего века гончие, сформировавшиеся на базе этих собак, получили в России название англо-русских. Возможно, этому способствовало установление в стандарте этой породы пегого окраса, типичного для фоксхаунда. Помимо того, именно тип фоксхаунда чаще всего встречался среди них. И в наши дни англо-русская гончая, в происхождении которой принимали участие многие породы собак, не только сохранилась, пройдя через все войны и революции, но и очень близка к фоксхаунду по своему внешнему виду и рабочим качествам. Дело в том, что остальные породы гончих, использовавшиеся при создании русской пегой — прежде всего французских и польских — вели в чистоте значительно меньшее время, нежели фоксхаунда. Соответственно, их породные признаки оказались не столь закреплены и при метизации исчезали, в отличие от качеств фоксхаунда.

    К сожалению, с 1947 года англо-русская гончая все чаще именуется русской пегой. Конечно, уже несколько десятилетий эти собаки ведутся изолированно от фоксхаунда, что позволяет говорить о существовании самостоятельных линий или выделяющихся пород в пределах семейства фоксхаунда. Тот путь, который избрали французские заводчики гончих, называющие свои породы, созданные метизацией с фоксхаундом, англофранцузскими гончими, представляется более корректным. Но так или иначе, типичные фоксхаунды, в полном соответствии с законами биологии, продолжают появляться среди русских пегих гончих, что не мешает этим собакам прекрасно работать и доставлять своим владельцам истинное удовольствие на охоте.

    Все оказалось взаимосвязанным: этот недостаток пегой гончей — периодическое выщепление собак предкового типа, свидетельствующий о ее недавнем гибридном происхождении, привлекает к ней охотников: как и все менее кровные собаки, пегие выносливы, крепки здоровьем и духом, проще в выращивании — словом, менее прихотливы, чем русские гончие. В работе же разница между ними не столь велика. Они более привязчивы, чем русские гончий и обладают сильными музыкальными голосами. В то же время многим охотникам кажется, что их гон более ровен и тягуч, нежели у русской гончей — то есть собака не так четко передает голосом фазы преследования зверя. В то же время надо учитывать, что упомянутые межпородные различия — скорее впечатление. Факт в том, что прекрасные работники встречаются среди представителей обеих пород.

    Сложение — крепкое, умеренно высоконогое, умеренно широкотелое.

    Рост — средний и выше: кобели 58-68 см, суки 55-65 см.

    Общий вид — рослая гладкошерстная гончая типа фоксхаунда, массивная, костистая, близкого к квадратному формата. Колодка широкая, мощная, спина широкая средней длины для гончей, круп слабонаклонный, грудная клетка слабовыпуклая, объемистая, живот подобран. Конечности, типичные для гончей, широкого прямого параллельного постава.

    Голова — крупная относительно размеров корпуса. Черепная часть с умеренно выраженным затылочным бугром, невыраженным теменным гребнем, умеренно развитыми скуловыми и надбровными дугами. Переход к морде отчетливый, но не крутой. Морда незначительно уже черепной части, прямоугольного закругленного обреза, с плотно прилегающими брылями, незаостренная. Глаза фронтального постава, с косым разрезом век, средней величины, темные.

    Уши — висячие с треугольной закругленной вершиной, основание может быть слегка приподнято или слабо свернуто. Посажены высоко.

    Хвост — посажен почти на уровне спины, средней длины, в движении загнут вверх.

    Волосяной покров — укороченный, упругий, плотно прилегающий, более длинный на корпусе и конечностях. Подшерсток развит.

    Окрас — пегий: черно-пегий в румянах, серо-пегий в румянах или багряно-пегий. Конечности и живот всегда белые.

    Похожие статьи:

    Аляскинский маламут или сибирский хаски

    Аляскинского маламута и сибирского хаски вывели в северных широтах, их использовали, прежде всего, в качестве ездовых. Родиной первых является Аляска, вторых – Сибирь. За счет суровых условий в их родных

    Отзывы о породе кане-корсо

    Отзыв кане корсо — порода интересная. по сравнению с другими породами обладает, если можно так сказать харизмой. собака явно не для людей преклонного возраста, т.к. требует наличия у владельца физической

    Бои алано

    Описание породы алано Алано или, как их еще называют, испанские бульдоги, это собаки довольно крупных размеров, относящихся к молоссам. Выведены эти собаки были племенами алано, за что и приобрели свое